artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Category:

Я старый солдат, донна Роза...

Видел обращение Губарева, народного губернатора Донецкой области (хотя, кажется, они сами уже запутались там, кто из них есть кто, и кто главный, и то ли у них ДНР, то ли Новороссия).

Смысл его кудахтанья, разумеется, не очень важен, хотя фраза «против нас весь мир» - показательна. И человек поумнее мог бы задуматься: «Может, это потому, что мы - чмошные уроды, на ровном месте и под высосанными из пальца предлогами устроившие бузу, в которой страдают миллионы людей, а гибнут десятки, и это только начало?»
И ладно бы их борьба за власть имела какой-то смысл, какие-то внятные перспективы. Но ведь это даже не война Кастро за Кубу. Это просто какая-то порнография с элементами гуро. Эти нацики обиженные – они серьёзно, что ли, думают удержать власть на Донбассе и отстроить сколько-нибудь жизнеспособный государственный механизм «Донецкой Народной Республики»? Самим – не смешно? В зеркало-то смотрелись?

Наёмники – они хоть за бабки в это говно вписались. Романтики – ради сильных и ярких ощущений. Реконструкторы с кризисом среднего возраста, вроде Гиркина, - от жеманной «печоринской» скуки и томной суицидальности. Маньяки вроде Безлера и уголовники вроде Пономарёва, - чтобы безнаказанно мучить и грабить людей, самоутверждаясь против всего ничтожества своей прошлой жизни.

Но вот такие околополитические зверушки, вроде Губарева, - им-то чего надо было? Какого хера вешать на себя офигенный срок по обвинению в терроризме, на самом деле даже не участвуя в нём непосредственно, а просто балаболя какую-то чушь под камеру? Безлеры-Пономарёвы – они хоть удовольствие получают, убивая и мучая людей. Не скажу, что одобряю подобные развлечения, но – всё-таки объяснимый мотив (для маньяков). Но сомневаюсь, что эти Губаревы-Болотовы-Пушилины хоть одного пленного зарезали. А отвечать – будут за всех. Как, типа, политики.

Однако ж, всё-таки главный вопрос: нахрена этому чуду в перьях автомат?
Помню, как расквохталось российское ТВ от этого несчастного Музычко, когда он с калашом заявился в Ровенскую раду. Но он-то боец и бандит, он хоть знал, зачем ему калаш нужен в «логове врагов» (для политической дискуссии с Партией Регионов, конечно).
Но вот когда эти клоуны, из ДНР и ЛНР, записывают свои заседания и выступления в кругу соратничков, обвешанные оружием, – это комично очень выглядит. Хотят показать, что оно у них есть? Да все в курсе, сколько они стволов напиздили.

И ладно, я понимаю ещё, когда школьники, которым эти «защитнички Юго-Востока» ворованные стволы раздали, позируют с ними для Фейсбука. Но люди, претендующие хоть на какую-то серьёзность?


Впрочем, вряд ли Губарев настолько лунатик, чтобы претендовать на какую-то политическую серьёзность. По хорошему счёту – вечная школота.
И то, как он держит этот свой автомат – яркое тому свидетельство. Вот на всех фотках в Фейсбуке малолетние бойцы Лугандонии держат ствол именно так – ремень вокруг шеи, автомат на грудь.

Ради справедливости, доводилось видеть такую манеру ношения и у служивших даже ребят в Российской Армии. И я недоумеваю: откуда этот дебилизм пошёл? Из малобюджетных голливудских фильмов? Кажется, что это очень стильно?

Ну, если и так, то на фотку - ещё ладно (хотя Губареву не добавит мачизма ни автомат, ни пулемёт, ни стриптиз вокруг ствола зенитки). Но когда в боевой или приближенной обстановке так на себя пушку вешают – это вызывает по меньшей мере удивление. «Чел, ты своих товарищей перестрелять хочешь – или себя удавить ремнём при попытке?»

Реально, счёт идёт на доли секунды. На сотые доли секунды. Когда нужно быть готовым моментально плюхнуться на землю. И вот при таком положении оружия – ты на него плюхаться будешь? А потом выгребать его из-под себя? А потом – болотную жижу из ствола палочкой выковыривать? (калаш, конечно, надёжная машинка, но при забитом стволе и его разорвать может).
Или – «медвежата кричали «хо!» и валились на спину»? А потом, в положении лёжа на спине, стягивать ремень через затылок, воюя с собственной каской?
А если и не валиться на землю – сколько потребуется времени, чтобы изготовить автомат к бою из такого положения?
Вменяемые парни, когда полагают, что может понадобиться взять автомат наизготовку и воспользоваться им, носят его «по-африкански». На левом плече (если правша), стволом вниз. Так оказывается доступен бок «основной» руки (какие бы интересные вещи на нём ни находились), автомат же сдёргивается с плеча и прикладывается очень быстро, без потери цели из виду. Ну а когда упасть надо – с одной стороны, автомат этому не мешает и сам в безопасности от загрязнения, с другой – его, опять же, и сбросить с плеча хоть «налету» можно.

Конечно, у разных людей могут быть свои стили, кто-то и из «американского положения» (стволом вверх, на плече «основной» руки) приноравливается довольно шустро прикладываться, но вот этак, на груди с ремнём вокруг загривка – не оружие впору носить, а рекламные постеры пиццерии, за полтинник в час (а в случае Губарева – сошёл бы плакат «Уберите меня из этого шоу!») Автомат же – так только пижоны носят (и это довольно опасно для окружающих: затвор обо что угодно передёрнуться может, особенно в зелёнке, а ствол – горизонтально вбок смотрит).

А самое, конечно, комичное будет – лицом к лицу с оппонентом столкнуться, при таком «подвесе». И руками тебе этот автомат раскоряченный работать толком не позволит, и самого его не используешь быстро ни в каком качестве. Противник же его просто ухватит за коробку, дёрнет на себя (ремень давит на тыльную сторону шеи, голова пойдёт вперёд, руки инстинктивно вцепятся в оружие) – да и двинет в открытое табло в противоход.

Уж если любишь вешать автомат через шею (что, вообще говоря, неправильно в острых ситуациях) – хоть правое плечо под ремень просунь. И ствол кверху задерётся, и свобода манёвра появится. Тоже – довольно быстро вскинуть и взвести можно (а вот падать – всё равно неудобно).

Впрочем, я рассказываю это, естественно, не Губареву. Скорее, воспитанникам нашей корпоративной школы и невольничкам с моей плантации. Ребятишки! Когда позируете для Фейсбука с оружием – не уподобляйтесь пафосным лошпехам из ДНР, вешая на себя автомат, что твой бомж – рекламу пиццерии. Глупо смотрится. Примерно – как начинающий горнолыжник, фоткающийся с гордо откинутой парой лыж, рука наотлёт и ввысь (говорят, именно от этой композиции идёт понятие «чайник» в значении «дилетант»).

Впрочем, наши-то – и в пятнадцать лет знают, для чего какой инструмент потребен, и как с ним обращаться надобно.

Поэтому задают порой вопросы: «Интересно, а хохлы ставят маячки на всякие предметы, которые колорадам в руки попадают?»

Честно скажу: «А хер его знает!»
Вроде, азбука, но там с обеих сторон столько несуразностей. Причём, я думаю, что за этим нет какого-то плана «договорной игры» (вернее, не допускаю мысли, что он может иметься, за явной бестолковостью обеих сторон) – а есть просто феномен, обозначенный в кинофильме «Интервенция» словами «Регулярная армия – это что-то особенного». Да, я неоднократно цитировал эту фразу, и если кто не знал, откуда, - теперь знают.

Украинская регулярная армия – что-то особенного. Но и колорады боевые, большей частью, - они тоже выходцы из регулярной армии. Они, конечно, поднаторели мал-мало в диверсионной войне (особенно, те, которые кадыровцы, которые бывшие антироссийские боевики почти все), они могут неплохо владеть тактикой партизанских действий, но – они технически всё же дремучие ребята. Сомневаюсь, что у них имеется оборудование, позволяющее проверить те или иные предметы на закладки, и что они умеют им пользоваться (именно по этой причине, думаю, они интервьюировали захваченных эсбэушников в Горловке без штанов: не чтобы унизить – а потому что боятся закладок в плотной материи, а сменных брюк у организаторского гения Игоря Безлера не нашлось, как прежде не нашлось колорадок для ментов-коллаборационистов).

СБУ, с другой стороны, кое-что может в техническом плане. Переговоры по мобильникам – она перехватывала, и потом они подтверждались, как не-фейк. Вероятно, и отслеживает мобильники лидеров. Но исполнители, идя на акцию – надо полагать, мобилы выключают или оставляют.

Тут вспомнилась история, которую поведал друг в конце девяностых. Он побывал в одной стране, не важно, какой, но в целом дружественной, хотя правительственный режим там был очень слабый, а вокруг их блокпостов рыскали всякие… борцы за народную свободу, как водится. И периодически обстреливали. А дороги во многих районах – вообще безраздельно контролировали.

И друг сказал тамошнему генералу, с которым сотрудничал: «А вот что, если боевики в очередной раз нападут на блокпост, и там произойдёт взрыв, и солдатики ваши в панике эвакуируются, побросав часть вооружения?»

Один полковник, из штабных, возмутился: «Что значит, «побросав»? Да оно же подотчётное! Да оно же инвентарное!»

Ну да, во всех регулярных армиях уровень идиотизма штабных полковников-интендантов – примерно одинаков.

Но генерал оказался умнее, живо понял идею – и ухватился. «Только, - сказал, - это должно быть что-то очень заманчивое. Калашей-то – у них и у самих полно».

Да, резонно. Оторвали от сердца – оставили на том блокпосту АГС-17 «Пламя». Это автоматический гранатомёт, который пуляет тридцатимиллиметровыми разрывными такими фигульками на расстояние до двух километров. Ну и до кучи – «свежайшие поставки». Штук пять РПК-74 в масле (это лёгкий пулемёт), три десятка РПГ-26 «Муха» (одноразовая «шайтан-труба», способная, при удаче, вынести БТР или даже порвать трак танку).

И они, борцы за народную свободу, - заглотнули. На первом этапе – там наши даже активных контрдействий не предпринимали, а просто сливали инфу по разным каналам, куда какая колонна пойдёт – и засекали реакцию. Если такому-то человеку была слита инфа, что по такой-то дороге двинут два БМП в сопровождении грузовика с боеприпасами, а там обнаруживается, по трекеру, засада с нашими «мухами» - ну, всё ясно с этим человеком. Это старейшая игра контрразведки, которую вовсе не полковник Щукин из «Адъютанта» придумал, и не римляне даже придумали, наверное, но – она вечная, а на нашем сленге называется «прозвонка». И когда знаешь канал утечки – разумнее даже не перекрывать его с концами, а использовать. Причём – втёмную, не давая человечку знать, что его раскусили (правда, при этом он берётся в клещи, окружается осведомлёнными сотрудниками).

Но АГС – тот непременно перевозился на пикапе в кортеже предводителя этих «борцунов». И наши, конечно, могли бы там всё и вся пожечь в первой же засаде – но это не было целью, ликвидация этого чувачка. Целью было – его приручение. Потому что, несмотря на все свои завихри, он казался всё-таки довольно вменяемым парнем, который просто переоценил свои силы и возможности. А так-то мог бы стать неплохим министром по делам национальной политики, как нам казалось.

Поэтому наши, выходя разведгруппой на тот кортеж, будто бы случайно, а не по наводке, обстреливали его довольно щадяще, целя больше по моторам машин, а не людям, лишь недолго вели бой, когда начинала фыркать эта «агуся» - и отступали в джунгли.

А через две недели тот парень, лидер местного сопротивления, сам подъехал к блокпосту и заявил: «Я согласен на переговоры!»
И при этом, его люди вынесли и поставили на дорогу наш АГС. Типа, возвращаем арендованное имущество.

Потом, когда правительственный кризис в той стране устаканился, наш дружественный генерал на банкете спросил этого «борца за народное счастье», ныне министра по делам борьбы за счастье народов: «И вы правда подумали, что сданное вам оружие на той базе было заряжено какими-то жучками?»

А тот искренне так смутился, нахмурился. Он вообще такой искренний, говорят, был, действительно неплохой парень. Быть бы ему доктором – цены бы не было. Ан – после медицинского социализмом увлёкся.

«Это вы о чём, - спрашивает. – Что гранатомёт этот вернул тогда же? Да тут-то история простая. Хотя трагичная. Извините, но на этой сволочи – восьмерых наших снайперы ваши убили. После чего – к нему и подходить-то боялись. Мой заместитель пригрозил, что под трибунал отдаст за невыполнение приказа, так один из самых бравых наших ребят выступил вперёд, выхватил пистолет, приставил к своей голове. И судя по лицу – выстрелил бы, показывая, как ему плевать на трибунал. Но я вмешался – и пришлось, господа, признать, что машина эта проклята богами. И ведь – хоть бы одного из ваших она убила!»

На самом деле – никакой мистики, ничего сверхъестественного. То, что я сейчас скажу, покоробит сердца многих патриотов советского военно-конструкторского гения, но – я скажу.

Все эти АГСы – они примерно как Ил-2. Очень сильно переоцененное оружие, создающее иррационально высокие риски для его «операторов» при завышенных материальных расходах на создание и обеспечение этого оружия.

Почему Ил-2 стал уникальным штурмовиком, который не пыталась скопировать ни одна другая армия мира, - я и писал уже, и ещё как-нибудь напишу. Но вкратце: соотношение цена-эффективность не выдерживала критики, и только в СССР тогда мог рулить психологический фактор: но зато я летающий танк, зато мне хрен чего сделают, и я классно шмаляю ракетами из машины, в принципе не заточенной на наведение ракет корпусом, и надо мной прошёл «фоккер», после чего у меня отлетели оба крыла, да и меня самого пробило двухсантиметровым снарядом, но пусть молодёжь знает, что ИЛ-2 – летающий танк.

С этими АГС-17 Пламя и АГС-30 – та же история. По хорошему счёту, это оружие деморализации врага и вдохновления своих бойцов.

И когда шмаляешь с АГС – там выглядит всё так, будто полнейший Армагеддон ты им устроил.
На самом деле, тебе пыль и дым, поднятые разрывами ВОГ, – мешают рассмотреть, чего там на самом деле.
Хотя – чего к гадалке-то ходить? Есть опыт, есть статистика.

По своему опыту могу сказать, когда под огонь тридцатимиллиметрового этого АГС попадаешь – просто залёг и всё. Пережидаешь. Но при этом его гранатки – точно шутихи. Какой-либо серьёзный ущерб – разве лишь прямым попаданием в голову причинят. А так хоть в метре могут взорваться – хороший кожак осколки не пробьют, не то что броню. А сама по себе взрывная волна – только уши маленько тревожит, но их прикрыть можно.

Правда, это злит нешуточно, когда по тебе эта фигня работает. И когда под рукой есть достаточно дальнобойное стрелковое оружие – хочется урыть того хулигана, который в тебя пуляется. Поскольку же профиль АГС не позволяет стрелять лёжа ни при каких конфигурациях, оператор оказывается очень уязвим. Поэтому в помянутом случае с теми повстанцами в «Бабуинии» - наши разведчики перестреляли столько гранатомётчиков. Почти что – «случайно». На эмоциях, можно сказать. Он пуляется – парень наставляет ПКМ – «Да пошёл ты!» - очередь - и его нет.

Это оружие, малокалиберные гранатомёты, может быть сколько-нибудь эффективно лишь против совершенно зомбоидной пехоты, прущей в полный рост по открытой местности плотными массами. Когда же начинается дуэль где-нибудь с километра – хороший снайпер или пулемётчик их штук пять может снять, пока его самого хоть приблизительно накроют близкими попаданиями и заставят сменить позицию.

Вот миномёт, хотя бы 82-миллиметровый, при той же примерно массе и штате обслуги – это гораздо более эффективное оружие против залёгшей пехоты. По крайней мере, он нервирует больше, и может бить с реально закрытых позиций по крутой навесной траектории. А уж попасть под обстрел «Василька», автоматического миномёта, – это, честно скажу, интригующе. Между тем, места в пикапе он занимает почти столько же, сколько АГС.

Но что может сделать «петарда» с 35-ю граммами тротила? Для сравнения – у гранаты РГД-5 заряд вчетверо мощнее, и осколки тяжелее, но всё равно, она может в паре метров от залегшего бойца лопнуть – и хрен чего будет, помимо лёгкой контузии (психологической, всё больше).

Хотя на самом деле, даже со слабыми гранатами – можно делать интересные штуки. Никогда не забуду, как с ними работал Анхель, когда мы вели переговоры с одной обнаглевшей бандой в Бразилии. Они решили, что проще нас грохнуть, чем договариваться – и выступили толпой человек тридцать. Типа, вот как нас много, все крутые, с шотганами, с автоматами, бойтесь нас. Анхель попросил нас (меня и хозяина дома, того мэра, который нас пригласил) держать тыл, на случай, если кто-то из этих обезьян додумается таки обойти здание, а с этими, сказал, я сам разберусь. И на записи потом посмотрели, как он это сделал. Это была песня.

Встал за колонной, достал две гранаты, разогнул усики, накинул кольца на взводной рычаг автомата, выдернул синхронно (я запомнил этот трюк), подпустил этих метров на двадцать, пока всю улицу перед крыльцом не заполонили, выскочил, кинул гранаты с криком «Take them apples!», но по-португальски, - и тотчас обратно за колонну.

Оппоненты, насколько тупые ни были, сообразили, что сейчас будет бэмс, попадали. Анхель, как ни в чём не бывало, вышел – и высадил рожок практически в упор. И – обратно за колонну, перезаряжается. Выжившие понимают, что бэмс по какой-то причине отменяется, вскакивают в атаку, мстить за павших товарищей. Анхель, стоя спиной к колонне, разглядывает в стеклянных дверях особняка, что происходит на улице, достаёт пульт, нажимает кнопку – и бэмс таки имеет место. Очень удачное. Две гранаты аккурат под ногами у стоящих противников. Полный фаршмак. Немногие уцелевшие – побросали оружие, стали просить прощения. Ну, мэр, добрая душа, отправил их в больницу за свой счёт и даже обвинений не предъявил, под условие благонравного поведения в будущем. Благо, вожаков и самых борзых Анхель всех положил, остался перепуганный молодняк.

Потом Анхель показал дистанционные взрыватели, которые поставил в гранаты вместо штатного, и как пульт на них программируется. «В пятьдесят баксов штука, - говорит, - мне обошлось. Почему солдадитос никогда такими не пользуются? Риторический вопрос, правда?»
Хотя, казалось бы, технология – и для восьмидесятых совершенно рутинная. А возможности тактического применения – резко повышаются. От обычной-то гранаты опытный пехотинец легко уходит – а ты попробуй погуляй, когда вокруг тебя радиоуправляемых мин накидали, которые взорвать могут в любой момент.

С тех пор мы хорошо освоили этот опыт и часто используем такие штуки. Благо, они и куда дешевле сделались. Почему их не использует и даже не заказывает армия – действительно, вопрос риторический. Возможно, считает своих бойцов слишком тупыми, чтобы могли работать с «хитрой» электроникой. А может, неудобно бабло пилить на приблудах, которые стоят копейки, притом, что обычными-то гранатами склады на сто лет вперёд затарены.

Есть разработочки и под 40-мм гранаты, которые могли бы стать эффективны с применением дистанционных взрывателей, но там-то требуется повышенная их устойчивость к динамическим нагрузкам, и совсем уж копеечными они не выходят.
Поэтому пока что – эти АГС служат двум основным назначениям. Дымопостановка – и обстрелка молодняка в окопах (шуму много, вреда никакого). Да, ну и засветка оппонентов через GPS-трекер.

На том, пожалуй, довольно «беллетристики» - а то самому захочется метнуться на Донбасс и сделать АТО за Украинскую армию. Но это было бы некорректно, лишать их лавров. Пусть сами докажут, что они всё-таки государство, и довольно сильное, а не такое же недоразумение, как эта Лугандония, которая и дня бы не просуществовала без иностранных «помощников».

P-s.: Насчёт того, что генералы считают своих бойцов слишком тупыми для техники, идейно превосходящей уровень середины прошлого века, - это не шутка. Во многих случаях, это так.
Помню, мы предлагали иным армейским наши гранаты с пультом. Знаете, что отвечали? «Вы хотите сказать, эта граната совершенно безопасна, пока не нажать кнопку? Можно вырывать чеку, можно кидать её в друзей, прикалываясь? Значит, они это будут делать. А рано или поздно – сама собой нажмётся кнопка. Нет уж, солдат должен бояться гранаты!»

И в общем, логика есть. Когда ставишь под ружьё малолетних долбоёбов – приходится думать прежде всего о том, чтобы они с того ружья самих себя не постреляли.

То же показательный случай, когда я спросил одного офицера, почему они ставят растяжки «по-колхозному», на выдёргивание кольца, а не на разрыв, когда чека уже выдернута, и проволочка-ниточка держит рычаг. Такая установка называется «противосъёмной», и снять-то, на самом деле, можно, но немножко стрёмно это, выкручивать взрыватель, придерживая рычаг, особенно, когда думаешь, что умельцы могли там и порохом всё забить, на мгновенный подрыв, и не будет у тебя трёх секунд, чтобы отбросить и залечь. Поэтому, за исключением особых обстоятельств (недопустимость демаскировки, скажем), растяжку, поставленную грамотно, рекомендуется сбивать выстрелом. А «колхозная» установка, на выдёргивание кольца – это ты просто даришь гранату противнику. Обнаружили, ниточку перерезали – сняли, сунули в мешок. Тем не менее, большинство солдатиков всех армий мира – предпочитают ставить именно «по-колхозному».

И вот офицер тот ответил: «Ты чего? Да если этим дебилам сказать, чтобы противосъёмку ставили – они же сами к херам подорвутся непосредственно в момент установки! А мне отвечать?»

Говорю: «А когда противник поснимает эти ваши куцые растяжки, пройдёт периметр и закидает снятыми вашими же гранатами – тебе не отвечать?»

«Неа. Тут – силён был враг. А наши – сражались за Родину и погибли за Родину. Под огнём врага. Бывает. Ибо это – война. Но погибнуть вне огневого воздействия со стороны противника – это несчастный случай. Который не должен был бы произойти, если бы командир проявлял бдительность и вёл надлежащую воспитательную работу. Это будет расследовано, выводы будут сделаны, виновные будут наказаны. Даже когда один тупой пидарас подорвался на собственной гранате. А что десять ребят закидали гранатами враги – это война. За это – в крайнем случае, будет отвечать их непосредственный командир, погибший вместе с ними. Но – мёртвые сраму не имут».

Мне, конечно, всё это дико слушать, но когда понимаешь, что из себя представляет регулярная армия, как она комплектуется и как контролируется, - трудно, опять же, не признать некоторую логику. Там всем, кто принимает решения, за редкими исключениями, своя рубашка ближе к телу, своя жопа дороже, и главная задача – её прикрыть. Там просто нет понятия «общего дела» (вернее, оно появляется лишь в условиях действительно тотальной войны, да и то не сразу и не везде).

Поэтому, скажет Генштаб «воевать мушкетами, ибо автомат слишком опасен в руках личного состава для него самого» - по цепочке это пройдёт: воевать мушкетами. В самом низу, в среде непосредственных участников боевых действий, конечно, будет некоторое недоумение, типа, «вы, суки, совсем охуели?» - но все, кто выше, они будут озабочены лишь тем, чтобы прикрыть свою задницу приказами да инструкциями.

Поэтому и бывает сплошь и рядом, что у регулярной армии, по крайней мере на первом этапе, выигрывает «аматёрская» партизанщина, хрен знает как вооружённая, малочисленная, – но заточенная на победу, а не на отмазки о соблюдении инструкций. Соответственно – более гибкая, более разумная.

Ну а регулярные армии – они потому и «готовятся к прошлой войне», что в подобных бюрократических механизмах всякая инициатива наказуема (покуда совсем уж жареный петух не клюнет). «Наши деды воевали, это проверено временем – и мы не будем выходить за рамки того, чем воевали деды». А то ведь какой-нибудь мудак, которого близко нельзя было подпускать к военным делам, угробит себя каким-то новым оружием, новыми способами применения – и будет разбор: кто допустил, почему отошли от дедовских методов?

У нас – всё несколько проще. Во-первых, жёсткая фильтрация соискателей на психическую и умственную адекватность. Во-вторых – единая страховка на все случаи смерти в период действия контракта. Внутреннее расследование, конечно, будет проводиться, но для родичей погибшего – вот вам два ляма долларов, поскольку он умер и застрахован был в вашу пользу, а конкретные обстоятельства его смерти – информация закрытая. Но, как вы, наверное, догадываетесь, мы не заинтересованы были в его смерти, чтобы подарить вам два ляма долларов.

Наша практика показывает, что лучше не дифференцировать страховое возмещение по причинам смерти. Даже если какой-то мудак по пьяни схлестнулся с местной гопнёй в кабаке, навыёбывался на них, и они его стулом по башке отоварили – лучше заплатить за него так, как будто он погиб в бою. И с родичами – вопрос закрыт.

Но вот с командиром/начальником его – будет беседа на тему того, что его подчинённый оказался неадекватом. Притом, что ему не военкомат навязал это сокровище. Он сам его собеседовал, наблюдал за ним, прежде чем принять под своё командование.

И там жести-то особой не будет с этим командиром – но он заинтересован всё же в том, чтобы своих людей добротно выдрессировать. А кого считает сомнительным, нежеланным – в любой момент может забраковать, отфутболить. А для наёмника два отказа от сотрудничества со стороны непосредственного руководства – основание для расторжения контракта с Корпорацией в целом. Ну вот не хотят с тобой люди работать – видимо, что в тебе не так. И если есть основания думать, что ты конченый дебил, не способный поставить противосъёмную растяжку без риска оторвать себе яйца, - извини, тебя уволят ДО того, как это случится (скорее же – и не примут).

Понятно, возможности командиров в регулярных армейских структурах по избавлению от опасного балласта – гораздо меньше. Но всё равно, когда они болеют за некое «общее дело» (хотя бы – выживаемость конкретно их подразделения) – кое-что они могут.

Уж хотя бы, заметив бойца, носящего в патруле автомат на груди с ремешком на загривке, - подойти, ухватить коробку, выдернуть на себя и двинуть в рыло. Ну и отрабатывать изготовку оружия к бою и поражение внезапно возникающих мишеней (что очень несложно сделать даже в полевых условиях подручными средствами).

Но на самом деле, они этим нихера не занимаются даже в лучших регулярных армиях. Вообще никто не хочет проявлять инициативы в том, что им реально выжить помогло бы. А потом удивляются, что их "нищие" инсургенты бьют. Хотя инсургенты – такие же недотёпы, в большинстве своём. Но – чуть более гибкие, чуть более мотивированные к применению тактических инноваций.
Tags: Украина, война
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments