artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Category:

Про нового американского госсека

Как хорошо известно, одна из главных и самых блистательных побед Владимира Владимировича Путина за последнее время состоит в том, что он выбрал для России доброго американского царя, Дональда Трампа.

Во всяком случае, такова генеральная линия прокремлёвской пропаганды, что Дональд Трамп в Белом Доме — это большое благо для России. Осталось только это доказать.

Что ж, новый американский царь-то, конечно, наш друг, потому что он как-то заявил, что Путин — лидер посильнее Обамы. То же самое, правда, любой республиканец мог бы сказать про кого угодно, что он лидер посильнее Обамы, но Трамп вот сказал про Путина. А значит, он наш друг.

Но некоторую тревогу внушили первые его назначения на ключевые должности силового блока. Там всё больше как-то люди, не замеченные в особых симпатиях к России. Зато теперь — наступило облегчение. Потому что госсекретарём он предложил стать Рексу Тиллерсону, президенту Эксон Мобил. А это — точно наш человек. Он сотрудничал с Путиным по нефтяным делам и даже имеет от нас орден Дружбы за это дело. Значит, не пропадём, когда такой человек отвечает теперь за американскую дипломатию. В прокремлёвских кругах — ликование.

А среди иных оппозиционеров-либералов — напротив, уныние, порою граничащее с отчаянием. «Трамп, как же так? Мы уже начали в тебя верить, мы почти уже полюбили тебя, а ты нам подкладываешь такую продажную подкремлёванную свинью! Тьфу на вас!»

Это, ей-богу, забавно — российская политическая аналитика что прокремлёвская, что оппозиционная. Они, конечно, стоят на непримиримых позициях, но сходятся в одном — в воззрении на личностные факторы в межгосударственных отношениях.

«Видите ли, Путин как-то пугал Меркель своей собачкой, зная, что фрау боится собак, и с тех пор Меркель...» Дальше — вставить нужное: то ли затаила обиду и точит зуб, то ли морально подавлена и не имеет сил возражать.

«Видите ли, этот человек как-то приезжал в Москву по бизнесу, кушал кавьяры, запивал водочкой, парился с нашими в баньке, и поэтому он — практически наш агент. Да мы ж ему даже орден дали — как он теперь может быть не нашим?»

В общем, «и лучшим другом стал далёкий принц Уну». Но с другой стороны - «отберите орден у Насера, недостоин ордена Насер».

И вот другие оппозиционные аналитики, не столь впечатлительные, утешают единомышленников: «На самом деле, назначение Рекса Тиллерсона госсекретарём — ничего не значит. Он ведь прежде всего бизнесмен, президент Эксон Мобил, а значит — на своём дипломатическом посту он будет продвигать интересы Эксон Мобил, а вовсе не Кремля».

Ну, тут они немножко погорячились. Немножко попутали страну. Это всё же у нас президент государства по совместительству работает торговым представителем Газпрома. А в Штатах если государственный чиновник в сколько-нибудь явном виде начнёт использовать свою должность для продвижения интересов коммерческой компании, откуда он родом, - это в лучшем случае будет расследование комиссией Конгресса, в худшем — тюрьма. Во всяком случае, если это чиновник республиканской администрации, находящейся под очень пристальным и не очень доброжелательным вниманием мейнстримной прессы (почему ведущие американские СМИ откровенно благоволят к демикам и не любят репов — тема для отдельной заметки, но это не бином Ньютона).

Тут, я бы сказал, примечательно не то, что Трамп в конечном счёте (не конечном пока ещё) назначил госсеком Тиллерсона, а то, что как реальная альтернатива рассматривался Митт Ромни. Человек, который в своей предвыборной кампании четыре года назад, ещё до всяких крымняшей, называл Россию «главной угрозой». Вот это — довольно пикантно.

Ну, это примерно как если бы древние римляне выбирали, кого сделать главным дипломатом, и одна из кандидатур — Марк Порций Катон с его Carthago delenda est. Но тут выбирают не его, а другого какого-то парня, который аж вёл совместные дела с Пунической Оловянной Компанией, и Карфаген заходится в ликовании: «Ура! Римляне нас любят! Они сделали главным дипломатом нашего друга!»

Правда, думаю, даже если б госсеком стал Митт Ромни — кремлёвские СМИ тоже поднесли бы это как «нашу победу».

Ну-ка, попробую «включить Киселёва».

«Митта Ромни принято считать антироссийским политиком. Потому что он, де, назвал Россию «главной угрозой». Но что на самом деле означали его слова? Что Россия угрожает Штатам войной? Что она мечтает высадить десант в Калифорнии и дойти до Вашингтона? Бред, конечно же. Он имел в виду, что Россия снова сделалась сильным и самостоятельным игроком на международной арене, встала с колен. В этом смысле она «угроза» американской геополитической монополии. Потому что способна быть соперником — и достойным соперником. Мир снова перестал быть однополярным. То есть, по существу Митт Ромни был первым из американцев, кто признал то же самое, о чём Владимир Путин говорил ещё в Мюнхенской речи в 2007 году. Что Россия не может и не должна рассматриваться как какое-то клиентское государство, послушное указке из Вашингтона, что это ошибка, так думать о России. Что приходится признать её достойным конкурентом и строить отношения как с равным партнёром. Что снова на глобусе есть два центра силы, Россия и Штаты, а прочая мелюзга, вроде ЕС и Китая, ищет, к кому бы приткнуться. Иными словами, Митт Ромни первым признал особый статус России как объективный факт, и непонятно, почему нам должен быть нежелателен на этом посту политик с таким трезвым взглядом на реальность».

А что, если бы главным дипломатом Трамп назначили самого ярого, «иконичного» американского ястреба, Джона Маккейна?

«Джон Маккейн, конечно, известен своей резкой риторикой, но ошибочно и близоруко думать, будто бы она направлена только против России или даже «преимущественно против России». Помните, как в 2008-м, в своей предвыборной гонке, он шокировал публику, распевая «Bomb Iran”? Но, обратите внимания, он не пел «Бомбить Россию», хотя, казалось бы, только недавно отгремели выстрелы в Южной Осетии и между нашими странами сохранялась изрядная напряжённость. И тому есть очень веские причины, что не пел. Маккейн — ветеран войны, бывший военный лётчик. Он очень хорошо помнит, как был сбит во Вьетнаме русской ракетой. Он очень хорошо понимает, насколько губительной может быть война с Россией. Понимает — как мало кто другой в американском истеблишменте. Поэтому, несмотря на свой воинственный имидж, он будет всеми силами воздерживаться от опрометчивых решений и резких движений. И если отбросить эмоции, если смотреть на факты, как они есть, то трудно представить человека, который был бы более полезен России на посту госсекретаря США, чем Джон Маккейн».

Вау! Да я, по ходу, великий пропагандист. Киселёв, бойся меня! Вот перестанет хватать на керосин для Гольфа — я тебя подвину.

Впрочем, ладно, не бойся. Твоей зарплаты мне не то что на керосин — на вискарь не хватит :-)

Ладно, вернёмся к серьёзному разговору об американской внешней политике.

В принципе, главная ошибка, которую делают в её оценке почти все российские аналитики, что прокремлёвские, что оппозиционные — это склонность к гипертрофированному русоцентризму. В том смысле, что они искренне считают, будто бы именно отношения с Россией являются для любой американской администрации главным камнем преткновения и светом в окошке, сошедшимся клином.

Ну, даже сорок лет назад всё-таки было не так, а сейчас... Ну, конечно, Россия для американской внешней политике значит несколько больше, чем Боливия, но гораздо меньше, чем Китай, ЕС, арабские страны или даже Мексика. Поэтому при выборе кандидатуры госсекретаря его прежние отношения с Москвой, конечно, могут учитываться — но не то, чтобы являлись определяющим фактором.

В случае с Тиллерсоном гораздо примечательней не то, что он вёл дела с Россией (да и как транснациональная нефтяная компания могла бы не иметь дел с одной из главнейших «бензоколонок» мира?), а то, что он — человек бизнеса, не имеющий, как и сам Трамп, какого-либо опыта на государственных должностях.

Люди же бизнеса смотрят на вещи довольно практично. И нацелены, обычно, на достижение результата, а не на демонстрацию своих героических усилий в бесплодных попытках достичь результата. То есть, они не занимаются имитацией бурной деятельности — они просто делают. Во всяком случае, те люди бизнеса, кто прошёл до самого верха в той или иной крупной деловой империи (или создал таковую). Соответственно, эти люди предпочитают не громкие декларации и пафосные жесты, а практические шаги, имеющие конкретный смысл.

И вот какой смысл может иметь назначение президента крупной нефтяной компании госсекретарём? Многие кричат: чтобы лучше лоббировать интересы Эксон Мобил через государственную политику.

Правда? Для этого действительно нужно вот так вот неприкрыто назначать на госдолжность президента одной из частных компаний? Когда заранее понятно, что теперь все его действия будут под пристальнейшим вниманием именно с этой точки зрения: а не злоупотребляет ли он своим положением для создания каких-то несправедливых преференций своей компании? Ей-богу, для лоббирования бизнес-интересов куда проще было бы назначить какого-то карьерного дипломата, формально никак не связанного с нефтянкой, но лояльного. Смысл же назначения CEO крупной частной компании — он несколько другой.

Я бы сказал, в точности противоположный смысл. Не лоббирование корпоративных интересов в государстве — а лоббирование государственных интересов в корпорации. И вот как раз для этого желательно привлечь человека из этой корпорации на важную государственную должность.

Не очень понятно? Ну, видите ли, в России это действительно может быть не очень понятно, какие вообще могут возникнуть затруднения у президента с тем, чтобы лоббировать свои интересы в частной корпорации. Тут президенту достаточно просто подмигнуть, и любой частник сделает всё, что попросят. Потому что иначе - «доктора пришлют».

Но в Штатах немножко по-другому. Там не столько бизнес заискивает перед политиками, сколько наоборот. Во всяком случае, имеет место взаимоуважительное партнёрство, основанное на взаимоприятных договорённостях. И будь ты хоть трижды президент, ты не можешь просто так ткнуть пальцем частной корпорации и указать ей, что делать для продвижения твоей политики. Тебя просто пошлют, а возможно — и скандал устроят. Хотя, конечно, иногда политику очень хочется использовать ресурсы крупных корпораций для своих игр. Но ты не можешь делать это просто так. Нужно, по крайней мере, назначить в правительство человека из этой корпорации, который имеет там серьёзные завязки и может работать посредником между твоей политической волей и её менеджментом. Нужен человек, которому там, в корпорации, доверяют, который там свой.

То есть, ещё раз, ибо это важно. Задача — не у корпорации внедрить своего человека в правительство, а у правительства, президента — «приручить» человека из корпорации.

И для чего мог бы понадобиться Трампу человек из Эксон Мобил именно в Госдепе?

Ну, чем занимается Госдеп, в числе прочего? Известно, чем. Продвижением демократии на планете. То есть, поддержкой всякой там оппозиции, правозащитников, прочих крамольников, вот эта вот русофобия эта вся. Не только применительно к России, конечно, ибо, повторю, для Штатов вовсе не сошёлся белый свет клином на Москве. Но в том числе — и в России.

Это вполне официальная политика Вашингтона — поддержка оппозиции и правозащиты, особенно, в странах, тяготеющих к узурпации власти одним каким-то элитным кланом и созданию автократии. Ну потому что диктаторы, как показала историческая практика, они лишь до поры до времени удобны с точки зрения делания бизнеса, когда у них всё под контролем и никто не бухтит. А потом либо у них сносит башню от ложного чувства непогрешимости и безнаказанности, они начинают создавать проблемы, задираясь на соседей, либо же, когда диктатор допечёт свой народ да одряхлеет, ситуация резко выходит из-под контроля, взрывается с непредсказуемым и вредным для инвестиций результатом.

Во избежание этого Госдеп и пытается поддерживать fucking democracy, чтобы иметь рычаги влияния и обеспечивать сравнительно безболезненную смену власти.

Но, будучи госструктурой, погрязшей в бюрократии, делает это довольно глупо и зачастую неэффективно. Много трескотни, много демагогии — мало толку. Так, во всяком случае, вправе смотреть на вещи Дональд Трамп, как парень практичный.

Вот действительно, что следует делать для поддержки оппозиции в какой-либо стране, где создалась (или уже осуществилась) угроза вырождения в автаркию? Подписывать с местными общественными организациями соглашения о сотрудничестве (от лица Госдепа)? Официально выделять им гранты из американского бюджета? Это, конечно, жизненно важно для бюрократии, чтобы всё было оформлено официально, но, естественно, их объявят «вражьими агентами» и «продажными наймитами империализма». Что не очень способствует укреплению их влияния у себя в стране.

Между тем деньги, которые выделяет Госдеп на продвижение демократии, на спонсирование своих друзей в иных странах — они совершенно копеечные. Там на всё про всё — считанные десятки миллионов долларов. То есть, по всему глобусу. Это, конечно, много для отдельно взятого частного лица — но это абсолютный мизер в масштабах любой национальной политики. Да ещё и в полный рост засвечиваются получатели этих копеечных грантов, что сразу делает их мишенями для любых репрессий.

С точки зрения практичного человека — это, конечно, маразм. Хочешь повлиять на ситуацию в какой-то стране, поддерживая оппозицию (а это всяко лучше, чем бомбить)? Ну так, блин, повлияй и поддержи! Реальными деньгами и реальным образом. Так, чтобы не палить своих союзников.

А для этого нужны некоторые неправительственные финансовые источники и неофициальные каналы. Которые могут обеспечить частные бизнес-структуры. Только для этого нужно с ними договориться, нужно иметь доверие и взаимопонимания с ними.

И тогда спонсирование нужных тебе политических сил в других странах приобретает качественно иной, практически значимый характер.

«Скажите, это у вас тут логово пятой колонны на подсосе у Вашингтонского Обкома?»

«Это у нас тут бюро переводов. Мы — вне политики».

«Да? А вот по нашим сведениям, вы получаете деньги из Америки».

«Разумеется. У нас по всему миру клиенты. И в Америке тоже. А что в этом плохого?»

«Но вот вы как-то очень много получили в прошлом квартале от Эксон Мобил».

«Мы много получили, потому что мы много для них переводили. Очень большой объём документов».

«А вот нам кажется, что они вам платят по каким-то несколько завышенным расценкам».

«Неудивительно. Это документы большой важности. Высокие требования к качеству и конфиденциальности. Соответствующая и оплата. Но вы что-то имеете против Эксон Мобил? Да будет вам известно, что это — давний и надёжный партнёр России. А бывший президент компании — даже имеет орден Дружбы. Сам Путин вручал. Вы что-то имеете против Путина? Может, вы дискредитировать его хотите, занимаясь дурацкими придирками к честным бюро переводов?»

Ну, это, естественно, только один из возможных вариантов засылки бабла так, что замучаешься докапываться. Засылка — под видом коммерческого сотрудничества, но на политические цели. Я мог бы накидать сходу ещё с десятков вариантов, как проспонсировать оппозицию без палева, но в реально значимых размерах. И никаких, блин, правозащитных организаций, никаких хоть сколько-нибудь политизированных объединений. Только — чистый бизнес. Частные люди оказывают услуги — им платят частные компании. Ну а что эти люди на досуге ещё немножко занимаются политикой и на неё тратят заработанные деньги — так это уже их дело.

И вот чем больше сокращаются валютные поступления в бюджет — тем большее значение приобретают частные каналы валютного финансирования нужных людей. Трамп, думается, это понимает. Его советники, во всяком случае, понимают. И это такие ребята, которые стремятся делать не то, что бесподобно красиво выглядит в некоем идеальном мире, а то, что работает в реальном.

Поэтому как раз в назначении американским госсеком будто бы дружественного России парня из мощной бизнес-структуры, имеющей бабла чуть ли не больше, чем весь российский бюджет, - наши оппозиционеры могут видеть утешительное, а не пагубное для себя известие. Если Вашингтон и планирует сотрудничество с российской оппозицией всерьёз, а не понарошку — то он должен был сделать именно это: обеспечить каналы скрытого финансирования.

Другой вопрос — в качестве российской оппозиции, в её способности что-то сделать на полученные деньги. Но историческая практика показывает, что люди, реально способные на действие — появляются всегда неожиданно. И конечно, они не кричат: «Мы тут готовим революцию, а заграница нам поможет». Более того, они и не мыслят себя в качестве «агентов влияния» любого зарубежного государства, будь то даже США как «центральный элемент силовой крыши транснациональной торговли». И не дают повода, чтобы другие их мыслили в данном качестве.

Tags: Россия, Штаты, политика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments