artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

Как скрыть в себе русского

Мне часто пишут люди, мол, вот я учу английский уже двадцать, тридцать, сорок лет — и всё равно я чувствую, что никогда не смогу выдать себя в Штатах за своего. Всё равно во мне будут видеть чужака.

Таких людей приходится утешать. «Да, ты многое постиг, но, скажи честно: ты ведь ещё не добрался до претеритно-презентных глаголов в староанглийском? А без этого, сам понимаешь, ну кто признает тебя за знатока языка?»

Серьёзно же, есть действительно такие случаи, когда выдать себя за того, кем ты не являешься, - крайне затруднительно. Скажем, за выпускника Вест-Пойнта. Обязательно выяснится, что там была куча местных приколов и примочек, которых выпускник просто не мог не знать. А если начнут специально прокачивать - так создадут видимость, будто бы он что-то должен был знать, он попробует угадать ответ — когда на самом деле его просто нет, и настоящий выпускник, опять же, с самого начала возмутился бы: «Чего за фигня?» Ну, технологии выявления агентуры — наработаны.

Так же затруднительно выдать себя за профессора университета, когда на самом деле ты им не являешься. Ты можешь, конечно, делать очень умное лицо — но тебе это не поможет, когда ты ни ухом, ни рылом в том, в чём должен быть как рыба в воде.

Но просто выдать себя за парня из этой страны, но из немного другой местности? Да я вас умоляю! Для этого достаточно совершенно ненапряжного лексического минимума. Ну, в случае со Штатами — для начала сойдёт oh,boy и c'mon. А если вас достают какими-то докучными вопросами — есть волшебная фраза: «Sorry, I'm high on some serious shit and just don't ask anything, please”. После этого, смею заверить, большинство обывателей будут обходить вас стороной и не беспокоить.

Мой лексикон к первому визиту в Штаты (а это был девяносто шестой) был немножко побогаче. Я в целом свободно понимал беглую разговорную американскую речь и думал, что сам говорю не хуже. Ну пусть не совсем, как местные — но вот как парень из другого штата.

Это был чисто такой ознакомительный визит. Просто, руководство решило, что это может пригодиться впоследствии, наше взаимное знакомство с Америкой. И там был принимающий парень, из наших, Себастьян, который уж сто лет как жил то в Мексике, то в Штатах, был там свой в доску, но я временами выходил прошвырнуться по барам без него.

И вот что меня шокировало — во мне безошибочно угадывали русского. То есть, даже если я сидел один в углу и ни с кем не разговаривал — всё равно подваливали какие-то ребята, которые, вежливо, сообщали, что они тут поспорили, русский я или нет.

С одной стороны, в том городке русские явно считались некоторой экзотикой (потому что Себастьян был для всех просто «тот самый Себастьян»). С другой стороны, именно по этой причине, явной редкости русских в их краях, меня удивляло, что мою национальность так легко вычисляют.

Я ненавязчиво интересовался, мол, может, акцент такой сильный — но они просто хлопали недоумёнными глазами. Или, может, я что-то не так делаю, как могут только русские? Но я ведь даже парашют свой в лесу закопал. Они смеялись и говорили, что это не поможет. Потому что во мне просто сразу видно русского. В этом нет ничего плохого — но вот так.

В конце концов, несмотря на всё нежелание, я поделился своим конфузом со Стебастьяном. Он рассмеялся. Спросил: «Слушай, ты себя в зеркале давно видел?» - - «Ну так, регулярно. Когда бреюсь. И представь себе, то, что там отражается — даже нравится некоторым девочкам».

«Ага, - ответил он. - Синеоким валькириям приполярных льдов. Именно им — такие мордасы нравятся. Потому что у тебя там крупным шрифтом написано: «Один косой взгляд — завалю нахер!» Естественно, в тебе за полмили видят русского. Потому что здесь с такими еблетами не ходят. Попробуй, что ли, поулыбаться перед зеркалом».

Не скрою, первые упражнения чем-то походили на ту сценку из Терминатора, где тот осваивает губную моторику при улыбке. Притом, что в России я считал себя, вообще-то, весьма интеллигентным, дружелюбным и доброжелательным парнем. Нет, конечно, когда идёшь поздно вечером по Купчино, проводив подругу, приходится держать «фейс» типа «один косой взгляд — завалю нахер!» Но это же ради их же, гопников, спасения. Дабы уберечь их от опасной бравады, от своих кулаков и кроссовок.

В Штатах, тем не менее, пришлось научиться «делать лицо попроще» и даже улыбаться. Отслеживать и воспроизводить мимику, жестикуляцию, всё такое.

И потом-то, оставив Себастьяна со своими погребами текилы, я немного поездил по стране (не слишком далеко), общался с разными людьми в придорожных забегаловках.

Это была очень познавательная и прикольная экскурсия. Особенно радовало, что время на неё не вычиталось как отпускное. То есть, зарплата продолжала капать.

Хотя, конечно, за всё в этом мире приходится платить. И уже через год руководство сказало мне: ну если ты так хорошо освоился со Штатами — нужно будет кое-что отвезти нашим тамошним друзьям. Одной правозащитной организации в Мичигане. Ибо Америка слишком важна, чтобы её терять, а потому наш интерес — в том, чтобы люди доброй воли имели и добрую экипировку

Речь шла о грузе армейского старья, которое один дружественный полковник ГРУ уступил нам вообще за копейки, а по документам — оно вовсе отбыло в Африку ещё в восьмидесятые.

Моей задачей было сопроводить груз до места и по возможности максимально заинтересовать наших друзей в приобретении, от чего зависела моя собственная комиссия.

Мы без проблем протащили это барахло через Россию, погрузили на Ладоге, яхта прошла через Атлантику, разгрузилась на Восточном Побережье, и вскоре мы были уже практически у цели. Мы въезжали в то графство (каунти), где нас должны были ждать.

Но вот тут впереди на трассе мы увидели полицейскую машину, стоящую у обочины. Я решил, что нельзя рисковать грузом, который шёл за нашим джипом в четырёх фурах. Да, по деньгам там было не много, всего пять тысяч стволов АКС-74У, двести ПКМов, двести СВД, цинки с патронами, пара десятков РПГ-7 и по пятку выстрелов к ним. Но по американским законам с середины восьмидесятых запрещается продавать полностью автоматическое оружие, которое ещё не было на американском рынке. И поэтому у нас могли быть проблемы с законом, если копы каким-то образом докопаются до содержимого фур. Этого допустить было нельзя.

Я попросил Стива, парня, сидевшего за рулём: «Превысь миль на пятнадцать!» А сам — открыл банку пива и от души глотнул, постаравшись прополоскать рот.

Нас тормознули. Не дожидаясь, пока офицер подойдёт (их оказалось двое: парень и девочка-негритяночка), я вывалился из машины, стараясь держаться максимально на виду, подняв руки, в одной из которых была пивная банка. Мне предстояла непростая задача: развеять их подозрения в том, что я могу являться русским ганранером, каковым являлся в действительности. Выполнить её можно было только одним способом, как мне казалось.

- Ю шуд арест хим! - сказал я, кивнув на Стива.

- Что? - полицейские даже не наставляли стволы, настолько, видимо, я казался безопасен.


  • Ю шуд арест зис... трейтор! - повторил я. - Ю си, ви мет ин зе морнинг. Зэтс вен ай дрэнк сам водка. Анд зис трейтор — хи дазнт. Хи сез, хи маст драйв. Энд соу хи лефт ми элоун виз ол зис бир. Ю шуд хэнг хим фор нот респектинг ми.


В этот момент мимо нас как раз начали проноситься по трассе фуры, беспрепятственно. Это стоило поддержать. И я продолжил настаивать:


  • Хи дазнт дринк вен драйвинг, вайл ин Моза Раша ви невер сит бифор зе вил анлес ви дринк сам водка. Итс ту дейнджерос ту драйв зеа визаут дринкинг. Энд хи дазнт вонт ту дринк. Зис из дисреспект фор ми. Энд ай ам прауд ту репрезент зе Рашин Мафиа!

    Тут парень-полицейский откровенно заржал: «What?”

    У смугляночки же в этот момент зазвонил телефон.


«Если их вырубать, - подумалось мне, - то сейчас момент самый подходящий. С другой стороны, нападение на полицейских, завладение спецсредствами... даже если просто приковать их к дереву и устроить им контактный зоопарк с ласковыми мичиганскими гризли — тут и возможностей Себастьяна может не хватить, чтобы спустить на тормозах»

Тут и он сам позвонил мне. «Вайвз!» - посетовал я вслух, беря трубку.

«Всё в порядке. Эти ребята, копы, - они с нами».

«А предупредить было никак нельзя?» - поинтересовался я по-французски.

«Но ты ведь не сделал ничего непоправимого?» - как обычно невозмутимо и даже насмешливо осведомился Себастьян.

«Я вообще ничего не сделал».

Потом мне стало известно, что к этой операции проявляли интерес некоторые особо суетливые люди из FBI. Вообще-то, они тоже наши друзья — но вот бывают иногда слишком суетливые. И все стороны опасались, до последнего, внедрения и подставы. Но тут уж всё было позади.

- Фуры свернули на грунтовку, - порадовала смуглянка. - Мы должны были оседлать дорогу, чтобы этого не сделал никто другой.

Её напарник вытер пот со лба (возможно, больше театрально, нежели по надобности) и с усмешкой выговорил мне: «По правде, it was the clumsiest attempt to impersonate a Russian mobster — ever!” Он так и сказал: «Самая неуклюжая попытка сыграть русского бандоса». Я скромно ответил, выключив такой неуклюжий свой акцент: «Maybe, that's because I'm not a mobster!”

Парень — его звали Ник — бросился объяснять, что дело не в том, что я не бандит, а в том, что я никогда не слышал, как говорят русские, а он слышал много раз («Да где ты в Мичигане-то наслышаться мог?» - подумал я, но не выказал раздражения).

Мулаточка же — её звали Сандра — наоборот высказала похвалу: «А мне понравилось, как ты сработал. Я ведь не сразу узнала. Но фуры — мы пропустили. Ты отвлёк внимание».

Тут из-за руля вылез, наконец, Стив (которого я и просил не показываться, пока всё не закончится).

- Ребята! - заявил он весьма драматически. - Это самый опасный русский гангстер, какого я вообще когда-либо знал. По-правде, я не на шутку опасался, что он пристрелит меня за отказ пить с ним пиво — да и вас он бы перещёлкал in the blink of an eye.


  • Ты чего, правда русский? -немного удивился Ник.


  • The name is Artyom. But you all can call me Arty.

    В целом там всё было очень мило. Мне удалось толкнуть этим ребятам в их лагере большую часть «ксюш» и «ПКМ», но, как ни странно, мало сыскалось покупателей на Драгуновку, хотя я считал её неплохим таким «полуснайперским» выбором. И мощный боеприпас, и самозарядность. Но тамошние снайпера оказались пижонами, которые меньше «лапочки» (финский патрон Лапуа Магнум) вообще ничего всерьёз не рассматривали. Впрочем, я по-любому перевыполнил план и обзавёлся кое-какими очень милыми знакомствами.

    С тех пор я бывал в Штатах, конечно, не раз, и не пять. Но я не могу сказать, будто изъездил всю страну вдоль и поперёк и знаю вообще всё и вся там.

    Вот, совсем недавно я узнал, что, оказывается, во всех штатах предписывается полная остановка при правом повороте на красный. Прежде я думал, что в некоторых это необязательно — просто потому, что видел, как все люди проезжают перекрёсток без остановки, как так и надо. И в маленьких городках — даже копам на это плевать (потому что они все чьи-то соседи).

    Естественно, я и много других вещей о Штатах могу не знать. Я вот, на самом деле, даже не перечислю все фейсы Горы Рашмур.

    С другой стороны, я не перечислю и многие достопримечательности Рязани. Вернее, я вообще хрен знаю, чего там сейчас есть, кроме десантного училища. Но значит ли это, что я не живу в России?

    Да, тут нужно оговориться, наверное. В общем и целом, и преимущественно — я живу в России. Это страна, которая не только мне нравится своими берёзками и окушками в речке, но за которую я чувствую себя ответственным. В смысле, все мы, так или иначе участвовавшие в рождение Российской Федерации — должны, наверное, отвечать за то, что породили, и за действия нынешнего политического руководства (хотя бы за то, что мы до сих пор не перемочили этих охреневших блядей к хренам собачьим), и за те проблемы, какие Россия создаёт миру. Поэтому я живу в основном в России, чтобы держать, так сказать «ланцет поближе к пульсу».

    А в тех же Штатах — ну, тут вспоминается старый медицинский анекдот. Где студент, отвечая по анатомии на скелетике и «плавая», говорит: «А вот здесь был член». На что профессор поправляет: «Скажем так: бывал. Скелет-то ведь женский».

    Так вот я в Штатах — бываю. Наездами, преимущественно по нашим делам (ну, сейчас это не только торговля оружием). Ну и мне нравится эта страна, я люблю там гулять, тусить с молодёжью временами.

    Но я вовсе не стремлюсь получить там вид на жительство. Люди, летающие по глобусу на персональных бизнес-джетах — они не участвуют в лотереях грин-карт или чего-то такого. Да у меня с дюжину дипломатических паспортов разных стран и на разные имена, если хотите знать! Вот до такой степени я легализованный в мире парень :-)

    И при этом, поскольку я имею увлечение к словесности и к языкознанию — я время от времени пишу заметки на языковые темы. Но вот всякий раз находятся такие въедливые, «каустические» даже, я бы сказал, читатели, которые «ниспровергают».

    «А вот сразу видно, что ни разу ты не бывал в Штатах, потому что ты говоришь, что туалет там называется в основном bathroom, и только во вторую очередь restroom, а на самом деле вот таблички restroom, я сам их сфоткал».

    Блин... Вот я живу в Москве, большую часть года, и знаю, что на многих станциях метро в последнее время поставили такие вполне цивильные туалеты. Но как они называются, какая там вывеска — да хер её знает. Может, «туалет», может, WC. Уж тем более я без понятия, как называются публичные туалеты в Сызрани. Может, «Тубзик» (и это, кстати, было бы по-своему прикольно).

    Ну и конечно, сонмы скептиков, которые уверяют, что никогда я не смогу проканать в Штатах за «своего». Ну что ж, если под этим иметь в виду моё трудоустройство профессором Гарварда с липовым дипломом Йеля — то да, скорее всего, не прокатит. Но я таких странных задач перед собой и не ставлю.


  • А просто на улице восприниматься как более-менее местный житель (особенно, в большом городе, где миллионы живут и никто друг друга толком не знает) — да запросто. Я сейчас, скорее, наверное, в помянутой Сызрани «москвичом» светиться буду, чем каким-то иностранцем в Эл-Эе. Потому что в Эл-Эе, чтобы чувствовать себя своим, достаточно знать десяток английских слов, а на все сложные вопросы отвечать «Но энтьендо» :-)


  • Ну и когда мне какой-нибудь «штудийный» дедуля рассказывает, что я не смогу на улице американского города объясниться, потому что у меня произношение слова the table не по инструкции ВЦСПС — мне вспоминается культовый (хотя и дурацкий) советский детский фильм «Гостья из будущего». Где в том самом будущем до Коли Герасимова, аутентичного пионера из восьмидесятых, докопался какой-то дедуля, который втирал ему, что вот неправильно ты себе, мальчик, выбрал карнавальный костюм под восьмидесятые, потому что тогда их носили совсем не так. Ну, забавно просто.


  • Мы, готовя к погружению в языковую среду, прослушиваем гигабайты того, как люди реально на улице говорят. Мы учим наиболее расхожим речевым ошибкам. И тут вылезает какое-то чудо и заявляет: «А правильно говорить не «позвОнит», а «позвонИт». Да пральна, пральна. Тока пох. Мы не в Гарварды готовим своих ребят, окей?


  • А с другой стороны вылезает товарисч, который заявляет: я вот прекрасно знаю английский, прекрасно французский, ещё ряд языков выучил, но «как родным» - нигде себя не чувстсвую.


  • И становится понятно, что скорее всего, этот товарищ работает переводчиком. Возможно, синхронистом. А это, беспезды, очень серьёзное и напряжное дело. Вот моментально уметь переключаться с одного «языкового регистра» на другой и находить подобающие аналоги. Но это дело — оно как раз очень сильно мешает погружению в какую-то одну языковую среду. Именно потому, что ты профессионально привык всё время быть над поверхностью, в готовности сделать рывок и поймать нужную рыбку. И как ни забавно, но вот юному оболтусу-паркурщику гораздо проще за месяц стать в доску своим в какой-то языковой среде, чем синхронисту — за многие годы.


  • Ну и ладно бы профессиональные переводчики, со своими профессиональными рисками и дефектами, но часто пишут просто вот, типа, обычные люди: «Я не смог выучить язык, чтобы проканать за своего, за многие годы, и ты всё врёшь, будто вообще можно это сделать за разумное время». Гм.... А паркуром с молодёжью у себя в городе не пробовал заниматься? Ладно, злая шутка: обычно не тот случай.


  • Но вот что поражает — больше всего в «никогда не бывании в США» меня «изобличают» канадцы. Нет, я привык, вообще-то, что рассказываю в своём блоге вполне такие заурядные житейские истории — и находятся люди, которые из кожи вон лезут, чтобы доказать, будто такого никогда быть не могло. И если говорить о странах, где я бывал — то вот «эзкотические» это Намибия, Нигерия, Колумбия, Венесуэла. Штаты? Ну, мне нравится эта страна — но кто из желающих там вообще не бывал в последние лет тридцать?


И тем не менее самыми целеустремлёнными «разоблачителями» оказываются именно канадцы.

Что меня, на самом деле, немножко коробит. Ну потому что я привык воспринимать канадцев прежде всего по сериалу Саут-Парк, где они такие милые, очень улыбчивые, и вообще няшки.

И я готов признать, что некоторые люди просто зануды. А некоторые — мозгоёбы. Но, вероятно, дело ещё и в том, что некоторые из бывших русских канадцев видят во мне конкурента. Опасаются, что я посягну на их велфары, фудстампы — или что там ещё есть социального в Канаде?

Но тут я могу заверить со всей ответственностью: это крайне маловероятно. И на ваши работы — я тоже не буду претендовать, обещаю. По хорошему счёту, хотя Канада тоже нравится мне как страна, но там у меня вряд ли возможны какие-то интересы помимо туристических. Но тут-то ещё и России — непочатый край, начать и кончить путешествовать.

Что же до того, как не дать распознать в себе русского — ну вот неожиданно полезный хинт: делать утрированный русский акцент. И тогда обязательно выползет какой-то многомудрый мудень, который начнёт тебе объяснять, что ты, наверное, учил когда-то немецкий, но в русском — всё совсем по-другому, и ты просто не знаешь, как.

Но то может быть нужно, скрывать акцент - лишь для какой-то специфической цели. А так-то в англоязычном мире все совершенно "лояльно" относятся к чужим акцентам. Даже на самом верху. Не верите - послушайте как-нибудь публичные выступления лорда Чемберлена. У него был совершенно чудовищный ацент, приобретённый, видимо, в Азии. Но ничего: даже премьером выбрали.

К слову, Ник тогда извинился передо мной: «No offense I called you clumsy” - “No offense taken, I was supposed do be like this”.

А в целом, мы хорошо погуляли между пострелушками — до сих пор с ностальгией вспоминается :-)

Tags: инглиш, лингвистика, педагогика, спецоперации
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments