artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

"Говорливые" английские глаголы. Speak. Say. Tell. Talk.

Как сказал канадский журналист и литературный редактор Джеймс Николл, «Английский не только заимствует слова из других языков. При случае, он крадётся за ними по тёмной аллее, оглоушивает ударом по затылку и вытряхивает из карманов халявную лексику».

Честно, я бы рекомендовал вспоминать эту фразу всем, кто обожает кричать про «засилье» иностранной лексики в русском, но при этом, по некоему совпадению, часто те же люди радуются (или радовались?), что Крым «наш».

Как по мне, конечно же, лучше было бы наоборот. Чтобы Крым был чьим-то ещё, а вот нахапать слов из других языков — никогда не повредит. А там уж язык сам, как живое существо, разберётся, что ему нужно, а что нет. Что переварит и впитает, подкормившись, а что срыгнёт.

Так, в общем-то, поступал всю дорогу английский (тоже — несмотря на крики иных «пуристов» во все времена). Это язык главных торговцев на планете — поэтому он неизбежно свозил новые слова в корабельных трюмах вместе с чаем и перцем.

Следствием этого стало исключительное лексическое разнообразие английского языка. По общему своему вокабуляру он абсолютно лидирует на планете с большим отрывом от ближайших конкурентов.

У чего, конечно, есть плюсы и минусы. С одной стороны, это круто, когда в языке так много слов, позволяющих передавать самые разнообразные смысловые и стилистические нюансы. С другой — в этом лексическом буйстве легко погрязнуть и даже утонуть, если броситься в него очертя голову. Но даже и при должной осторожности — возникают некоторые проблемы.

Да, это одна из немногих трудностей английского. Другой — можно было бы назвать несколько... шибанутую систему соответствия письма и речи. Там ведь дело даже не в обилии букв, которые не читаются, а в том, что они имеют скверную привычку (!)не читаться по-разному(!) И даже «продвинутый» студент, видя сочетание ough в незнакомом слове, в действительности не может знать наверняка, как именно оно звучит: то ли «у», то ли «оу», то ли «ау», то ли «аф». Да этого и нейтив-спикер знать не может: никакая интуиция не вытянет. И это, конечно, порождает проблемы.

Вот английская фонетика — пусть не сразу привычная для русскоязычных мандибул, но вполне постижимая, если правильно её поставить. Английская грамматика — она вообще элементарная, если не пугать себя высосанными из пальца страшилками про якобы несусветное множество затаившихся там глагольных времён (на самом деле их всего два).

Но письменность и лексическое богатство — да, это может создавать трудности. Причём последнее — начинает создавать трудности с самого старта, с освоения наиболее важных и употребительных глаголов.

Вот во всех языках, какие я знаю, имеется два как бы «парных» базовых глагола для обозначения вербальной коммуникации. Один — это говорить, вести беседу, второй — сказать, сообщить информацию. Собственно, таковы они в русском - «говорить» и «сказать». То же во французском: parler и dire. И в испанском: hablar и decir. И в немецком: schprehen и sagen. А сейчас одна знакомая, поистине героическая дама, взялась изучать суахили — ну и любопытно будет узнать, как там(!) обстоят дела. Но в европейских языках — обычно так. «Говорить» и «сказать».

При этом понятно, что есть множество других «коммуникативных» глаголов с более конкретными всякими значениями. «Обсуждать», «беседовать», «излагать», «шамкать», «мямлить» и т. п. Но речь — о самых «ядерных», самых базовых, самых употребимых.

И вот в английском ситуация несколько нетипичная. Его чрезвычайное лексическое разнообразие начинает сказываться уже на данном, начальном этапе изучения. Потому что в английском — сразу ЧЕТЫРЕ глагола, имеющих значение «говорить» или «сказать». Да, все, кто хоть как-то хоть когда-то учил этот язык — конечно же, их знают.

Speak. Say. Tell. Talk.

Без них — невозможно даже самые азы освоить. И они все «ядерные», все базовые, все примерно равно употребимые. Но у каждого есть некоторые свои нюансы, и по смыслу, и по паттернам использования — в которых зачастую путаются даже более-менее «продвинутые» студенты, способные отличить, скажем, wrath от wraith (потому что играли в RPG на фэнтазийном замесе :-) ).

Чтобы этого по возможности избежать, чтобы сразу дать представление о верном использовании, но при этом не перегружать правилами, которые бы казались «догматичными» и «бессмысленными», мы разработали систему этакой «якорной» привязки этих английских глаголов к тем русским, которые имеют наиболее близкие грамматические(!) шаблоны употребления. Наплевав при этом на стилистическое соответствие. Просто, чтоб вот был у человека образчик, из родного языка, на который он мог бы опереться, когда думает, какой бы из этих четырёх английских глаголов взять и как бы соорудить с ним фразу. Ну, для самой начальной стадии обучения костылики, конечно.

Итак, первым номером идёт speak. В школах учат, что он означает «говорить». И это в целом верно. Да, говорить в том смысле, что издавать ротовым отверстием звуки, составляющие членораздельную речь, предположительно имеющую смысловое содержание. Но на этом, собственно, сходство английского speak с русским «говорить» и кончается.

Вот у нас нормальное дело заявить: «Я говорил это ему».

Теперь — попробуйте прогуглить «I spoke it to him”.

Не впечатляет? Ну, попробуйте «I have spoken it to him”. Ещё хуже? (У меня было ноль результатов, хотя можно было ожидать, что какой-нибудь паки напишет так в своём бложике).

Несколько больше — по запросу вроде «Spoke something to me”. Но при ближайшем рассмотрении всё это оказывается довольно далеко по смыслу от русского «говорил что-то мне». А вовсе наоборот: «Лопотал(а) хрен знает что такое, обращаясь ко мне».

Да, не очень похоже на наше стандартное русское употребление «Говорить это кому-то». И того меньше похоже «говорить, что...» на «speak, that”. Ну так просто не говорят, “speak, that”, где that было бы союзом «что», открывающим зависимое предложение.

Пришлось подумать, к какому бы русскому «якорю» понадёжней «принайтовать» это вот такое прямолинейное и ограниченно функциональное английское speak. Ну, чисто грамматически приторочить.

И вот в нашей педагогической традиции, поскольку у нас детишки обычно довольно взрослые (включая и моих питомцев на Плантации, юных уголовничков, которых я выкупаю у ментов и готовлю к продаже в Низовья Реки Микки-Маусу), принято говорить, что лучший аналог слову speak – это «базарить».

Нет, конечно, даётся понять, что speak – это не сленг, это более чем литературное слово. Но просто вот, думая об употреблении speak, можно думать про «базарить» (тем более, что в наших кругах и этот глагол никому уши не режет).

И вот базарить с кем-то о чём-то — запросто. Базарить о чём-то с кем-то — тоже. Как и в английском. I want to speak with you about this. I want to speak about this with you. В принципе, в данном случае дополнения после глагола могут идти и так, и так, но акцент делается на том, что в конце. То ли «об (!)этом(!)», то ли «(!)с тобой(!)».

Базарить кому-то или к кому-то или до кого-то? Ну, наши убогие и отсталые словари, конечно, не поспевают за жизнью и живым языком, поэтому я не могу в данном случае сослаться на авторитетные академические источники, но в принципе выражение «базарить кому-то» - доводилось слышать. Хотя я, конечно, предпочёл бы «втирать кому-то (Туристу мазь от геморроя, чтобы хомячков больше не присылал(с))». Но можно сказать: «У меня к тебе базар». И это примерно то же самое, что имеет в виду CEO, когда говорит своим подчинённым, созывая на совещание: «I want to speak to you”. В смысле, он будет говорить, предъявлять им всякое, а они будут стоять, обтекать и слушать. Между тем как speak with(!) you – подразумевает, что они могут отбрёхиваться и кидать какие-то отмазки.

Но самое замечательное — нельзя сказать «базарить что-то кому-то». Даже с точки зрения наших сопливых гангстеров — это неправильно. Как нельзя и на современном английском сказать, имея в виду «сообщить, довести до сведения», speak “что-то кому-то» (по хорошему счёту, вообще нельзя сказать speak “что-то» - и я потом объясню, что имею в виду). Ради этого, собственно, мы и ввели этот несколько пониженный стилистически глагол, базарить, как ориентир-якорь.

Спорным остаётся вопрос, можно ли «базарить английским». Такого в естественных жизненных ситуациях слышать не доводилось. Но доводилось - «Да базарь ты уже нормальным языком!» Что ж, значит, будем считать, и английским можно. Впрочем, выражение «спик инглиш» знают и те, кто сам-то никаким инглишем не спикает.

Можно ли при этом сказать «я базарю, что ваши предъявы чисто безосновательные», что-то такое? Знаете, может, у меня в чём-то и недоразвито чувство языка, в некоторых его стилистических пластах, но я бы лично, услышав такое на стрелке (в былые годы), воспринял бы «базарю» как je parle. Ну, если вот так, через «что». И перешёл бы в ответ на французский. Думаю, очень мило потрепались бы.

Едем дальше. Номер два — Say.

В школах говорят, что оно означает «сказать». И это хорошо, конечно. Да, во многих случаях оно так и переводится. Но тут возникают некоторые проблемы.

«Сказать» в русском — это глагол совершенного вида. «Я сказал» - да. А в настоящем времени? «Я сказываю?» Да «я говорю», конечно, уместнее. Да, по хорошему счёту say – это сплав наших «сказать» и «говорить». Но с некоторыми изъянами, иначе он был бы не просто очень популярный глагол, а абсолютно универсальный.

Но если воспринимать say по-школьному, как «сказать», и забывать при этом, что в английском нет как такового разделения глаголов на виды (отчего они, собственно, и вынуждены вводить конструкции be+doing, have+done) — неизбежно недопонимание. Ведь сплошь и рядом встречается «I say”, “He says”. Что вызывает некоторый диссонанс, если под say подразумевать именно «сказать».

Но это не это главная проблема. Хуже, что по-русски бывает «я сказал ему это». А по-английски? Да, можно say something (в отличие от speak something — к чему мы ещё вернёмся). Но если есть какой-то «адресат», которому предназначается словесное сообщение, то правильный паттерн: I said this to him. Но никак не I said (to) him this.

Поэтому ориентиром для глагола say мы взяли... ну, мы понимали, что нужно как-то искупить грехи перед стилистикой за предыдущее «базарить», поэтому взяли несколько старомодный и «возвышенный» глагол. «Я изрёк, я изрекаю». Именно так.

Внимательный (и образованный) читатель, конечно, может заметить, что это немного разные глаголы, «изрёк» и «изрекаю». В смысле, они розняться видами. Потому что «изрёк» - это от «изречь», а «изрекаю» - от «изрекать».

Но знаете, в данном случае они настолько близки — что лучше не обращать внимание «студентов» на их формальное различие по видовым категориям. Это ж не «полоснуть-полосовать», где разные суффиксы по полслова себе отчекрыжили.

Но что ещё важнее, даже довольно дремучий тинейджер, хотя не каждый день встречался с глаголом «изрекать», - всё же слышал, что можно изрекать что-то. Типа, там, изрекать слова мудрости. А вот «изрекать кому-то» - ну, это и я не столько слышал, сколько читал в старинных всяких текстах. Но сейчас такое практически не употребляется.

Поэтому задаётся паттерн: «Изречь что-то...» а дальше? Ну, всегда может быть «для кого-то».

И по-английски — Say this, и если нужно ещё дополнение, для кого именно — то вполне сойдёт «for him”, к примеру. А там и более частое употребление to him осваивается. Но главное - «кому» не лезет поперёд «что», если отождествлять say именно с «изрёк-изрекаю». Ибо сразу после say всегда может идти только «что»(сказал).

При этом, почему ещё «изречь-изрекать» лучше, чем «сказать» для целей привязки английского say? Потому, что say – очень строг к прямым дополнениям. То есть, к тому, что именно говорится. Допустимо say a word (phrase, sentence, proverb, name). То есть, «говорибельные» вещи. То, что можно произнести (и это контрольный русский «якорь»). А также — можно say it(this, that, something). Или — можно сказать He said, а после этого открыть кавычки, перейдя в прямую речь. Или — He said, that... (“Он сказал, что» - и дальше пересказ в косвенной речи). Но и всё.

Таким образом, после say очень ограниченный набор того, что, собственно, can be said. Потому что для иных случаев, иных прямых дополнений — существует другой глагол, tell.

В русском же что «изречь», что «сказать» - могут тащить за собой более пышный ворох дополнений. Изречь можно «мысль» или «поучение». Сказать можно «правду», «ложь», «значение», «данные» (во всяком случае, в обиходе: «Скажи мне данные пиздометра» - «Клитор повышен, до точки джи ещё восемь инчей» - «Скока?» - «Ой, виноват, по ходу, глючит»). И для всего этого — не годится английский глагол say. Поэтому приходится «якорное» слово немножко «поджимать».

И вот делать это с русским «сказать» - ну, немножко рвать башню, потому что оно по сто раз на дню используется. А «изречь-изрекать» - хорошие, стильные слова, но в современном русском используются... не так часто.

А теперь — наше третье английское «говорливое» слово. Тот случай, где, во-первых, можно использовать в гораздо более широком спектре прямое дополнение (в смысле, объект, чтО говоришь), а во-вторых — тут-то уж «кому» (!)как правило(!) лезет перед «что». И это, конечно, глагол Tell. С чем его отождествить из русского, для уяснения специфики употребления?

Тут мы продолжаем следовать моде на архаичность и повышенную стилистику. «Якорь» для tell у нас - «поведать». А поведать, конечно же, можно не только «нечто» или «слово», но и мысли, и чувства, и любую историю, и правду, и ложь, и любые значения-данные-показания.

И вот мы, экспериментируя с педагогическими методиками, проводили тесты среди ребят, которые никакого отношения не имели к изящной словесности. В частности, им предлагалось выбрать, что кажется более естественным, более типичным:

“Старик поведал мне эту историю» или «Старик поведал эту историю мне».

Подавляющее большинство выбрали первый вариант. А те, кто выбрал второй, эти вот Каины и Манфреды, объясняя свой мотив, указали, что им просто приятно было бы подчеркнуть, что некий старик поведал свою безусловно ценную историю не кому-либо, а им.

Но в общем случае - «поведал мне эту историю».

Несколько иная картина, когда фраза была сформулирована так: «Он поведал мне это» и «Он поведал это мне». Тут — пополам примерно ответы.

Что ж, именно таков — паттерн употребления Tell в английском.

He told me this story (Но не «He told this story (to) me”, в отличие от случая с say, где, впрочем, по-любому не захочется сказать «изрёк историю»).

He told me this.

He told this to me.

Да, когда предмет рассказа выражается одним местоимением (it, this) — допускается и второй вариант, где «что» и «кому» меняются местами. Но поскольку в английском нет падежных окончаний и потому легко будет запутаться, в этом случае вводится предлог to. Ровно тот же случай, что и с give. “I'll give you this kingdom”, но «I'll give this kingdom TO you”.

И именно такая привязка tell к «поведать» - помогает лучше запомнить и уяснить другие значения этого глагола, которые тоже очень употребимы и необходимы для передачи смыслов, и позволяют делать это, не перегружая себя раньше времени какими-то специфическими словами.

Во-первых — различать». To tell one thing from another.

И мы объясняем это так. Вот когда ты слышишь She tells the truth* – это означает: «Она говорит правду». Но когда ты слышишь She knows how to tell the truth – это может, конечно, означать: «Она знает, как поведать правду». Если, скажем, речь идёт о первой фрейлине двора, которая одна только и умеет донести правду до королевы, не вызвав монаршьего гнева. Может быть такой контекст.

Но в другом контексте She knows how to tell the truth может означать: «Она знает, как (!)выявить(!) правду». Ибо tell мы договорились связывать с «поведать», и вот она, значит, такая вся из себя ведунья, которая может отличить правду от вранья. «She knows how to tell lies from the truth” (She knows how to tell things apart – “Она знает, как различать разные вещи», но это уже более «навороченная» лексика, не для первого месяца). То есть tell – это ещё и «ведать отличие чего-то от чего-то». И этот глагол гораздо раньше осваивается, чем, скажем, distinguish.

И наконец, у tell есть «приказное» значение. «He told me to do something”. Как это увязать с нашим якорем, «поведать»? Ну, приходится протащить его немножко через жопу (кракена морского). Представьте конструкцию: «Он завещал(!) мне сделать что-то». Да, немножко смешно, когда речь идёт о том, что, скажем, старший брат велел вернуть его велик. Но смысл понятен, как и принцип «словостроительства». И как-то созвучны «завещал» и «поведал» (в действительности, родственны — но вот на довольно глубоком индоевропейском уровне, там же, где и с Ведами они родственны).

Так же по созвучию — мы учим запоминать сам по себе глагол tell. Ибо подмечено было, что между speak и say – путаницы особой не возникает. А вот когда появляется talk (о нём дальше) — то его запросто путают с tell. Особенно, в прошедшем времени (talked-told).

Поэтому, коли tell у нас привязано к «поведать», и фигурирует у нас рядом образ старушки-ведуньи, которая правду может выявить, то где ведунья — там, значит, и tellепатия. Ну и вот с этим хинтом — проще tell осваивать и помнить, что к чему.

А теперь — последний из этой дерби-четвёрки «говорливых» английских рабочих лошадок (а эти глаголы — они реально ОЧЕНЬ рабочие, и без них даже самые элементарные тексты и диалоги не могут восприниматься). Talk.

Ну, это примерно то же, что speak – только немножко неформальнее. И speak у нас было привязано к «базарить» (что, может, и хулиганство, так язык преподавать, ну да пофиг — был бы толк). Вот speak – это жёстко так, по-пацански базарить. А talk – это душевно, уютно, и так неформально, что тут мы снова понижаем стилистику: «по(болтать)» (или даже «попиздеть», «(по)пиздоболить», чтоб нашей преимущественно юношеской аудитории веселее было). Такой якорь.

И можно болтать с кем-то о чём-то или о чём-то с кем-то. Эти дополнения и в английском могут меняться местами, как и в случае со speak with. Более типичное, конечно, употребление — с кем-то о чём-то, но сплошь и рядом слышал и наоборот. И ни разу не слышал, чтобы это считалось ошибкой. Хотя «say to me something” или «tell some story to somebody” (если именно some story, а не this/it) – это будет резать слух. Но, разумеется, порядок дополнений (что, кому) имеет значение, когда они «обои» фигурируют. А в случае со speak и talk – и в этом случае порядок «с кем» и «о чём» особого значения не имеет (разве что акцент делается на том, что в конце фразы). Но при этом speak более формальное, talk – более «человечное». Ну, не такое деловое, что ли. Поэтому, вот как для ассоциативного запоминания tell рекомендуется «телепатия», так для talk рекомендуется «толковище».

И как и в случае со speak – нельзя говорить talk “что-то». Как нельзя и «попиздеть что-то» (можно только спиздить, но это другой случай, это обычная причина того, что питомцы попадают ко мне на Плантацию, поскольку иначе угодили бы в колонию, - и им больше не хочется этим заниматься).

И то, что при talk не может быть прямого дополнения («что-то») - очень важно, чтобы не путаться с tell. Talk – это либо ты сам по себе можешь болтать (Let me talk), либо с кем-то (I need to talk with you). Можно, как и в случае со speak, сказать «I need to talk TO you”, и там есть тонкая стилистическая разница, но это не для самых новичков и в принципе этот нюанс можно описать как «мне нужно попиздеть тебе в уши».

И наконец, настала пора объяснить, почему я так упорно утверждаю, что нельзя ни speak, ни talk “что-то», когда компетентные читатели, разумеется, встречали выражения вроде speak the truth или talk bullshit.

Видите ли, тот факт, что в английском нет падежных окончаний — не означает, что там нет падежей как таковых. Они — подразумеваются по смыслу. Просто существительные в английском, не меняя формы, могут выступать в любом падеже.

И вот когда говорится I'll tell you the truth – это означает «Я поведаю тебе правду». Где «правду» - объект, в русском винительном падеже (который в английском не обозначается, конечно, но подразумевается, что это объект действия).

А когда говорят «I'll speak the truth” - это означает, что говорить он будет правдОЙ (правдиво). Здесь существительное truth употребляется в том значении, какое в русском мы выражаем творительным падежом. И это не объект, это уточнение образа действия. И speak English – означает «говорить английским», а не «сообщать кому-то английский язык», вот весь и полностью.

А когда говорят He talks bullshit – это буквально означает «Он болтает хернёй (направо и налево этак болтает)» Ну а при переводе, конечно, подтёсывают фуганком.

В целом и резюмируя, можно сказать, что слова say и tell имеют смысл «сообщать что-то кому-то», а speak и talk – имеют смысл «болтать как-то о чём-то с кем-то». Ну а «якоря», русские грамматические подобия, - помогают разобраться с построением фраз. И ещё раз напомню их, как оно у нас принято.

Speak – Базарить

Say – Изрёк/Изрекаю, и контрольный якорь для объекта после say - «произнести». То есть, это может быть слово, про которое так по-русски сказать возможно (или местоимение it/this/that).

Tell – Поведать.

Talk – Болтать и все подобные, включая матерные. Но не могущие иметь прямого дополнения (объекта, того, что мы винительным падежом выражаем).

Разумеется, эти «якорные» слова — отнюдь не задуманы как стопроцентные аналоги, годные для адекватного перевода. Мы вообще, как я не раз говорил, стараемся сразу отучить людей от дурной манеры формулировать фразу на родном языке, а потом мысленно перекладывать на другой язык, так, что дым над темечком и скрежет шестерёнок на весь класс. Нет, фразы надо сразу выкладывать на том языке, каким говоришь.

Но вот чтобы просто разобраться, какое именно слово тебе здесь понадобится и как его употребить, как привязать к нему прочую лексику-грамматику — весьма полезны оказываются эти «якори», дающие общее представление о смысле и шаблоне строительства фразы. Во всяком случае, в нашей практике — полезны.

При этом, не нужно, конечно, бояться (как учат в школе), что чего-то употребишь неправильно. Да ладно, я вот намедни на нашем сборище в Директорате брякнул: «Пусть скажет своё мнение!» (И мысленно такой: «Блядь, чего я несу?») А люди рядом не только добрые и внимательные, но и отзывчивые, поэтому Лёшка Зимин сразу подхватился: «Вот тут товарищ с филфака требует на том, чтобы Егор сказал своё мнение».

Речевые ошибки допускают все. Причём, многие носители (любого языка) даже не осознают этого. И многие — не парятся на сей счёт. И я даже люблю этих небезупречно грамотных, но и не докучливых людей. Куда меньше люблю — ту категорию блюстителей языка, которые: «Вот если решать о культурности речи, то я обоими руками «за». А вот это вот матом когда слышу в книжках — так это прямо на мне мурашки дыбом ползают». Тут уж невольно думаешь: «Гхосподи, сидело б ты тихо, амёбо! Не махало б своими ложноножками. Решать оно, блин, будет».

Но, всё-таки, что в своём, что в иностранном языке — желательно иметь какое-то хотя бы базовое представление о том, что выражают разные слова и как используются. Чтоб не уподобляться вышеприведённой «амёбе об культурность речи».

И я, конечно, далёк от мысли, что кто-то из моих уважаемых читателей способен запутаться в этих четырёх базовых английских глаголах, означающих выход словесных флотилий из ротовой гавани, но, может, в помощь кому-то из младших родственников пригодится (но объяснять ли малолеткам talk как «попиздеть» - это up to you :-) ).

* Да, кто-то мог бы спросить, почему слово truth используется здесь всюду с определённым артиклем, the truth. Ну потому, что, как пелось в хорошей песенке из занятного фильма моего детства про прикольных красножопиков: «Много в поле тропинок, только правда одна». И все дороги ведут в Хольмгард :-)

Tags: инглиш, лингвистика, педагогика
Subscribe

  • Амадей мой, Амадей

    Посмотрел фильм «Амадей». Раньше как-то не задавалось — а тут задалось. Фильм отличный, всё хорошо. Но подумалось вот что.…

  • Кортес и мы

    Виконт Алексей Артёмович сызмальства любит посматривать исторические кинцы. Что художественные, что документалки. И просто любознательность —…

  • О предустановке российского софта

    С первого апреля наконец-то вступает в силу давно вымученный закон о том, чтобы все мало-мальски умные девайсы, продающиеся в России, имели…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments

  • Амадей мой, Амадей

    Посмотрел фильм «Амадей». Раньше как-то не задавалось — а тут задалось. Фильм отличный, всё хорошо. Но подумалось вот что.…

  • Кортес и мы

    Виконт Алексей Артёмович сызмальства любит посматривать исторические кинцы. Что художественные, что документалки. И просто любознательность —…

  • О предустановке российского софта

    С первого апреля наконец-то вступает в силу давно вымученный закон о том, чтобы все мало-мальски умные девайсы, продающиеся в России, имели…