artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

О фильме "Викинг". Типа рецензии.

Сподобился наконец посмотреть этот сравнительно свежий отечественный исторический блокбастер.

Как ни удивительно, впечатление лучше, чем ожидал (потому что ожидал, что вообще будет беспросветное нагромождение идиотизмов).

Но главный вопрос не только что остался, но и усугубился. И главный вопрос — это, конечно, «С хрена бы викинг?»

Ну не называли так скандинавов в наших землях. Они и сами так себя не называли, вот именно те, которые сюда приходили. Или «варяги» (вероятно, от «варинга», воина) — или специфически «русь» те, которые с Руслагена в восточной части Швеции. То есть, изначально что-то вроде Rother (с этим связано и английское row – грести) как «гребля», а вообще — образ жизни, «флот», можно сказать. Вот собирательно все корабли, персонал, оперативные базы. Ну и через посредничество финнского - «русь».

«Викингами» же называли себя обитатели Западной Скандинавии. И по наиболее убедительной версии — от «вик»: «бухта», «фьорд» (отсюда и Рейкьявик). В восточной же части Скандинавии — просто не было фьордов (и сейчас не завезли), поэтому тамошние головорезы не называли себя «викингами».

Да строго говоря, это слово вообще стало популярным где-то веке в девятнадцатом, на фоне общего повышения интереса к исторической литературе. А в хрониках оно мелькает редко. Чаще этих ребят называли «норманнами», в Англии - «данами» (причём и норвежцев тоже), ну а в славянских землях - «варягами».

Почему фильм не назвали «Варяг»? В рассчёте на забугорный прокат? Там там, скорее, возникнет путаница с уже имеющимися (неоднократно») «Викингами». Притом, что в английском есть слово, обозначающее исторических варягов из русских летописей. Varangian. Да, не такое известное, как viking – но зато была бы некая оригинальность, некий шарм.

Или не хотели путаницы с моим аватарным крейсером? Ну, как-то, наверное, можно было этого избежать. Но, ей-богу, несуразно смотрится «викинг» и в названии, и в самом фильме, где тоже звучит это слово. Ну, всё равно, как если б в фильме про Александра Невского ливонских рыцарей «фрицами» обзывали.

Однако ж, в дополнение к этому вопросу, «С хрена бы «викинг»?», возникает и другой: «Кто именно там викинг?» То ли Владимир (которого даже и «варягом» с очень большой натяжкой можно назвать, пусть Рюриковичи и имели скандинавское происхождение) — то ли Свенельд, который занимает довольно значительное место в фильме?

Значительно — но, на самом деле, какое-то непонятное.

Да, это, можно считать, исторический персонаж, неоднократно упоминаемый в Повести Временных Лет (притом, что историчность ПВЛ в ряде отношений — вопрос дискуссионный).

Свенельд был очень влиятельным человеком ещё при Игоре, дедушке Владимира. И косвенно стал причиной его смерти. Поскольку имел собственную дружину, и его отроки (пацаны по-современному) одевались в самые модные шмотки, кушали с серебра, а княжьи бойцы, глядя на это, начали терзаться комплексом неполноценности.

И вот Игорю пришлось нагрянуть к древлянам, чтобы собрать мал-мало бабла для своих отроков, а потом он решил вернуться с малой дружиной, чтобы, очевидно, устроить внезапную проверку того, что древляне заныкали — а они его мочканули.

Потом Свенельд был ближайшим военным советником Ольги и Святослава, когда тот подрос. Но вот так случилось, что Святослав, возвращаясь из дунайского похода, с малой дружиной влетел на днепровских порогах в печенежскую засаду, где и погиб, а Свенельда там не было.

После смерти Святослава его сыновья распределили административные полномочия. Ярополк сел в Киеве, Олег у древлян, Владимир, сын Ольгиной ключницы, то есть, в каком-то роде байстрюк, - в Новгороде.

Свенельд, естественно, остался в Киеве при Ярополке. И в полной мере сохранил своё влияние. А когда однажды его сын Лют, охотясь, забрёл в земли Олега, повздорил с ним в лесу и был убит — Свенельд стал склонять Ярополка к тому, что тот пошёл войной на брата, желая отомстить за сына.

В конце концов своего добился, Ярополк выдвинулся, а Олег, стремясь укрыться в крепости Овруче, свалился с моста, вместе с другими воинами, и погиб. Видимо, Ярополк очень близко был.

Тот же, найдя тело брата, огорчился и упрекнул Свенельда: «Этого же ты хотел?» Поскольку сам он, даже объявив войну, вероятно, не хотел смерти брата. Так бывает. Умирать — это работа солдат. А правители могут воевать просто для того, чтобы улучшить свою позицию для переговоров, а не для того, чтобы уничтожить противника.

Свенельд после этого не упоминается. Возможно, он угодил в опалу и отдалился от дел, а возможно, в скором времени просто умер от старости. Он довольно пожилой человек к тому времени должен был быть.

Так излагает эту историю ПВЛ, и сложно сказать, правда это или нет, но выглядит достаточно правдоподобно и логично. Более правдоподобно, чем байка про то, как хитрые белгородцы, осаждённые печенегами, обманули наивных детей степи, продемонстрировав якобы неисчерпаемый колодец с похлёбкой, которую сами туда поместили.

В фильме решили не искать простых путей вроде следования сюжету ПВЛ, а переосмыслить позиции и роли исторических персонажей.

Свенельд в фильме выступает, с одной стороны, рассказчиком, с другой — значительным действующим лицом. И тут есть некоторый диссонанс, поскольку рассказчиком обычно назначается какой-то более-менее приличный чел, которому хочется доверять. Свенельд же — ведёт себя как довольно большая сволочь и временами — как циничный маньяк.

Но не это главное противоречие в его фигуре и всём, что связано с ним. В фильме, хотя говорится о том, что прежде он служил Святославу, его почему-то делают советником Олега. И он даже мотивирует, почему пошёл именно к нему: потому что тот «бешеный», а значит, рядом должен быть разумный многоопытный муж, способный сдерживать пагубные княжьи порывы.

Но почему-то не сдерживает. Вполне себе позволяет Олегу убить человека Ярополка, когда две охотничьи партии повздорили из-за добычи в лесу. И когда они выезжают на край леса и тотчас напарываются на самого Ярополка со свитой (сюрприз!), Свенельд тоже никак не мешает Олегу нахамить старшему брату вместо того, чтобы извиниться за инцидент.

После чего Олег решает смотаться, почему-то, в Полоцк. Хотя у него свои города есть, тот же Овруч (показанный, к слову, на карте в начале фильма). А в Полоцке тогда правил очень серьёзный варяжский мужчина (но не родич Рюриковичам) по имени Рогволд. И он, конечно, старался дружить с князьями, но, вообще-то, сам себе был суверен. Полоцк — это важный город на Днепровском пути. Его властитель — мог чувствовать себя довольно уверенно, а не превращать свою крепость в проходной двор для бегающих друг за другом Рюриковичей.

Так или иначе, Олег, желая укрыться почему-то в Полоцке, а не Овруче, падает с моста и погибает. А пришедший вслед за ним Ярополк прямо в хоромах Рогволда устраивает судилище над Свенельдом за то, что «не уберёг брата». Отчего, конечно, хочется сказать: «Какого хрена?»

Но подобное побуждение, сказать «Какого хрена?» - бывало часто при просмотре фильма.

Когда Свенельд, как бы осуждённый на смерть, умудряется в последний момент убрать голову с плахи, порубать палачей, и Рогволд говорит: «Два раза казнить не положено», а Ярополк соглашается.

Ну, вообще-то, традиция бывала, в разные времена, в разных странах, что если верёвка при повешении оборвалась или после расстрела выжил чел — то на «бис» действительно не исполняли. Типа, не судьба, значит, а её гневить грех. Но когда осуждённый оказывает активное противодействие? Да замечательно: вырвал у охранника автомат, покрошил всех, и - «он избежал казни, и второй раз нельзя». Ну бред же.

То же самое, «какого хрена?» хочется сказать, когда Свенельд становится наставником Владимира, вернувшегося из-за моря с варяжской дружиной. Вообще-то, наставником Владимира был боярин Добрыня, брат его матери и прототип Добрыни Никитича из былин.

«Какого хрена?» просится на язык и тогда, когда Владимир, подступив к Полоцку сначала на правах гостя, оставаясь снаружи — пикируется с Рогнедой, стоящей на городской стене. И когда она громогласно обзывает его «сыном рабыни» - тогда прямо сходу люди Владимира начинают штурм.

Ну, вообще-то, есть некоторая разница — то ли ты подходишь к городу с мирными намерениями и одной лишь свитой, пребывая пока что в хороших отношениях с его правителем, то ли обкладываешь его войсками со всякими осадными машинами — но тогда твои намерения трудно трактовать как однозначно мирные. Если же ты пришёл как гость, без этих всяких «пороков» и прочих требушетов, то тебя пускают в ворота, привечают в тереме, за стол сажают — и только тогда вы можете поругаться. Но чтобы гость стоял за воротами, а хозяева на стене, и перекрикивались как бутырские арестанты со своими жёнами?

По ПВЛ Владимир сам и не заявлялся сначала в Полоцк, а направил послов свататься. И Рогнеда, дочка Рогволда, действительно будто бы сказала: «Не буду робичу сапоги снимать» (То есть, не пойду в жёны к сыну рабыни). Вероятно, она, как и её папа, рассчитывали на династийный союз с Ярополком и были уверены в своих силах.

Разумеется, для Владимира это было очень серьёзное оскорбление, которое нельзя оставить просто так. Тем более, что Полоцк был по пути, на Днепре, и его всё равно надо было взять так или иначе по дороге в Киев. Если не женитьбой с Рогнедой — то войной, значит.

В ходе битвы порадовала фраза: «Они готовят берсерка!»

Блин, безусловно, у скандинавов было понятие «берсерка». Воина, который, возможно, находясь под веществами (мухоморы) бросался в гущу врагов, не имея страха, не чувствуя боли, исполненный боевой ярости. Как этакое шоковое военное средство.

Но вот в новейшее время из этого какой-то культ нездоровый раздули (благодаря игрушкам, в том числе). Берсерк — это всё-таки не тактическая ядерная ракета. Их применение имело смысл, скажем, когда воины спрыгивают с драккара на пляж, где их уже ждут — чтобы сразу внести смятение в ряды противника, переломить ситуацию (ибо иначе — попробуй навались на стену копий, медленно наступая на неё). Или — при внезапных атаках с тыла/фланга. Но выпускать из ворот одиночного берсерка против толпы осаждающих? Да его просто расстреляют из луков — и делу конец. Поэтому «готовят берсерка» - звучит примерно так же, как «заправляют керосином дракона».

Между тем, Владимира самого, в каком-то роде, «подготовили как берсерка», наскоро. Накачали каким-то зельем, от которого он, однако, вовсе не обрёл никаких боевых способностей, а напротив, утратил вестибуляцию и чёткость зрения. Но, вероятно, повысил либидо. Такая вот странная виагра.

И это было нужно, очевидно, только для того, чтобы он изнасиловал Рогнеду. «Чтобы ты стал одним из нас», как сказал Свенельд. В смысле, викингом? Но он не один из них. Он — конунг. И уж точно не порноактёр, ублажающий их взоры всякими интересными зрелищами.

На самом деле, это спорный вопрос, насиловал ли Владимир Рогнеду. В ПВЛ сказано лишь, что он убил её отца (Рогволда) и братьев, а её взял в жёны. Но это могло подразумевать и то, что они погибли в бою.

Тема демонстративно циничного изнасилования Рогнеды на глазах у родителей — всплывает только в Суздальском варианте Лаврентьевской летописи, и много лет спустя, в записи за 1128 год (взятие Полоцка и Рогнеды — 980). И упоминается как объяснение тому, почему полоцкие князья (идущие от Изяслава, сына Рогнеды и Владимира) держатся особняком от прочих Рюриковичей. И это могла быть позднейшая полоцкая пропаганда.

Но могло быть и реально. Ведь само собой разумеется, что любые благородные князья в период становления аристократии — это просто бандосы, которые делят подкрышные территории. И живут они по вполне себе уголовным понятиям. В этом смысле родоначальники Киевской Руси (как и любого другого феодального государства) ничем не отличались от бандитов девяностых (кроме, разве лишь, того, что читали в детстве ещё меньше книжек и не носили алый галстук на шейке).

А по понятиям — да, это допустимо и даже требуется, что если какая-то дерзкая сучка тебе так нахамила, «робичем» назвала (что тогда и похуже «петуха» могло быть) — то нужно её образцово наказать. Изнасилование — как вариант. Не похоти ради, а во имя торжества справедливости.

То есть, я сам так не считаю, что изнасилование барышни хоть при каких-то условиях оправдано. Ладно, там, ещё ремнём по заднице отходить какую-то особо нахальную чертовку. Но секс, в моём разумении, это такая штука, которую насильственный доступ может лишь опошлить. Если ты не делаешь этого с барышней по согласию, а просто внедряешься в неё, как она бы вовсе не могла дать согласия — фактически ты низводишь её до ранга животного. Но таким образом и себя — до ранга зоофила. Такова моя философия.

Но в уголовной этике может считаться приемлемым «изнасилование как наказание». Поэтому неверно популярное заблуждение, что будто если ты влетаешь на зону за износ — то обязательно опустят. Там проводят чёткое разграничение. Одно дело чмошник, который насильничал девчонок просто потому, что не дают. Такому - может прийтись несладко. Ибо подразумевается, что у нормального здорового парня, когда он не лох, нет надобности насиловать девчонок, у него и так с ними всё в порядке. Другое дело — чёткий пацан, который решил наказать конкретную шалаву за конкретную грубость или подставу. А вообще, если говорить честно, уголовная этика определяется прежде всего тем, насколько велика вероятность получить заточку в горло в ответ на наезд.

Ну и древнерусская эта братва — да, в целом руководствовалась теми же понятиями. Что если тёлка зарвавшаяся тебе такого наговорила (сватам твоим) — то вот надо показать ей, кто тут «робич». Более того, та запись в Лаврентьевской летописи утверждает, что сделать это с Рогнедой Владимиру (тогда ещё тинейджеру) велел его дядя и наставник, Добрыня. И в это можно поверить. Типа, «Ты такого прощать не имеешь права, ты должен её покарать и поставить на место, чтобы все знали и видели, что бывает с теми, кто тебе хамит». Но вовсе не для того, чтобы своих наёмных вояк развлечь эротическим зрелищем, чтобы они считали тебя «своим в доску парнем».

Вообще, из этой истории Владимира и Рогнеды — можно было сделать неплохую такую драматическую линию. Хитросплетение и противоборство любви и ненависти. А получилось...

Помяну ещё раз свою любимую «Трою» (я действительно люблю этот фильм и считаю очень сильно недооцененным) — так вот там линия Ахилла и Брисеи реально драматичная и наряжённая, напружиненная страстью (не рекомендуется, правда, смотреть лицензионные переводы, поскольку они там просто не понимают, чтО говорится). А здесь, в «Викинге»... ну вот не то. Сильно не то.

Из одной только истории, как Рогнеда пыталась зарезать Владимира (уже много лет спустя), и за неё вступился малолетний Изяслав, тоже пытался с мечом на отца броситься, защищая мать, а Владимир так умилился, что услал их в Полоцк — можно было бы отличную драму сделать. Так, чтоб зрители плакали навзрыд.

Нет, в фильме Рогнеда-то бросается на Владимира с ножом (два раза, причём), но второй раз — будто бы потому (насколько я понял), что хочет принести его в жертву языческим богам ради снятия печенежской осады. То есть, такая религиозная маньячка. И это воспринимается как какая-то дурь. Нет, жертвы-то приносили. Но не в формате: «А зарежу теперь уже любимого муженька на супружеском ложе, а вы, боги, примите как есть».

Даже в отмороженных ритуалах — важна была именно ритуальность, соблюдение канонов. Иначе — этак всякое убийство можно обставить как жертвоприношение. «Я с первого взгляда проникся симпатией к этому прохожему, поэтому решил принести его в жертву как нечто дорогое, ради общего блага. Да, его кошелёк я тоже собирался в жертву принести — в речку бросить. Не донёс просто».

Ну и по мелочи, конечно, много можно найти нестыковок, глупостей, прямо-то маразмов. Иногда и не понимаешь: зачем отходили от ПВЛ? Ну да, никто не может поручиться за то, что там всё описано точно так, как было (тут за современные-то СМИ в этом поручиться нельзя, и не только в России). Но там была всё же логика — или добросовестная попытка её воссоздать.

Скажем, почему Ярополк, защищаясь от Владимира, оставил Киев и переместился в малую крепость Роден? По ПВЛ — потому, что его доверенный воевода Блуд (опрометчиво, конечно, делать конфидентом человека с таким именем), запродавшись Владимиру, убедил Ярополка, что киевляне спят и видят, как бы поднять мятеж и открыть ворота, а потому оставаться просто опасно. Ну Ярополк и свалил, как Янукович. Так это было или нет — неясно, но тут есть логика. Огромный город, где тебя от толпы никакая стража не спасёт, и если тебя там ненавидят жители — надо бежать.

Почему в фильме Ярополк оставил хорошо укреплённый Киев и Владимир зашёл туда без боя? А вот просто так. Скучно сидеть в столице стало Ярополку. Ну ладно: войска пошёл собирать по городам и весям. Каковое занятие, конечно же, нельзя доверить никому из бояр-воевод, а Киев — обязательно нужно оставить совсем без войск. Ведь и правда: зачем нужны эти крепостные гарнизоны? Одна морока с ними.

Ну, батальные сцены (в плане понимания тактики) — это, конечно, отдельная песня. Апофеоз — феерическая атака печенежской конницы на кораблях, пущенных с горы. То есть, при осаде Корсуни те корабли сначала затащили на гору (все так обычно делают, это ж так просто), а как накатили печенеги да пошёл дождик, грунт размочил (минут за пять), — оседлали русичи те корабли да на них и проехались по супостату.

Ладно, я не буду вдаваться в саму по себе такую техническую возможность. Предположим, это были очень прочные корабли, способные выдержать скоростной спуск с горы по грязи. Но вот чего, бога ради, ты добьёшься этим? Это ж тебе не греческая фаланга, для которой строй - это всё, и нарушив его, прорезав — можешь получить значительное преимущество. Тут — лёгкая стрелковая конница. Она что, не сумеет увернуться от твоих корабликов? Да ты добьёшься только того, что твои эти «штурмовые группы» на кораблях окажутся окружены той конницей и под градом стрел со всех сторон.

Также странновато смотрится эпизод, где Ирина, гречанка, жена Ярополка, читает надпись на цацке по гречески — а потом ей приходится минут пять просвещать Владимира на тему того, как в алфавите звуки передаются буквами.

Ну, возможно (и даже скорее всего) Владимир Святославич был не очень начитанным юношей. В отличие от своего сынка Ярослава «Мудрого», который сызмальства любил книжки, особенно политические детективы в мягких обложках, почему и додумался до того, чтобы грохнуть Бориса и Глеба, подставив при этом Святополка.

Но невозможно поверить, чтобы хоть какой-то Рюрикович в конце десятого века был незнаком с концепцией письменности как таковой и не знал, что есть свой алфавит у ромеев. Это после столетий-то, к тому времени, культурных контактов с Византией, когда уж кучу договоров назаключали с греками, и на их языке, и на древнерусском кириллицей. А тут впечатление именно такое, что как в афишу коза смотрит и дивится: «Ой, а это, оказывается, буковки? И они какие-то слова означают?»

К слову, и сама история с Ириной, как она представлена в фильме, - ну, менее комплиментарна для Владимира, нежели то значится в ПВЛ. Тут получается, что Ярополк отослал её от войны подальше, а люди Владимира перехватили и фактически использовали как заложницу, чтобы выманить Ярополка на встречу, где и замочили.

И «выманить, чтобы замочить» - это-то правда (ну, согласно ПВЛ). Но беременную жену его как заложницу и приманку всё-таки не использовали. Просто, тот же воевода Блуд убедил Ярополка, что надо прийти на встречу, а там варяги на мечи под рёбра и подняли. И в летописи, замечу, не говорится, что Владимир, сотворив такое с любимым старшим братиком, тотчас бросился обнимать его бездыханное тело и рыдать, мол, кто ж тебя так-то, родной ты мой? Тут его поведение — выглядит несколько шизофреничным. Кто, кто? Да твои подручные по твоему плану.

Ладно б ещё сделали так, что Владимир будто бы реально только поговорить с Ярополком хотел, а тот же Свенельд свою игру повёл и замочил. Но ведь нет же этого.

Ну и таких придирок и по историзму, и по здравому смыслу — можно, конечно, море разливанное набрать. Однако ж, и довольно.

С другой стороны, вот я у других рецензентов видел такую придирку, что в фильме говорят зачастую каким-то слишком современным языком, а не «как в старину».

Что тут сказать? Во все времена люди в естественной живой речи — пользуются тем, что на данный момент является разговорным языком. Другое дело, что впоследствии некоторые слова и выражения утрачивают повседневную актуальность, становятся архаизмами и могут восприниматься как элементы «высокого штиля».

В целом же, в любой момент времени в будничном общении люди, даже тысячу лет назад, не «говорят, как в старину». Потому что они просто не знают, что они «в старине». И потому, я считаю, что это вполне нормально и адекватно, простецкую (или даже не очень простецкую) «древнюю» речь передавать средствами современного разговорного языка. Безо всяких этих «гой еси, исполать тебе» (если, конечно, речь не идёт о каком-нибудь попаданце, который провалился во времени и оказался среди людей, изъясняющихся еле-еле знакомыми ему словами; но для них-то — это вполне обычные слова).

Тут даже у Толкиена есть персонажи (Гэндальф, эльфийские владыки, прочие бессмертные ребята), которые изъясняются велеречиво и высокопарно (потому что лет так тысячу назад устали следить за переменами в молодёжном сленге), а те же хоббиты — говорят вполне обыденно (а орки — так и вовсе с закосом под криминальное арго).

И, скажем, в «Игре престолов» может звучать не только что разговорный язык, не только что сленг, но они там матерятся (факают) только в путь, даже аристократы, даже Тирион Ланнистер, который, вообще-то, на таком довольно литературном британском изъясняется. Но было бы странно, если б ту же манеру имели какие-то ребята попроще. Нет, они просто матерятся через слово.

Но вместе с тем, что довольно тонкая стилистическая задача, когда произведение о реальной старине или это фэнтази с закосом под «средневековщину» - нужно избегать слов, которые совершенно явно ассоциируются в данном языке с гораздо более поздним временем.

Вот в английском тексте (или фильме) про какие-то древние дела — совершенно естественно смотрятся слова «армия», «генерал», «капитан». Потому что они вошли (из французского, естественно) где-то веке в 12-13. Они давно стали родными, как всегда в языке были. Поэтому там — вполне нормально обозвать римского легата general. Ибо — это основное слова для значения «полководец» (ну и мы в русском уже не обращаем внимания на то, что «полк» - германизм, потому что это такой германизм, который был заимствован славянами от готов, веке во втором нашей эры).

Но в русском слова «армия», «генерал», «капитан» - совершенно чётко ассоциируются с периодом не раньше 18 века. Поэтому, когда встречаются в речи персонажей фильмов про гораздо более глубокую древность — режет слух. И я не против заимствований, естественно, - я просто за то, чтобы использовать слова сообразно изображаемой эпохе.

При этом не надо нагружать речь простых людей в обычном общении словами вроде «рать», «ратник» - но есть «войско», «воин». Что уместнее будет, нежели «армия» или «солдат», в антураже 10-го века.

И вот в этом фильме, «Викинг», слава богу, не звучат слова «генерал» или «солдат», но «армия» - звучит несколько раз. И это режет слух.

Но почему ещё могла показаться неестественной речь там — так это потому, рискну предположить, что он являет собой яркий образчик неповторимой школы русского дубляжа. Сначала блестяще отточенной на уродовании голливудских фильмов (отчего после русской озвучки даже при достойном переводе они превращались в унылое говно) — а потом приложенной и к отечественной продукции.

Я, честно, не знаю, какими усилиями режиссёра, звукооператора и всех прочих задействованных лиц достигается такой ошеломительный эффект ненатуральности, фальшивости при наложении голоса (того же самого актёра, в данном случае). Нет, в губы-то попадание стопроцентное — но и только.

Иногда бывает мысль, что актёрам сначала дают озвучивать реплики, а потом только дозволяют ознакомиться со сценарием и даже сняться в сценах. Иначе трудно объяснить, почему так уёбищно звучат те реплики. Ну а уж «фоновые» шумы, вроде всяких вскриков-лязгов при битве — это точно наследие дубляжа Голливуда нашими умельцами, которые, кажется, просто понятия не имеют, какая плотность звука бывает в оригинале или даже в добротных старых советско-российских фильмах. Им всё кажется, что достаточно пары-тройки выкриков — и всё, атмосфера создана.

Ещё претензия к фильму может быть такая, что хотя не известно, изнасиловал ли князь Владимир, будучи ещё тинейджером, Рогнеду, но известно, что он был тот ещё бабник. Три только официальные жены — и восемьсот наложниц, по табуну в каждом городе, где он мог остановиться. То есть, месье знал толк в разврате. И до, и после Крещения.

Отсюда можно вывести, что и в молодости он тоже не дурак был перепихнуться. И на этой почве можно было бы гораздо больше сделать сцен, интересных молодёжи, возбуждающей её интерес к истории. Но вот как-то не раскрыли тему.

Да вообще сюжет довольно скомканный, где в чуть ли не год повествования впихнули события по меньшей мере двух десятков лет. От взятия Полоцка и Рогнеды — до Крещения.

С другой стороны, судя по отзывам, я ожидал, что в фильме будет гораздо большая езда по ушам на тему Православия и воцерковления. Но нет — это довольно умеренно.

Не сказать, что как-то очень сильно раскрыто преображение Владимира (какое есть по задумке) — но по крайней мере елейщиной фильм не сочится.

Ну, есть немножко философии в диспутах со Свенельдом, носителем языческой воинствующей идеологии. Каковой Свенельд всё талдычит: «Люди не меняются» (подразумевая, что Владимир — пример обратного, когда он-то изменился).

Да, для матёрого вояки — конечно, это очень естественно говорить: «Люди не меняются». Когда он видел сотни зелёных новичков, через несколько лет становившихся матёрыми головорезами. И видел матёрых головорезов, которые то ли съезжали крышей до полной невменяемости, то ли уставали от насилия, стремились найти какую-то более спокойную жизнь.

Но в целом, как ни странно, фильма — смотрибельная. По крайней мере, Козловский здесь — ну не такой деревянный, как в тоже недавнем «блокбастере» «Экипаж» (там, впрочем, деревянные абсолютно все, диалоги идиотские абсолютно все, и плохо абсолютно всё).

Козловский — он же в принципе неплохой актёр. А Суханов — так вовсе гениальный. И здесь они хоть как-то — но смогли раскрыться.

Назвать этот фильм «шедевром» - да боже упаси. Да лажа, конечно, большей частью. Но всё-таки похвальным можно считать каждый случай, когда российский кинематограф обращается к «старине глубокой». Вот когда б не только к российской и когда бы вовсе без «духовно-скрепного» пафоса — так ещё бы лучше.

Да, а если расстрелять децибелами навылет ответственных за озвучку — так вовсе цены бы не было.

Но с другой стороны, не так давно довелось посмотреть гораздо менее раскрученный фильм тоже последних лет и про то же примерно время. Не про Владимира — про Ярослава, его сына. Тот период его жизни, когда он сидел на Ростовском княжении, ещё прежде, чем сесть на Новгородское.

И на самом деле есть противоречивые представления о том, был ли Ярослав тогда вовсе в сознательном возрасте.

И понятно, что какие-то автохтонные язычники в тех местах тогда — могли быть никак не славяне, а меряне, угро-финны. Поэтому их общение со славянами — по определению должно быть стеснённым.

Но фильм хорошо смотрится. Содержит элементы вполне логичного политического детектива, обеспечивает некоторый «саспенз». При том, что он абсолютно малобюджетный в сравнении с «Викингом» - но оно и хорошо, что там не вгрохали уйму бабла на CG летящих невесть куда с крепостной стены тележных колёс и грозно скользящих по грязи с горы лодий.

Фильм хорошо смотрится даже при том, что я прекрасно знаю про Ярослава, что впоследствии он проявил себя как циничный, хладнокровный и беспощадный отморозок, заказавший своих братьев Бориса и Глеба, чтобы подставить брата своего Святополка. А потом, когда узурпировал власть, - оказался действительно неплохим правителем, сделавшим много полезного.

Но здесь он душечка, и вообще всё очень миленько (но при этом «напряжённо»). Тоже — хорошо уже то, что кто-то обращается к историческим темам, а не только про нынешних мусоров и бандосов. В смысле, про тогдашних — тоже может быть интересно.

Tags: история, кино
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments