artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Category:

О военных "эффективностях"

Полагаю, даже люди, далёкие от военного дела, слышали, что окружение считается в целом неприятной вещью. Для окружённых. А для того, кто окружает — наоборот: очень желательной. Поэтому полководец, стремящийся к разгрому противника, ищет возможность охватить его силы, отрезать их от снабжения и навязать бой в окружении.

Но зная эти стратегические повадки, другие полководцы иногда сознательно провоцируют противника на попытку окружения. Приглашают его к этому, сосредотачивая свои войска на выпирающем выступе-плацдарме, который будто бы очень легко окружить.

Что они при этом получают? Определённость. Им не нужно ломать голову над тем, где ждать решительных ударов. Вот там, под основание выступа. И, соответственно, к ним можно подготовиться, чтобы измотать наступающего противника в продуманной глубоко эшелонированной обороне.

Один из наиболее известных подобных примеров — Курская битва лета 43-го. Советы сознательно приняли решение не переходить на сей раз к активным наступательным действиям, а сначала встретить немцев в обороне, когда те, предсказуемым образом, будут пытаться срезать Курский выступ. И немцы знали, что Советы ждут от них этого. Никакой стратегической внезапности с обеих сторон.

Немцы, несмотря на понимание того, что к их наступлению подготовились, всё равно его предприняли. И можно, конечно, говорить, что Советы понесли там потери несколько больше запланированных, и вынуждены были преждевременно ввести в бой танковые резервы, но факт остаётся фактом: после этого эпохального сражения немцы уже навсегда утратили стратегическую наступательную инициативу на Восточном фронте.

Да, они понесли меньшие потери, чем Советы, в абсолютных цифрах — но уже не имели возможности восполнить их так, чтобы собрать в одном месте и в одно время такую же мощную ударную группировку. И вовсе не факт, что события не развивались бы хуже для Советов, если бы те не «пригласили» противника под Курск, а позволили немцам использовать накопленные силы в других местах, неожиданно и непредсказуемо. Так же эти силы были скованы в заранее известном месте и в конечном итоге, пусть большой ценой, но разгромлены, лишены наступательных возможностей.

Нечто подобное, пусть в гораздо меньшем масштабе, имело место в начале 2015-го года в Российско-Украинской войне. Дебальцевский выступ. Украинцы, овладев им в ходе летнего наступления, после прямого вмешательства России и Первого Минска — вряд ли планировали использовать этот плацдарм для наступления с целью окружения Донецко-Горловской группировки противника. И вполне понимали, что именно этот выступ станет приоритетной оперативной целью для наступления «шахтёров и трактаристов». Ведь его так просто окружить...

Тем не менее, украинское командование решило удерживать этот будто бы уже не очень нужный плацдарм с одним только намерением: измотать противника, обороняя подготовленные позиции в местах очевидных ударов.

И, конечно, можно высказывать много претензий к украинскому командованию, рассуждая, что они должны были ещё сделать на этом плацдарме, но не сделали, однако в целом их задумка удалась.

Полноценное окружение дебальцевской группировки ВСУ было сорвано, противнику удалось лишь создать его угрозу, и украинские войска, после почти месяца оборонительных боёв, просто были «выдавлены» из выступа. Конечно, они понесли потери, и в людях, и в технике — но противник понёс гораздо большие. И что важнее, ему было продемонстрировано, что если он попробует наращивать наступательные усилия и пойдёт ва-банк — то потери его окажутся вовсе неприемлемыми.

Конечно, вато-патриото могут сколько угодно кудахтать, живописуя, как РА одной левой уделает ВСУ и дойдёт до Киева за три дня, но российское военное руководство именно после Дебальцево поняло, что у него нет перспектив в полномасштабном конфликте с Украиной. У этих ребят ещё свежи в памяти Чеченские войны — и они знают, что украинцев немножко больше, чем чеченцев, и вооружены они немножко лучше. И здесь они увидели, что, кажется, Украина не собирается самоликвидироваться как государство, а ВСУ не собирается переходить на сторону «русского мира» стройными рядами под фанфары. В этом было значение боёв за Дебальцевский выступ. Да, удержать его украинцам не удалось — но это и не было сверхзадачей. Гораздо важнее, что противнику, имевшему существенное превосходство (и всю якобы ужасающую мощь Российской Армии за спиной) — не удалось провести окружение. Только выдавить — и с недопустимо высокими для себя потерями.

А теперь посмотрим на работу российского военного гения в Сирии.

Взятие Пальмиры весной этого года, что бы ни говорили о малозначительности этого города, имело значение. Если подразумевать наступление — это плацдарм для продвижения на восток, в направлении Дейр-эз-Зор, с общей целью выхода с юга к Ракке, «столице» ИГИЛа в Сирии (при, возможно, согласованном наступлении на этот город курдов с севера).

Если же не вести покамест активных действий с Пальмирского плацдарма, сосредоточившись на других участках, то он превращается, по логике, в то же, чем было Дебальцево. В выступ, «приглашающий» игиловцев к операции на окружение, где бы их можно было встретить на подготовленных позициях и нанести в обороне большие потери.

Ну, это напрашивается — такое использование выпирающего плацдарма, когда и не наступаешь с него, и не отводишь из него силы, выравнивая фронт. Если уж удерживаешь — нужно принимать меры, чтобы делать это с наилучшим эффектом. Нужно выстраивать там оборону, оборудовать позиции, расставлять всевозможные сюрпризы, всякое такое. Чтобы противник, когда попробует сунутся — замучился пыль песчаную глотать и собственные конечности по пескам собирать.

Но вот чего-то по развитию событий на этом ТВД — не очевидно, чтобы находившиеся на плацдарме войска как-то готовились его оборонять. Нет, понятно, что полгода — ничтожно малый срок, но что-то сделать всё-таки можно было. Я не говорю, там, бункеров и дотов понастроить — но траншеи вырыть, мины поставить, всякое такое.

И можно, конечно, считать, что сирийцы — беспечные идиоты. Что их не учили тому, что если собираешься держать оборону — неплохо бы его оборудовать. Но ведь их наставляют старшие товарищи, матёрые псы войны, лучшие вояки на свете, как скажет вам любой российский школьник, увлекающийся сериалами про наших спецназовцев.

Что ж, кроме шуток, в Российской Армии, особенно в спецназе — есть, конечно, толковые вояки. И смелые, и умелые. Но вот то, что происходит с Пальмирой — оно отражает общий уровень российского военного руководства.

Нет, конечно, можно предполагать, что так всё и было задумано. Что их цель — заманить ИГИЛ куда-нибудь в Хомс, внушив ложную мысль о лёгкости наступления, а там-то уж разгромить. А брошенные в Пальмире военные средства — они заряжены маячками, жучками и просто заминированы. Но отчего-то кажется, что это маловероятно.

Отчего-то кажется, что российское военное руководство просто прохлопало такой невероятный сюрприз, как наступление ИГИЛа на Пальмирский плацдарм. И никак не подготовилось ни своими силами, ни сирийскими к отражению наступления.

И я не буду углубляться в сравнение Пальмиры и Дебальцево. Не буду даже касаться вопроса о возможностях использования штурмовой авиации в пустыне против лёгкой пехоты, не имеющей эффективных противовоздушных средств. Вообще воздержусь от разговора о соотношении сил. Но вот, думаю, многие согласятся, что украинцы под Дебальцево оборонялись немножко лучше. Дольше, по крайней мере.

Что же до Российской Армии... Помню, года полтора назад я написал в этом блоге, что в наших кругах появился такой анекдот.

«- До войны на Донбассе в качестве главной угрозы для России приходилось рассматривать Китай.
   - А теперь не приходится?
  - Теперь приходится рассматривать и Монголию».

Некоторые говорили, что это настолько абсурдная шутка, что даже не смешно. И тут я согласен. Потому что на самом деле это не шутка. Это реальное мнение о качестве Российской Армии.

Ибо, ну что толку от материальных сил и средств, что даже от самоотверженности боевых львов, когда руководят ими откровенные бараны — и даже не понимают этого.

На самом деле, как бы плохо я ни думал о Кремлёвских и о роли России в крымско-донбасской авантюре, но об ИГИЛе-то я думаю хуже. И в войне против него я вовсе не желаю неудач Российской Армии. Но проблема в том, что, кажется, её руководство делает всё возможное, чтобы неудачи были неизбежны.

И вот сейчас они до усрачки гордятся выдавливанием сирийских оппозиционеров (которые не ИГИЛ, которые как бы умеренные, но реально там все уже охренели от крови) из Алеппо, который многие уподобляют Сталинграду по характеру городских боёв и разрушений — но мне просто интересно: а они помнят что-нибудь из курса военной истории про то, чем там дело кончилось под Сталинградом для наступающей стороны?

Помнят, как немцев запустили в город, и они уже почти прогрызлись до Волги — а потом...

Ну, думаю, любой военный мира, включая командиров ССА, многие из которых кадровые офицеры — знает эту историю. И вот сейчас чуть ли не все наиболее боеспособные проасадовские силы скованы в Алеппо, да ещё имеют на руках сотни тысячи цивилитиков, которых нужно снабжать, а на западе остаются значительные силы ССА под Идлибом.

Интересно, если они перережут трассу на Алеппо и блокируют тамошнюю российско-иранско-сирийскую группировку — это опять будет сюрпризом для наших напольонов?

Нет, я не хочу, чтобы это произошло — но это вполне реально.

Причём, тут можно ожидать некоторого участия Турции. Нет, напрямую Эрдоган, конечно, не бросит свою армию против русских (ведь мы теперь снова друзья не разлей вода), но зачем, как вы думаете, он сказал, что цель его похода в Сирию — свержение кровавого диктатора Асада?

И можно ли допустить, что если он это сказал, то будет снабжать оружием (которого у Турции много, включая современное, более совершенное, чем российское) хотя бы своих подопечных туркоманов, а от них — запросто перейдёт и отрядам ССА?

Может получиться неприятная ситуация, когда «как бы умеренная» оппозиция, наступая из района Идлиба, отрежет от сухопутного снабжения алеппскую группировку, а при попытке снабжения по воздуху какие-то злодеи начнут сбивать заходящие на посадку транспортные борта внезапно появившимися у них ПЗРК.

И чего-то я сомневаюсь, что российское военное руководство сумеет эффективно парировать такую угрозу. К сожалению — в данном случае.

Tags: Сирия, военщина, история
Subscribe

  • Байден, Зеленский, Путин

    Разговор Байдена с Зеленским длился целый час. Правда, двадцать минут из этого времени президент США вспоминал, кто такой Владимир Зеленский, и ещё…

  • Сетевая батрахомиомахия

    Роскомнадзор начал войну с Твиттером. И он действительно немножко замедлился в России (если не пользоваться байпассами через VPN или анонимайзеры).…

  • Трамп, речь, цензура

    Стоило Трампу закатить речугу (весьма занятную) на консервативной тусовке в Орландо — и Ютуб её удаляет везде, где увидит. Потому что Трамп…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments