artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Category:

Какой язык учить?

Вот, допустим, вы дошли до такой точки в жизни, когда опостылело бухать без просыху, и обрыдло таскаться за юбками напропалую, и у вас внезапно возник вопрос: «А не выучить ли мне какой-нибудь иностранный язык?»

То есть, конечно, у вас может возникнуть и вопрос «А не выучить ли мне квантовую физику или матан?», но обычно расположенность к таким высоконаучным штучкам обнаруживается даже раньше, чем человек начинает бухать без просыху или таскаться за юбками напропалую. А языки учить — никогда не поздно. И никогда не поздно загореться таким желанием.

Для чего учить иностранный язык?

Ну, для того, чтобы приобщиться к культурному достоянию, созданному на этом языке (правда, чтобы пропереться тем культурным достоянием в полной мере, нужно выучить язык ОЧЕНЬ хорошо).

Ещё — чтоб повысить свою ценность на рынке труда. Работник со знанием иностранного языка — обычно ценится выше, при прочих равных.

И ещё такой момент — сама по себе способность переключаться меж «языковых регистров», с родного на иностранный, очень здорово тренирует ум и расширяет кругозор. Вот когда чел понимает, что можно выразить одну и ту же мысль так, а можно иначе. Это — очень, очень развивает. Поэтому зря коренные москвичи (в смысле, понаехавшие в одном-двух поколениях) смеются над таджиками с их обычно корявым русским. Посмотрел бы я на тих москвичей, попробуй они изъясняться на таджикском! А вот детишки тех таджиков, изначально билингвальные, могут получить некоторое изначальное интеллектуальное преимущество над «коренными» отпрысками, если те окажутся достаточно ленивы, чтобы не учить никаких других языков. То же касается и «коренных» американцев и «понаехавших» латиносов. Хотя умные амеры, живущие в районах, где много латиносов — страются знать испанский.

И наконец, изучать другой язык — это просто прикольно, когда ты можешь представлять себя в разных «национальных» ролях, будь то испанский гранд, французский шевалье, британский лорд...

И вот вопрос: какой именно язык учить, или, вернее, скажем так: какой язык учить первым?

Политкорректный ответ звучал бы примерно так: «Ну, все языки богаты и прекрасны, и даже в чукотском можно найти нечто притягательное (например, требование, чтобы мужчины и женщины использовали в речи разную лексику, разные существительные, а то ведь в кухлянках могут и перепутать, кто где :-) ), поэтому всё дело — в личных предпочтениях».

Но я — не политкорректен. Поэтому скажу прямо: первым языком, конечно же, надо учить английский.

Почему? Потому, что им разговаривал Шекспир, а он круче Веласкеса и Россини вместе взятых? Ну, как поэт и драматург — безусловно круче, тут двух мнений быть не может. Мне было бы очень забавно, если б кто-то с этим поспорил.

Но главное: так сложилось, что именно английский — это то, что называется «лингва франка» современного мира. То есть, язык международного общения.

Вот долгое время (много столетий) лигвой франкой по крайней мере учёного сообщества разных стран Европы — считалась латынь. И по традиции, и как язык католического богослужения. Но латынь, особенно в классическом своём варианте (а использовался именно он) — это довольно сложный язык. Именно что — для учёных.

Практика требовала чего попроще. И это «попроще» - прекрасным образом обнаружилось в лице английского.

Он стал международным языком по ряду причин. Во-первых, конечно, здесь тот случай, когда «размер имеет значение». Империя, над которой никогда не заходит солнце, занимавшая в лучшие свои времена четверть земного шара — конечно, способствовала распространению английского.

Но ещё важнее было то, что англичане, как островная нация, не только завоеватели, но и торговцы. А торговцам — приходится общаться с любыми аборигенами несколько шире, нежели «руки вверх», «ты мой раб» (хотя и это тоже было, кто б отрицал).

И наконец — само свойство английского языка. И тут — немножко теории (да простят меня светила-лингвисты за некоторую вульгаризацию).

По своему грамматическому строю языки делятся на т. н. «синтетические» и т. н. «аналитические». Есть ещё т. н. «агглюнативные», но их мы трогать не будем, поскольку они к индоевропейской семье вообще не относятся.

Вот русский — это в чистом виде «синтетический» язык. У нас существительные и прилагательные изменяются по падежам (которые ещё и различаются для единственного и множественного числа), у нас глаголы спрягаются по лицам и числам. Таким образом, вне зависимости от места слова в предложении — можно понять, «кто на ком стоял».

И в каком-то роде это круто.

«Я пойду домой».

«Домой я пойду».

«Пойду я домой».

Вот просто переменой порядка слов — чуть-чуть корректируется смысловое (и эмоциональное) отношение говорящего к фразе. Но смысл — не пропадает.

И поначалу это выглядит очень круто. Это приводит в восторг иностранцев, начинающих изучать русский. Но потом они обнаруживают, что для создания фраз со словом «дом» - им нужно выучить шесть его падежных окончаний (и столько же множественного числа). А когда выучат — то натыкаются на выражения «до дому», «Из дому» и «На домУ». После чего спрашивают: «А вы уверены, что у вас только шесть падежей?» На что просвещённые русские им отвечают: «Вообще-то, девять, но мы храним сию тайну даже от своих детишек. Потому что это Россия, бейби. Здесь никогда никто не говорит открыто, как оно есть».

То же и с глаголами. Ладно, глаголы вроде «быть» или «идти» (и производные от них) — они всегда неправильные. Во всех, наверное, индоевропейских. Поэтому иностранца не удивишь, что «придти», но «пришёл». В его языке такая же фигня с глаголом, имеющим тот же смысл.

Но остальные-то русские глаголы — они-то ведь очень правильные, в отличие от извращенческих всяких европейских языков?

Вот, он берёт правильный русский глагол «хотеть» - и спрягает. Так же, как не менее правильный глагол «потеть».

«Я хотею, ты хотеешь, он хотеет...»

Учитель поправляет, что не «хотею», а «хочу-хочешь-хочет».

А ученик берёт следующий очень похожий глагол: «лететь». И спрягает: «Я лечу... ай, умница!... ты лечешь, он лечет». И выясняется, что опять мимо. Что во втором и третьем лицах — будут окончания второго спряжения, «летишь, летит».

Кстати, о спряжениях. Вот все, наверное, помнят, как в классе третьем где-то учили «глаголы-исключения», которые имеют в инфинитиве форму первого спряжения, но по лицам — во втором. Ну, «видеть», «слышать», «гнать», «зависеть». Даже стишки такие сочинялись, чтобы легче запоминалось.

И многие, отмучившись тогда же с этими глаголами-исключениями, уверились в мысли, что это и единственные такие «неправильные» глаголы в русском (в отличие от гораздо больших полчищ иррегуляров в том же английском).

Нет, это наивная мысль. Именно те семь глаголов были выбраны для запоминания по одной простой причине: в них не падает ударение на окончание. Поэтому даже сызмальства воспитанные в русской среде детишки — не могут прочувствовать, как их правильно писать. Вот многие прочие слова — они просто слышали, с младых ногтей, потому и не ошибутся на письме. А здесь — нужно дополнительно разъяснять.

Но как насчёт иностранца, который вовсе не слышал с младых ногтей, как звучит то или иное русское слово, которому приходится в процессе обучения постигать и то, куда там ударение падает?

И как ему быть со словом, скажем, «глядеть», когда он не знает, что в третьем лице оно звучит «глядит-глядят»? Да, это тоже «иррегуляр». Инфинитив — по первому спряжению, а лица — по второму. То же и - «зудеть» (но «зудит-зудят»). И я вам навскидку десятки таких глаголов нарою.

Или вот должно быть какое-то правило, что если кончается на «деть», то в третьем лице будет «дит»?

Как насчёт «родить» или «водить»?

Это я пишу к тому, что русский язык, конечно, очень красивый и выразительный (если владеть им), но для постижения иностранцами — это АД. Где очень многое нужно просто и тупо запоминать. И какие обобщения, какие «хинты» ни вводи — всё равно придётся зубрить. Вот не слова даже как таковые — а те формы, которые они приобретают в том или ином случае.

И это совершенно неизбежно для синтетического языка с развитой системой флексий (т. е., грубо говоря, вот всех этих падежных окончаний существительных и личных окончаний глаголов).

А в английском языке — получилось так, что большинство флексий просто расплющило нормандской булавой об саксонскую колоду (люблю вычурные метафоры :-) ).

Я писал уже не раз о том влиянии, какое оказало Нормандское завоевание на становление того языка, который сейчас мы знаем как английский. И влияние это выражалось прежде всего в том, что оказалось разрушено некое единое культурное и административное пространство английского языка.

Потому что эти завоеватели, заделавшиеся знатью, - они говорили по-французски (ну, на том, что тогда считалось французским).

Да, мне иногда говорят иные люди, мол, если эти ребята с Вильгельмом во главе были нормандцами, т. е., норвежского происхождения, то, наверное, они говорили на старонорвежском, а не французском?

Нет, не тот случай. С викингами Альбион тоже имел много культурных (если можно так выразиться) контактов, и бывали даже области, завоёванные в своё время «данами» (так англичане собирательно называли всех скандинавовов с топорами), но это было чуть раньше. А те ребята, которые осели на северо-западе Франции и основали там Нормандское герцогство — они, конечно, имели норвежские корни, но они быстро ассимилировались в местной среде (это вообще отличительная черта викингских разбойничков), они подружились с французским королём, который признал их права на герцогство (потому что один хрен не мог бы их подвинуть), они привлекали в свои ряды местных французских рыцарей, и уж ко времени вторжения в Англию — говорили, конечно, на французском. Ну, на нормандском, что считается одним из диалектов французского. Романский язык, в любом случае.

И вот когда вся эта шобла оседлала Англию — тут-то они уже не пытались заигрывать с местным языком. Между собой — знать продолжала общаться на французском (а чтоб с быдла подати собирать — достаточно и языка жестов). А монахи — те по жизни на латыни. И только угнетаемые всякие англосаксонские селяне продолжали говорить на английском.

Причём, в каждой деревне, в отсутствие телевидения и общей системы школьного просвещения, развивался свой диалект. А когда какому-то крестьянину было надо съездить в другую деревню — он там старался изъясняться максимально общо и просто. «Я хотеть чтобы покупка свинья».

Ну вот так и развивался английский язык, уже как своего рода «лингва франка» (или даже «пиджин») для общения простолюдинов из разных деревень. И так отпадали всякие эти архитектурные излишества, вроде личных или падежных окончаний. Оставались, зачастую, только корни. Да ещё и могли означать как существительное, так и прилагательное, так и глагол. И достаточно посмотреть в словарь, чтобы убедиться: практически любой старый глагол германского происхождения, а не новомодные всякие французские, - имеет ещё и значение существительного, а зачастую и прилагательного.

Потом, когда разгорелось то, что потом стали называть «Столетней войной», которая вовсе не была изначально столкновением наций, а была просто ещё одной из разборок внутри Анжуйской династии, кто-то из особо одарённых рыцарей на английской стороне, видимо, предложил: «Мессье, а что, если нам попробовать обращаться к этим простолюдинам, которые составляют наши ряды лучников, на том пейзанском языке, который они понимают?»

Идея, конечно, была шокирующе свежей, но результат под Азенкуром в целом понравился «британскому» нобилитету. С тех пор и началось движение к возрождению английского языка как государственного в Англии.

Но это уже был «максимально аналитический» язык, с позволения сказать. То есть, там остались, преимущественно, голые основы слов, с самым минимумом возможных флексий (-s для множественного числа, за очень редкими исключениями, да -ed для прошедшего времени и пассивного причастия, да —ing для активного причастия, деепричастия и отглагольного существительного).

И такой язык — его действительно оказалось очень легко выучить, чтобы хоть как-то на нём изъясняться (другое дело, что освоение лексики и идиоматики — может стать делом всей жизни).

Это, возможно, главная причина того, почему именно английский сделался «лингвой франкой» на данный момент, хотя научное сословие ещё недавно знало латынь в обязательном порядке (да и сейчас юристов учат dura lex sed lex), и французский считался очень популярным и престижным в лучших салонах, но выбор пал на английский.

Некоторые говорят, что скоро его сменит китайский. Который тоже аналитический язык (насколько сведущ, но я не «шиноист»). Что ж, возможно, но мне в это с трудом верится. Даже если китайцы откажутся от своей иероглифической письменности (которая сама по себе оказывается непреодолимым заслоном для многих), то их язык, насколько, опять же, сведущ, во многом зависит от «тонов», которые кардинально меняют значение слова, а эта концепция, вероятно, слишком сложна для бледнолицых варваров.

Поэтому в обозримом будущем, полагаю, языком международного общения остаётся английский.

А это означает не только то, что он будет самым востребованным при, скажем, трудоустройстве, но и то, что большая часть всякого нужного, полезного или просто прикольного стаффа в этом мире — выходит именно на английском.

И любой чел, где бы они ни жил, если хочет донести какую-то свою мысль не только до соотечественников, а претендует на глобальность — будет выступать на том же Ютъюбе по-английски.

И большинство всяких полезных уроков, имеющихся в Сети, - озвучиваются на английском. В том числе — языковых уроков.

Серьёзно, вам вряд ли удастся сыскать «Курс наиболее употребимых выражений в гуарани для интересующихся русскоязычных зрителей». Не поставлю, конечно, скотч на то, что такого вовсе в природе быть не может — но всё-таки это немножко менее вероятно, чем «Курс гуарани на английском». Потому что английский, помимо всего прочего, это и ключик к изучению любых других языков. И лучшие словари переводных аналогов — разумеется, тоже делаются с прицелом именно на английский.

И отсюда — органично вытекает второй вопрос: «Какой язык учить после(!) английского?»

Ну тут-то однозначного мнения быть не может. Если вы собираетесь прокатиться по Латинской Америке — тогда, наверное, не помешает испанский (потому что к англоговорящим гринго — не всегда хорошо относятся, могут норовить содрать три шкуры). Но при этом нужно помнить, что в самой большой латиноамериканской стране, Бразилии, на самом деле говорят по-португальски, и они смертельно обижаются, если сказать им, что «это практически тот же испанский» :-)

А если для практических-прагматических каких-то соображений — ну, тут уж каждый сам решает, что ему нужно.

Но я бы сказал, что сейчас вот в России ценится знание арабского. Правда, когда оно будет обнаружено, не исключено, что вас направят куда-то под Дейр-эз-Зор, чтобы вы, незаметно расхаживая по лагерям и базам ИГИЛа, выведывали их планы. Это, конечно, почётно — но думайте сами, насколько вас устраивает такое трудоустройство.

Вообще, рекомендовать языки с «нечеловеческой» системой письменности (то есть, не латиницей, не кириллицей) — я бы никому не отважился. Я сам в своё время учил японский, и даже мог уже более-менее болтать, и примерно понимать фильмы, но вот обломился — именно на «кэндзи», их иероглифах. Причём, что больше всего раздражало — эти иероглифы были исторически заимствованы у китайцев, для которых имели хоть какой-то смысл, для аналитического языка, где есть "универсальные" словоформы с минимальными флексиями, но в японском они просто не пришей рукав ни в Красную Армию. А вот — держатся за них япы. Консервативность сложившейся письменной культуры — она всегда неимоверна (достаточно вспомнить, как долго у нас держались за концевые еры и яти, когда в них уже никакого абсолютно смысла не осталось).

Но вот если б я сам думал о трудоустройстве и о том, как повысить свою «капитализацию» в глазах потенциального работодателя, я бы, пожалуй, сделал финт ушами.

Я бы выучил какой-то такой язык, который, с одной стороны, европейский, а с другой — сравнительно экзотический. То есть, не входит в «первый ряд», где расположились английский (он-то обязателен в любом случае), французский, испанский, немецкий, итальянский.

Я бы взял, наверное, или какой-то из северогерманских (шведский, норвежский, датский), или вовсе венгерский либо финский. Последние — вообще не индоевропейские, и вроде как принадлежат к одной семье, в чём-то родственны — но вот, насколько могу судить, родство их примерно как между русским и английским.

Тут могут возразить: «А нафига их учить, когда представители этих народов, обычно, и так прекрасно говорят по-английски?»

Так-то оно так (особенно — к скандинавам относится, но и бизнес-венгры, наверное, тоже англоспикающие). Но всё же человек так устроен, что иногда ему может быть приятно, когда к нему, персонально, обращаются на его родном языке. А бизнес, вообще-то, вопреки параноидальным фантазиям господина Маркса, это не об то, чтоб делать холодный чистоган, это об то, чтоб делать людям приятное. И тогда им приятно сотрудничать, налаживать связи. Среди прочих равных — они выбирают тех, с кем приятней работать. (Если, конечно, не быть слишком навязчивым и не лезть к человеку с его родной речью всюду и везде, когда на самом деле она звучит ужасно).

Есть и другой деловой аспект знания редких языков, что может быть полезно для бизнеса. Тут, уж не обессудьте, поведаю один случай из моей личной практики (хотя, как знают мои постоянные читатели, я, будучи воплощением скромности, ненавижу говорить о себе).

Как знают те же мои постояные читатели, мы, я и мои друзья, занимаемся, во-первых, укреплением мира во всём мире, а во-вторых — крышеванием бизнесов. Не только в России, но даже и в Штатах.

И вот как раз из Штатов к нам обратились наши друзья, из инвестиционного одного учреждения, и описали ситуацию. На них вышли двое башковитых таких парней, родом из России, учёные-изобретатели, и предложили вроде бы действительно интересный страт-ап. Но для проверки — попросили кого-то поприсутствовать на переговорах из наших, с нашим намётанным глазом и вострым ухом. Выбор пал на меня.

Я там, на переговорах, изображал, конечно, мелкую сошку, типа, за водичкой сходить, и будто бы совсем не слушал, как важные мужчины перетирали за важные дела, потому как не моего ума то.

И вот, когда речь зашла о сроках поставки пробной партии, один из этих изобретателей-рационализаторов обращается к другому по-русски: «Да мы по-любому не сможем уложиться». А другой успокаивает: «Да не парься. Аванс с этих лохов стрясём — сразу и кинем через хуй. Не будем зарываться».

Ну, все поулыбались, подписали контракт, пожали руки, разошлись.

Как только аванс упал на счёт фирмы этих двух гениев — естественно, тут же перевели в оффшор. Вернее, такова была видимость для владельцев счетов — но «люди в чёрном» научились обманывать таких клиентов, придерживая денежки под своим контролем.

А я — встретил этих двух друзей в гостиничном номере, откуда они явно собирались в аэропорт. И сказал уже по-русски: «Видите ли, как парень, имеющий некоторый опыт в единоборствах, могу вас уверить, что самая главная опасность такого приёма, как бросок через хуй — состоит в том, что можно ненароком нанизаться на чей-то ещё. А теперь — давайте-ка присядем и хорошенько подумаем, что вы должны сделать, чтобы соскочить с обвинения в мошенничестве в особо крупном, которое вы вполне уже себе заработали».

Ну и там-то всё благополучно разрешилось. Ребята действительно были толковые технари, но не сумели найти нормальную работу, обиделись на Америку за это и решили «поиграть в О'Генри». Что ж, наглость — иногда вознаграждается, и их пристроили к делу, где они оказались полезны и довольны (и дружественная нам фирма — тоже, и даже «люди в чёрном»).

Ну и вот трудоустраиваясь куда-то — вы вполне можете сказать «А ещё я знаю венгерский язык».

На что работодатель резонно спросит: «И мне-то какой прок от этого?»

«Ну как? Я могу понимать, что говорят венгры между собой на деловых переговорах».

«Какие венгры? Наша фирма — занимается установкой пластиковых окон в Сызрани. Причём тут венгры?»

«Ну а вдруг сюда приедет венгерская фирма и откроет свой офис? Ладно, шучу. Но просто мне сказано было упомянуть все свои достоинства — вот я и упомянул. Что захотелось как-то выучить венгерский язык — я его и выучил».

Разумный работодатель — из этого может сделать хотя бы тот вывод, что работник — обладает некоторой обучаемостью. Что, на самом деле, очень важно в любом бизнесе. Когда вокруг столько не столь ещё старых псов, которые наотрез отказываются учиться новым трюкам.

Но вот для тех людей, кому карьера или путешествия за казённый счёт всё-таки важны, стоит подумать над следующим. Вот есть некая фирмочка, которая завязана на контрагентов, скажем, во Франции (и Германии, и в Бельгии). И возникает потребность отправить туда кого-то на стажировку, чтобы лучше выучился. Можно, конечно, того, кто учил в школе немецкий или французский. Но все примерно понимают, как знают язык после российской школы.

А есть некий чудик, который взял и по своей прихоти выучил шведский или эстонский, или венгерский. Да после этого для него выучить французский или немецкий — вообще говно вопрос будет. Да ещё и делу кое-как обучится. Ну, с точки зрения вменяемого руководителя.

Подумайте над этим.

Быть может, если б судьба не сложилась иначе, вторым после английского я бы выучил какой-то сравнительно «экзотический» язык Европы. Но передо мной вопросы трудоустройства и карьерного роста не стоят уже очень давно. Roy ne puys, Duc ne daygne, Artyom suys :-)

Но английский — это must, конечно, в современном мире на ближайшие, по крайней мере, десятилетия.

К слову, интересно было бы узнать мнения моих уважаемых читателей о том, какие языки следует постигать, а я, может, постараюсь надыбать "подсобных" материалов, вроде видосов из Ютъюба, где бы лингвистические нюансы объяснялись легко и весело.













Tags: инглиш, лингвистика, язык
Subscribe

  • Что мы будем делать после нас?

    Наткнулся у Митрича на занятный мысленный эксперимент. В двух словах — вводная такая. Некая развитая цивилизация решила угробить…

  • Как бы я продвигал вакцину от Ковида

    Как не спадает эпидемия Ковида в России — так и не утихают страсти вокруг вакцинации. Оба лагеря, ваксеров и антиваксеров, соревнуются в…

  • О рабах и пирамидах

    Не раз и не два доводилось встречать в околоисторических публикациях примерно следующую сентенцию: «Вот раньше считалось, что египетские…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 84 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Что мы будем делать после нас?

    Наткнулся у Митрича на занятный мысленный эксперимент. В двух словах — вводная такая. Некая развитая цивилизация решила угробить…

  • Как бы я продвигал вакцину от Ковида

    Как не спадает эпидемия Ковида в России — так и не утихают страсти вокруг вакцинации. Оба лагеря, ваксеров и антиваксеров, соревнуются в…

  • О рабах и пирамидах

    Не раз и не два доводилось встречать в околоисторических публикациях примерно следующую сентенцию: «Вот раньше считалось, что египетские…