artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Как читать древние летописи. Ч.1.

Больше всего повезло англичанам. Их древние хроники оформлены очень добротно, с заботой о читателе. Слова разделяются пробелами, предложения — точками, а фразы внутри предложений - специальными знаками. Поэтому любой человек, знающий язык, может читать, скажем, Англосаксонскую Хронику, составленную при Альфреде Великом в конце девятого века, прямо как современное какое-нибудь фэнтази.

Вот возьмём, для примера, запись за 793 год:

«Her wæron reðe forebecna cumene ofer Norðhymbra land, þæt folc earmlic bregdon, þæt wæron ormete þodenas ligrescas, fyrenne dracan wæron gesewene on þam lifte fleogende".

То бишь, в землях Нортумбрии наблюдались зловещие знамения, вселившие отчаянный страх в людей. Были молнии и смерчи, и по небу летали драконы. Это совершенно понятно, если знать язык. В смысле, староанглийский.

Поможет ли хорошее знание современного английского? Не, нифига. С ним — образованный носитель может без труда понимать Шекспира. С некоторым трудом — Чосера. Но на четыре века вглубь — и будет пропасть. Это абсолютно разные языки, староанглийский конца первого тысячелетия и среднеанглийский, на котором написаны «Кентерберийские рассказы».

Причина — в Нормандском завоевании. Хотя правители Нормандского герцогства имели, разумеется, скандинавские корни, но ко времени Вильгельма говорили по-французски (на несколько специфическом диалекте), и рыцари их были преимущественно французы. Когда же эта орава ворвалась на Альбион, потеснив прежнюю англосаксонскую знать, то, естественно, языком благородных людей стал французский (примерно как в России несколько позже). Английский же оказался в глубоком загоне, развивался как простонародный разговорный язык, в каждой деревне живя при этом своей жизнью.

Потом, когда в ходе Столетней войны в Англии возник запрос на какую-то национальную идентичность, отличную от французской, бросились, конечно, поднимать родной язык. Но получилось, честно говоря, такое, что некоторые называют современный английский «креольским». То есть, языком, который не просто набрался заимствований (этого-то с каким не бывало), а фактически представляющим собой сплав двух разных языков, когда и грамматическое ядро от их столкновения порушилось и «склеилось» совершенно по-новому. Ну и лексические изменения — конечно, тоже огромные. Массированный приток романизмов, а многие исконные германские слова либо отмерли, либо видоизменились до неузнаваемости.

Ну вот, скажем, в приведённом выше отрывке из Хроники слово gesewene в наши дни пишется как seen, а читается как «син». Ну, если знать немецкий и иметь в виду, что в английском оказались отброшены причастные приставки ge-, то теоретически можно «расшифровывать» подобные словечки. Но в целом, думаю, трудно не признать, что староанглийский и современный английский — это очень далёкие языки, совршенно не «взаимопонятные». И чтобы читать донормандские хроники в оригинале — нужно знать именно староанглийский. Современный — очень мало поможет (в действительности, скорее знание современного немецкого полезнее будет).

В случае же с древнерусским — всё не так радикально. Да, конечно, за тысячу лет он немножко изменился. Но в целом отстоит от современных своих восточнославянских потомков — примерно так же, как они друг от друга, не более. И вот как, зная один современный славянский язык, можно читать и более-менее понимать записи на другом, так можно читать и древнерусский.

Правда, конечно, нужно учитывать некоторые нюансы. Во-первых, читать собственно оригинальные сканы дошедших до нас текстов — я бы мог порекомендовать только крайним мазохистам. Там, как правило, не было разделения слов, всё идёт сплошным потоком. Поэтому нужно ещё приноровиться мысленно расставлять пробелы между словами, прежде чем задуматься об их значении. Это может стать тем ещё геморроем.

Но если кому охота читать именно сканы (коих сейчас немало представлено в Сети), то нужно иметь в виду, что, поскольку авторы текстов были, как правило, монахами, то оформляли они их так же, как писания на церковнославянском (это другой язык, староболгарский по сути, а летописи и жития обычно писались всё же на древнерусском). И в этой клерикальной манере — очень модно было сокращать слова, ставя поверх этакую длинную тильду, называемую «титло».

Какие конкретно слова сокращались — зависит от места и времени, ибо подход к этому делу менялся. Но прежде всего — все слова, указывающие на что-то божественное. Собственно слово «Бог» писалось как «Бгъ», с титлом поверх, и, скажем, «Стослав» с титлом — это не новый какой-то доселе неведомый исторической науке князь, это «Святослав». Но и слова вроде «лето» - тоже часто сокращались: «Въ лтъ... такое-то». Ну как мы точку ставим в сокращениях вроде «гг.» - так они титлом показывали, что читать следует больше, чем написано.

И, конечно, будут путать несколько непривычные начертания букв. Которые, при этом, менялись с течением времени (речь-то ведь идёт об изрядном периоде). Скажем, если посмотреть древнейший дошедший до нас текст, «Остромирово Евангелие», то современного читателя немножко удивит, что «н» там передаётся как N, а «и» - как «н». «НскоNн» - т. е., «искони». Во многих же иных текстах, записанных уже в четырнадцатом веке (как Лаврентьевская летопись, скажем, содержащая в том числе гораздо более раннюю Повесть Временных Лет), при всех попытках воспроизвести древний источник без искажений, по крайней мере начертания букв ближе к современным.

Но вообще, конечно, читать сканы — что через облепиху продираться. И, в целом, помимо чисто ознакомительных целей, вряд ли каким ещё полезным могут послужить. Благо, помимо сканов есть сейчас в Инете и много не только переводов, но, скажем так, переложений в современную транскрипцию, где сделана разбивка на слова, и типовые сокращения восстановлены, и буквы, аналогичные современным, приведены к современным начертаниям, но при этом сохранены те буквы кириллицы, каких сейчас уже нет.

Тут возникает вопрос, как их читать.

И это, вероятно, потребует небольшого экскурса в фонетику древнерусского (или старославянского, поскольку нет какого-то водораздела, где бы можно было сказать, что вот был один язык, а стал другой).

В целом, это язык — который очень заботился о своём благозвучии. Современный русский по сравнению с ним — можно считать немножко огрубевшим в суровых климатических условиях. А старославянский, развившийся на славянской прародине, которая находилась точно не севернее современной Беларуси, был очень плавный, мелодичный язык. Много гласных, а вернее же сказать — он не терпел нагромождения согласных, автоматически выстраиваясь так, чтобы никакое слово не кончалось на согласную.

В некотором смысле и в какой-то мере — эта тенденция сохраняется и в современном русском (не говоря уж про «соловьину мову»). Мы тоже не любим многие сочетания согласных и разбавляем их гласными. Поэтому не говорим «к времени» - мы говорим и пишем «ко времени». То же — и «со временем». И хотя мы пишем «смысл» и «метр», но произносим на самом деле «смысал» и «метар». Вот пусть очень краткая — но есть там огласовка, если прислушаться.

Более того, мы и в иностранных языках норовим её ввернуть. Бывали шпионы, научившиеся, как то дано лишь очень немногим русским, правильно произносить звук «i” в слове little, без чрезмерного смягчения l, ближе к краткому «ы», чем к «и». Но они прокалывались на том, что всё равно говорили «литал», не в силах произнести согласные слитно. Это — наследие древнерусской фонетики, которая просто не терпит таких сочетаний.






Ну и вот тот краткий звук, который мы вставляем в слова вроде «метр» («метар») - даёт некоторое представление о том, что в древнерусском обозначал «ъ». Это такое очень краткое то ли «о», то ли «а». И пусть «легонько», но оно звучало там, где писалось. «И живяху кождо съ своимъ родом и на своихъ местехъ, владеюще кождо родомъ
своимъ на своихъ местехъ". Так и читалось: «И живяху кождо со своимо родом и на своихо местехо, владеюще кождо родомо своимо на своихо местехо». Ну, концевые эти «о» - конечно, не тянулись. Они краткие были.




Заметьте, после «родом» - ера не стоит. Почему? Потому что следующая гласная, «и». А древнерусский — он и нагромождения гласных не любил. Он любил вот такие открытые «гармоничные» слоги, где всего в меру.




То есть, та буква, которую сейчас мы знаем как нечитаемый «твёрдый знак» - тогда она была читаемая, как краткое «о». А нынешний мягкий знак, «ь» - тогда не только указывал на смягчение предшествующей согласной, но и читался как очень краткое «и» (или «е», в безударной позиции пофиг).




Потом... пала Рязань, пал Владимир, под натиском батыевых полчищ, но ещё прежде в по крайней мере северном диалекте (ростово-суздальском даже, а не новгородском) стали падать вот эти редуцированные гласные. И это заметно по тамошним записям начала тринадцатого века, что писцы перестали вставлять концевые еры — просто потому, что они перестали произноситься.

Но когда, оправившись от последствий дружбы с монголо-татарами, на Московии взялись восстанавливать былую культуру, то отрыли старые всякие летописи, увидели, что там после согласных на конце слов стоят еры — и решили вопроизводить их на письме во что бы то ни стало. Вплоть до 17-го года. Конечно, вопиющий идиотизм — такое низкопоклонство перед буквой, которая вообще никакого значения уже давно не имеет (по крайней мере, в конечной после согласных позиции). Но в письменных традициях такое бывает.




Однако ж, в древнерусском, повторю, этот еръ на конце слов — вполне имел значение. И читался как краткое «о».




То же можно сказать и про ять, Ѣ. Когда она введена была — обозначала долгое «е», звук, объективно отличавшийся от того, что выражала «е». Такое различение существовало в старославянском, сохранялось и в древнерусском, но потом сошло на нет. А «ять» остался, просто на страх школярам. И многие века его держали по принципу: «Вот мы с ним в школе мучались — а наши дети увильнут, что ли? Да не бывать сѢму!»




Немногое, за что большевикам можно спасибо сказать — так это за оптимизацию алфавита, за отсечение всех этих лишних сущностей лихим кавалерийским сабельным ударом. Ну, когда эти сущности лишними пребывали уже много веков, никакой смысловой нагрузки не несли.




Но во времена, когда Мефодий составлял свою азбуку — там всё имело смысл, сообразно тогдашнему фонетическому строю славянских языков.




Ещё одна буква, которая часто остаётся в транскрипциях древнерусских текстов — это юс малый, Ѧ .




В Петровскую реформу она (наряду и с некоторыми прочими буквами) была убрана из алфавита. Поскольку в ней давно отпала нужда, и всё, что она могла выражать — можно было выразить через «я». Но так было не всегда.




Изначально эта буква предназначалась для специфического носового звука, сродни французскому -en, который ещё был в славянских во времена Мефодия (а сейчас остался, да и то покоцанным, только в польском). Носовые в славянских начали исчезать уже веке в девятом. Но не всюду и неравномерно.




Поэтому, имея дело с древними текстами, следует иметь в виду, что за юсом может стоять как и «я», так и носовой «эн». И многие слова, где сейчас пишется «я», тогда произносились с этим своеобразным носовым звуком. Ну вот, «варяг», скажем. Реально «варѧгъ» могло произноситься как «варЭнго». Более того, в иных летописях можно встретить что-то вроде «варензи» (не через юс даже, а вот через «ен»). То же - «вентичи» («вятичи» - и это проливает свет на то, что роднит их с тацитовыми «венедами» и «антами» в византийских источниках: звонкий носовой звук, который затруднительно передать на письме без искажений).




Ну и то, как шведы в своих сагах «уродовали» нашего Святослава, обзывая его «Свендислейвом» - даёт понять, что тогда, в десятом веке, не совсем там «я» было. Однако ж, ко времени написания ПВЛ (конец одиннадцатого минимум) — эти носовые, вероятно, совсем исчезли, перешли именно в «я». Поэтому, как произносить слова с юсом малым в летописях — дело читателя. Но и не стоит ему удивляться, когда в каких-то летописях там, где ожидается «я», увидит «ен».




Ещё интересная буква, которая может остаться в транскрипции, - омега, ω . Как писал известный греческий грамматик Филогиний, «Буква омега уже тем нам любезна, что лишь она одна в полной мере раскрывает тему сисек» :-)




В принципе, в кириллице она по звучанию тождественно «о», а использовалась для разделения омофонных форм. Но с ней есть один важный нюанс, что очень часто она использовалась в виде лигатуры ѿ, где поверх неё прописывается «т», и это означает «от». Но в не в любом случае, а лишь когда имеется в виду предлог или приставка «от». В том числе, и «откуда» так записывалось — ѿкуда.




И я совсем недавно столкнулся с довольно забавным случаем, когда непонимание этого факта — приводит аматёров к очень нетривиальным, скажем так, интерпретациям летописных текстов.




Ну вот хорошо и давно известен спор вокруг Норманской теории. Которая мне-то представляется совершенно доказанной, по многим обстоятельствам, но против неё есть возражения и в научном сообществе с той позиции, что Нестор (или какой ещё летописец) был слишком далёк от событий, а потому изложенная им легенда о призвании варягов-руси имеет не больше исторической ценности, нежели заметки о брачных повадках амазонок там же. Что нужно искать другие источники для прояснения вопроса — и можно, в ходе поисков, выдвигать альтернативные версии, помимо той, что изложена в ПВЛ.




Я не знаю, ей-богу, по какой причине кому-то легче должно стать от того, что из-за моря призвали не шведа, а ляха, ну да в таком виде — постановка вопроса вполне научная. Когда есть признание того факта, что ПВЛ содержит версию призвания именно германцев-варягов, но ставится под сомнение осведомлённость автора ПВЛ.




Однако ж, обнаруживаются источники в Сети, где пытаются изобразить видимость, будто бы в самой ПВЛ утверждается славянское происхождение варягов. И как это делается? Берётся отрывок из ПВЛ (Ипатьевской летописи):




А Словѣнескъ ӕзыкъ и Рускыи ѡдинъ. ѿ Варѧгъ бо прозвашасѧ Русью . а пѣрвѣє бѣша Словѣне . аще и Полѧне звахусѧ . но̑ Словѣньскаӕ рѣчь бѣ.




И передёргивается так, будто бы варяги прозвались русью, а прежде были славянами и говорили на славянском. А всякие любознательные, но немножко ограниченные юноши смотрят на се, аки ягни на врата узорчаты, и вдохновляются: «Да, очень похоже на то! Варяги — наши люди. Сам Нестор сказал».




И всё потому, что видят слова, которые им кажутся знакомыми, но совершенно не в состоянии понять строй фразы. Они просто не видят вот этого маленького ѿ перед «варягами». Или считают артиклем, что ли? А это - «от». И смысл (по контексту всего пассажа) - «(Поляне, население Киевщины) от варягов прозвались «русью», но изначально-то славяне, и хотя назывались специфически «поляне», но язык имели славянский».




И это верно. В одиннадцатом веке — именно Киевщина «Русью» и называлась (Новгород, как ни забавно, себя к Руси не причислял). И называлась — по имени варягов-руси, которые в Киеве главное своё гнездо свили. И тысячу раз в ПВЛ до этого подчёркивается, что варяги-русь — сами по себе вовсе не славяне. Но вот поскольку пришли эти варяги в Киев, поскольку сроднились с ним — то и вся область по ним зваться стала Русью.




Тут можно соглашаться, можно оспаривать, но в ПВЛ — сказано именно это. Что очевидно всякому человеку, который хоть сколько-то системное имеет представление о летописных манерах. Поэтому такие люди, специалисты, даже будучи сторонниками теории ненорманского происхождения Рюрика с братвой, конечно, не ссылаются в своих выкладках на ПВЛ просто по той причине, что умеют её читать и прекрасно понимают, что там написано, и что это стопроцентное продвижение именно Норманской теории. Но они предполагают, что Нестор сам запутался, пытаясь исследовать уже не столь свежую для него историю, и нагородил каких-то левых измышлений.




Те же, кто берётся делать выводы из летописей, при этом не понимая, чего там написано, лишь угадывая желанный смысл по отрывочным знакомым словам — ну, конечно, попадают перстом в просак небесной тверди (что бы сие ни значило :-) ).




А для понимания — ну вот нужно знать хотя бы некие базовые вещи, вроде наиболее употребимых лигатур, да и фонетических соответствий (а то ведь видал и многих охотников до любительской этимологии, которые делают выводы о родстве слов, просто не удосужившись понять, как они звучали несколько веков назад, по каким законам видоизменялось их звучание и написание).




Я хотел в эту заметку впихнуть ещё краткий («потребительский», нисколько не научный) очерк древнерусской грамматики, но, чувствую, много получается. Поэтому — в другой раз. А сейчас просто скажу, что во фразе «откуда есть пошла Русская земля» - не утверждается, что Русская земля — пошлая. Если иметь в виду нынешнее значение слова «пошлый». Но грамматически — она именно «пошлая» (в смысле, «пошедшая»). И в этой фразе Русская земля познакомилась с перфектом, даже не очень понимая, что это такое и нафига он ей нужен. С тех пор и нет перфекта в здешних краях :-)




Да, для тех, кто захочет одновременно видеть перед глазами и скан летописи, и её транслитерацию, и даже перевод — вот хороший ресурс по Лаврентьевской летописи (там есть и ПВЛ).










Tags: история, литература, славяне
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments