artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

Двойное отрицание и косвенная речь

Нынче было 8 Марта, любимый праздник товарища Сухова, с чем я поздравляю всех, имеющих отношение.

Настроение умиротворённое, благостное — поэтому продолжим наш цикл занятий по овладению английским языком. Можно даже сказать - «по соблазнению английского языка». Или - «по совращению». Это уж как кому больше нравится.

Люди иногда пишут, что мои «лекции» помогают им поднять самооценку, потому что они понимают, что, оказывается, уже многое знают и умеют в английском. Что ж, это так. В смысле, даже если современный русскоязычный человек совершенно никогда не учил английский сколько-нибудь целенаправленно, он всё равно знает столько на этом языке, что может, по хорошему счёту, выразить любую мысль. Вот взять все слова, имеющие окончание -ция, заменить его на -шн — и это будет гораздо больше слов, чем он мог бы припомнить на монгольском, очутись вдруг в долине Керулена во времена Чингисхана.

Свою же задачу я вижу прежде всего в том, чтобы помочь упорядочить то, что человек и так знает по-английски (или легко может узнать). А не в том, чтобы чморить его, попрекать «тупизной» и ловить дешёвый кайф мимолётного собственного превосходства. Ну, по основному роду деятельности — я не совсем учитель. Мне просто приходилось заниматься в том числе и языковой подготовкой, иногда самому натаскивать «студентов», иногда участвовать в разработке методических пособий — а здесь я просто делюсь некоторыми соображениями.

При этом, когда мы кого-то чему-то учим — то наша задача заключается обычно в том, чтобы этот кто-то этому чему-то научился. А не в том, чтобы внушить ему ужас перед непостижимостью задачи или потешиться его смятением. Нет, помочь разобраться и, напротив, избавиться от робости перед языком.

И сегодня поговорим, прежде всего, о такой фишке в английском, как недопустимость двойного отрицания. То есть, по-русски (и во многих других языках) говорят: «Я ничего не вижу». Но в английском принято говорить либо «I see nothing” либо «I don't see anything (a thing — когда «не видно ни зги»)” Если сказать «I don't see nothing” - это будет сочтено за нетипичную для натива ошибку (в каких случаях всё-таки говорят так — потом).

И многих русскоязычных немного напрягает эта английская строгость, не дозволяющая двойного отрицания, даже когда оно на язык так и просится.

До поры до времени я объяснял, что, вот, да, странновато для нас — но у всех языков есть свои особенности. И в английском — ну вот так повелось. Почему? Да потому, скажем, что это нация мореплавателей и купцов, а где торговля — там договоры, а где договоры — там лойеры, а они тяготеют к очень формальному языку, чтобы всё было чётко, чтобы никаких кривотолков, никаких двусмысленностей. Потому такое крючкотворство, такая мелочность, что вот если один раз сказал где «не» - то больше не смей, а то получится двойное отрицание, которое может быть использовано против тебя.

Но потом я задумался: «А с хрена бы в русском-то было двойное отрицание?»

Понимаю, вопрос кажется дурацким на первый взгляд, и любой человек может пожать плечами и сказать: «То есть, с хрена? Ну вот «я ничего не вижу», «нам нигде не удавалось найти жильё».

Я, однако, если уж что втёмяшил себе в голову — так просто не сдаюсь. Поэтому я уточню: «А вы точно ли уверены, что «ничего» и «нигде» - отрицательные слова? Вообще-то, отрицание в русском образуется частицей «не». А частица «ни» - она немножко другой смысл имеет. Это усилительная частица в отрицательном предложении. Понятное дело, что зачастую их путают даже образованные люди и пишут «как мы не старались», но это неграмотно и это разные частицы. И сама по себе «ни» - отрицания в русском не образует. Поэтому и нельзя сказать «Мы нигде нашли жильё». Нет, требуется «не» - «не нашли». Но вот что можно сказать — так это: «Нам негде было жить». И в этом случае — попробуй-ка воткни туда ещё и «не». «Нам негде не было жить». И вот это — как раз таки будет «двойное отрицание». Только чего-то сдаётся мне, что русский язык его тоже не больно-то жалует. Ну, когда это именно двойное отрицание».

Так вот в английском слово «no”, как и образованные с ним слова (nobody, nothing, nowhere, never как no+ever) – выражают именно отрицание. Они — сродни нашим «негде», «некуда», «неоткуда», «нечего». Которые, как не трудно заметить, тоже не терпят ещё одной частицы «не» в одном с ними предложении. И английские не терпят.

Если где и есть разница, так это в конкретном наборе отрицательных слов. В английском он сохранился полностью, а в русском некоторые, образованные с «не», вообще утратили отрицательный смысл. «Некто», «нечто», «некогда». Но думать надо не о них, чтобы понимать английскую фишку с недопустимостью двойного отрицания. Думать надо о «негде», «нечего», «некуда».

“I had nowhere to go” - “Мне некуда было пойти». И вот как в русском не скажешь «Мне некуда не было пойти» - так и в английском не скажешь «I didn't have nowhere to go”. Просто не захочется, если понимать, что именно ты говоришь. Что можешь сказать с тем же смыслом, но с переносом отрицания - «I didn't have any place to go”.

Эти же все слова с «ни», как якобы отрицательные, - они просто не относятся к делу. Потому что они просто НЕ отрицательные, они сами по себе не образуют отрицания. Даже вот в таких случаях, как «Ты кого видишь? - «Никого» - в действительности в ответе ведь подразумевается «Никого не вижу», просто сокращается для быстроты. Но ты не скажешь: «Я видел никого». Это будет ахинея какая-то, а не отрицание. Потому что «никого» - это не отрицательное слово.

А в английском nobody, no one – отрицательные. Поэтому и говорят «I saw no one”. И этого достаточно для выражения отрицательного смысла. А ещё одно отрицательное слово — оно будет лишним точно так же, как и в русском, если попробовать сказать «Нечего нам не было разглядывать».

Я не знаю, доходил ли до этой мысли, об отсутствии двойного отрицания и в русском, какой-нибудь ещё выдающийся лингвист и грамматик (да, вроде, на поверхности должно лежать), но ни разу не видел такого объяснения в каких-либо пособиях. А я в них иногда заглядываю, чтобы не для себя, конечно, чего-то прояснить, а чтобы посмотреть, как рекомендуют объяснять русскоязычным те или иные нюансы английского. Вдруг какие ценные чисто методологические мысли будут? Но вот про двойное отрицание — не видел, чтобы кто-то набрался смелости заявить, что в русском и английском на самом деле оно одинаково обстоит. И там, и там двойное именно отрицание — не приветствуется. Когда это отрицание, конечно, а не словечко с частицей «ни».

Так или иначе, мы взяли это на вооружение и стали объяснять, в том числе моим питомцам с Плантации, именно так. «Думая об английском nothing – забудь про русские «ничто» и «ничего». Они просто отношения не имеют, годятся только для переводов по смыслу. А думай — про «нечего» и «не о чем», «не на что». «There was nothing to look at” - “Не на что там было смотреть». И вот как в русском не захочется какое-то ещё «не» туда впиндюрить — так и в английском лишним покажется ещё какое-то «not”

Ну и так люди доходят до понимания, что фраза «I don't see nothing” - неверная не по прихоти английской грамматики, погрязшей в крючкотворстве, а просто по здравому смыслу. Потому что и в русском когда в предложении имеется уже одно реально отрицательное слово, а не фигня какая-то с «ни» - ты не захочешь ещё одно отрицание впихивать.

Тем не менее, просто ради чистоты мысленного эксперимента, я нашёл случай, когда бы фраза «I don't see nothing” была грамматически корректна и имела смысл.

Ради этого мне пришлось объездить много стран, но ключ к разгадке я нашёл в одной подпольной курильне опия в Гонконге, где посетители погрязали в маджонге. Там один из менеджеров Триады поведал мне историю. Про великого духовного наставника, гуру, собаку съевшего на дзен-буддизме и целую упряжку — на даосизме (и парочку чау-чау на Чучхе просто для расширения горизонтов).

Он был столь знаменит, что целые толпы людей ломились к нему за советом и уроком, и ему, волей-неволей, пришлось ввести плату за учение.

А раз к нему пришёл юноша, отпрыск влиятельного и богатого рода, и сказал, что желает видеть суть вещей.

Учитель же сказал ему: «Any fool can see something, but what really matters is the skill of seeing nothing” (“Любой дурак может видеть нечто, но что истинно важно — так это умение видеть нечего»).

И юноша приступил к занятиям, и они помногу медитировали в саду, и вели философские беседы, и учитель рассказывал один коан за другим, а юноша исправно оплачивал их столь важные и полезные уроки.

Но в один момент он, казалось, отчаялся и вскричал: «Sorry, but I don't see nothing. Maybe, I just can't see nothing”.

На что учитель ответил: «А ты счёт свой банковский проверь!»

И юноша, не веря своему счастью, воскликнул: «Oh, now I see it! I see the purest, the brightest nothing of all nothings anyone ever saw!”

И, поклонившись Учителю с благодарностью, ушёл просветлённый. А тот купил большую океанскую яхту и отправился на Карибы постигать таинство «секса на пляже». В смысле, коктейля. Ну или как придётся.

Вот такую историю поведал мне мой знакомец из Триады — и там действительно звучит осмысленной фраза «I don't see nothing”. Но это один из редких случаев.

Да, ну и ещё где доводилось слышать двойное отрицание в английском — так это в творчестве «Пинк Флойд» и «Роллинг Стоунз».

«We don't need no education” - эта фраза из «Стены», пожалуй, более чем уместна в контексте. Ну, в том эпизоде, где детишки, устроив восстание, громят школу. И вот распевают: «Нам не надо просвещеньев».

И, конечно, «I can't get no satisfaction” Роллингов.

Нарочито, вызывающе неправильно. Впрочем, Джаггер был тогда весь нарочито, вызывающе неправильный — на том в топ и вылез.

Говорят, что это (по крайней мере в случае с Роллингами) подражание речи всяких кокни и чавов, но тут я не могу ничего сказать, поскольку не являюсь специалистом по речи кокни и чавов. Когда я бываю в Лондоне — то обычно не для того, чтобы встречаться с кокни, а тем более с чавами.

Хотя кокни бывают прикольны прежде всего своим своеобразием. Вот ты спрашиваешь у неё дорогу — она отвечает. И если не понимать, чего она говорит (что на самом деле не так просто понять), то можно подумать, что она говорит следующее: «Этот сраный козёл, мой муженёк, бросил меня, променяв на эту драную свою кошку, певичку. Но я не из таковских, кто легко сдаётся. Я выслежу эту мерзавку, прокушу ей горло до голосовых связок, ужо попоёт она у меня, и выцарапаю ей зенки, чтоб нечем, понимаешь, заглядываться было, на чужих-то мужиков!»

На самом деле — она объясняет тебе дорогу. Очень доброжелательно, очень заботливо. Ну потому что они милые в целом люди, эти кокни. Обычно небогатые — но милые. Просто у них очень своеобразные жестикуляция и, особенно, интонации. Во многом — ирландского, больше чем уверен, генезиса. То есть, там, вероятно, много было потомков тех ирландцев, кто приезжал в Лондон на заработки и селился в трущобах Ист-Энда.

Чавов — их «милыми», конечно, труднее назвать. В принципе, это британский аналог слова «быдло». Ну или «гопники», если речь конкретно о какой-то дурной агрессивной молодёжи. На каком именно языке они общаются между собой, какие у него есть особенности — мне это не очень важно, и не думаю, что это было важно Мику Джаггеру.

Да скорее, просто ради подчёркивания своей такой вот суперпротестности он ввернул это двойное отрицание. И чтоб озадачить критиков. Как отвечалось в нашем детстве на вопрос «Зачем?» - «Да чтоб ты спросил!» (К слову, мне спелчекер подчёркивает «отвечалось» - это чего, не утвердили ещё, что ли? А я давно так говорю. Чего-то они тормозят).

В любом случае, в общем и целом, двойное отрицание в английском выглядит по меньшей мере нетипично (как и в русском, если под отрицанием иметь в виду именно отрицание).

Но и некоторые нейтив-спикеры, объясняя следующий грамматический вопрос, который мы сегодня разберём, говорят: «А также в английском не приветствуется «двойное вопрошение» (double interrogation)”.

Что имеется в виду? Ну вот говорится что-то вроде: «Excuse me, can you tell me...” - а дальше собственно вопрос. И фишка в том, что он «по-правильному» якобы не должен был бы звучать как вопрос. Потому что один уже прозвучал в этом предложении - «Can you tell”.

То есть, известно, что в английском, когда вопрос не образуется чисто интонационно (что запросто делается в разговорной речи), то меняется порядок слов. Сказуемое выносится вперёд подлежащего. И если сказуемым выступал глагол be, все «волшебные модальные» (я писал о них ранее) или have, когда не в «основном смысловом», в во вспомогательном «перфектном» употреблении — то выносится собственно он. А когда какой-то другой глагол — для вопросительной конструкции используется дополнительный глагол «do”. Что на самом деле довольно уникальное явление, и не столь уж давнее в английском. Ещё во времена Шекспира для образования вопроса вперёд запросто выносился любой глагол, а «do” использовался лишь для усиления, подчёркивания глагола, равным образом что в утвердительных, что в вопросительных и отрицательных предложениях. Но вот с тех пор do навязан был как обязательный для образования вопросов в некоторых случаях (когда нельзя обойтись одной интонацией, когда используется вопросительное слово вроде what, when, where) – и это вообще очень тонкий момент, подводка «студента» к «душным» конструкциям, поскольку они действительно нетипичны ни для какого другого, пожалуй, европейского языка.

Так вот, этот вопросительный порядок слов и участие do не требуются, если предложение, содержащее вопрос, является придаточным по отношению к другому. То есть, как бы «угнездилось» в него (embedded).

Can you tell me where the bank is? – вежливо спрашивает турист с дробовиком, торчащим из рюкзака.

Тут предложение, содержащее вопрос — where the bank is. Само по себе как вопрос — оно звучало бы как Where is the bank. Но есть другое предложение, которое как бы обволакивает это: Can you tell me...

И после этого — утвердительный порядок слов.

Но это всё в том случае, если ты действительно подразумеваешь некое плавное такое предложение, где главное включает зависимое. И ты так писать можешь (такой порядок слов только и будет корректен, если ты пишешь это предложение без запятой внутри).

А в разговорной речи — человек сам, своими интонациями и паузами, определяет, то ли у него одно предложение, то ли два. И я вот лично, что в России, что в Штатах (и прочих странах), обращаясь к незнакомцу, имею привычку не ошарашивать его всем вопросом целиком, а сначала спросить: «Простите, вы не подскажете?» На этом месте — пауза, улыбаюсь, смотрю на реакцию. Готов он чего-то подсказывать или слишком по делам своим спешит? И только если чел выражает готовность подсказать — тогда только задаю вопрос.

То же и в английском. «Excuse me, can you tell me (something) – пауза.

Или: «Excuse me, may I ask you (a question) – пауза.

И после этого, если чел выразил готовность к сотрудничеству — задаю собственно вопрос. Но — в вопросительной форме. Потому что он не подразумевается как часть сложноподчинённого с главенствованием Can you tell me.

Это для меня так естественно (и для многих нативов), что когда фразу дробишь — там не могут действовать правила для слитного «обволакивающего» предложения, что я правда не мог въехать, когда в одной из своих «лекций», по вульгарной лексике, написал Couldn't you say, where's the lavatory – а какой-то хрен с бугра докопался, мол, у тебя KGB-English.

Я мог бы ответить: «Это потому, что я из Кей-Джи-Би» - но то было бы неправдой. Нет, конечно, у меня есть корочка полковника ФСБ РФ, начальника отдела в Управлении Спецмероприятий Службы Контрразведки — но это так, друзья подарили. И ФСБ — не Кей-Джи-Би. На самом деле они няшки, что бы про них ни рассказывали. Сейчас же — это преимущественно неплохие люди, попавшие в плохую историю. И не будем о грустном.

И вот я ломал голову: «Чего ему там не понравилось, этому хрену с бугра? Say? Ну хорошо, пусть будет tell me. “Не хотите красненькую — заебашьте синенькую». Или... А, Семён Семёныч! Конечно же, вопросительный порядок слов в как бы подчинённом предложении. То-то Марь-Иванна ругаться будет!»

Но это ж всего лишь «как бы». Я для чего запятую-то поставил? Когда вот слитно излагается главное с придаточным — в английском, насколько помню (и не сказать, что очень морочился этим) — запятая не ставится. Ну, это просто две разные фразы: Couldn't you say и Where's the lavatory. Я так говорю. В смысле, я не говорю lavatory, особенно в Штатах — но и там, в заметке, это слово было для примера. Но как я говорю — так это сначала обращение, можно ли поинтересоваться, и только потом вопрос. И я чисто механически передаю ту же манеру, когда пишу чего-то про наше инглишспиканье.

И повторю, и акцентирую особо — мы в нашей практике основной упор делаем на речь, на живое вербальное общение. То есть, коли студент читает ещё и какие-то книжки — это прекрасно. Если сам пишет чего-то на изучаемом языке, ведёт с кем-то переписку или просто постит чего-то хотя бы на Ютъюбе — молодец. Но главный приоритет — живая речь.

Поэтому — мы в принципе не очень клинимся на том, как бы там было правильным согласование основного и зависимого предложения на письме. В устной речи — просто делаешь паузы там, где разделяешь предложения.

Поэтому — последняя фишка на сегодня — мы в принципе объясняем, но не особо отрабатываем такую штуку, как использование косвенной речи в повествовании.

В школах-то оно как бывает? Пишет детёныш: «I asked can I go there”. А училка подправляет: «Нет, вспомни, что мы учили про косвенную речь!»

И ребёнок такой — ах, да: «I asked IF I can go there”.

Тут училка подправляет ещё раз: «А что мы учили про согласование времён?»

И ребёнок наконец выводит всё правильно: «I asked if I could go there”. Молодец.

А мне вспоминается один колоритный такой дядька на тусовке в доме у одного калифорнийского приятеля. Дядька был довольно пузатый, с окладистой бородой, в свитере, и вещал: «And he goes all like this: What the fuck? And I'm, like: It's a right fuck, SIR. And he goes: Well, God love us, and never to know what your left fuck is like”.

Я спросил хозяина дома осторожно, а не прямо, мол, на какой помойке вы этого бомжа подобрали? И он просветил, что это не совсем бомж, а известный сценарист-режиссёр-продюсер — но когда я имя услышал, то сам себе удивился: как я его сразу-то не узнал (любые совпадения в образе персонажей с реальными лицами — являются чисто случайными).

Ну вот так, блин, и говорят в живой жизни люди, добившиеся успеха на ниве и почве какой-то словесности.

Тут следует отметить, что в данном случае он употребил «never to know what your left fuck is like” - по канонам «обволакивания» вопросительного предложения доминирующим иным, когда вопросительный порядок слов денонсируется. Но это если действительно слитно выговариваешь всю фразу.

А ещё следует отметить — что, излагая историю беседы с каким-то своим контрагентом (начальником на то время, вероятно), он вовсе не трудился перекладывать её в косвенную речь, а просто в виртуальных кавычках изображал, кто чего говорил.

Чего и всем пожелать можно. Когда ты в разговоре с кем-то пересказываешь некий более ранний разговор с кем-то другим — да используй прямую речь, воспроизводя те фразы как есть, не морочься ни временами, ни каким-либо включением подчинённого предложения в главное.

«He asked me if I could buy a new pot for our kitchen” (Да-да, речь будущего дипломата).

“And he asks: Can you get some pot? Our kitchen seems to be safe for it”.

Так или иначе, в разговорной речи ты вполне можешь не пересказывать, что тебе кто сказал, а переходить на прямую «закавыченную» речь и изображать в лицах. Для изучения языка — это, кстати, очень важно, актёрство, подделка под чужую речевую манеру.

На этом — всё на сегодня, пожалуй.

Tags: инглиш, лингвистика, педагогика
Subscribe

  • Амадей мой, Амадей

    Посмотрел фильм «Амадей». Раньше как-то не задавалось — а тут задалось. Фильм отличный, всё хорошо. Но подумалось вот что.…

  • Кортес и мы

    Виконт Алексей Артёмович сызмальства любит посматривать исторические кинцы. Что художественные, что документалки. И просто любознательность —…

  • Все на форум! Р-рубидий! Капитолий!

    Естественно, обсуждались американские дела. Что ж, это было довольно курьёзно, штурм Капитолия. Главное — практически бескровно. Одну даму,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments

  • Амадей мой, Амадей

    Посмотрел фильм «Амадей». Раньше как-то не задавалось — а тут задалось. Фильм отличный, всё хорошо. Но подумалось вот что.…

  • Кортес и мы

    Виконт Алексей Артёмович сызмальства любит посматривать исторические кинцы. Что художественные, что документалки. И просто любознательность —…

  • Все на форум! Р-рубидий! Капитолий!

    Естественно, обсуждались американские дела. Что ж, это было довольно курьёзно, штурм Капитолия. Главное — практически бескровно. Одну даму,…