artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

O tempora, o maria

Как-то на днях в благородном собрании солидных мужчин меня спросили: «Тёмкин, а вот куда бы ты вложился, в какое производство и где, если б не тратил все свободные средства на ликвидацию «Московии» и восстановление «Новгородчины» в России?»

Это интересный вопрос. Вообще-то, сложно сказать, трачу ли я все(!) свободные средства на ликвидацию «Московии» и восстановление «Новгородчины» в России. В действительности, я не так уж много трачу личных денег на чисто военные мероприятия, призванные обеспечить максимальную «комфортность» смены политической парадигмы в этой уже не столь богоспасаемой стране. Гораздо больше — вкладываю в развитие своего Калужского имения, где эксплуатирую полудетский труд юных «уголовничков,» выкупленных у ментов и попавших ко мне в лапы. И это вполне коммерческая деятельность, приносящая некоторую прибыль даже сейчас, несмотря на упадок потребительского рынка в России. Это и агропроизводство, и автотехцентры, и строительство, и много чего ещё. Но главная и самая выгодная продукция — это, пожалуй, собственно мои невольнички.

Кого-то из них, после пары лет дрессуры, я продаю акулам мирового империализма в Штаты, Германию, Францию, уже на вольнонаёмных правах, но за хорошие деньги; кто-то остаётся здесь, открывает собственное дело под моей крышей; кто-то же, получив соответствующую подготовку, идёт в наши корпоративные подразделения. Это всё молодые, энергичные, грамотные и добропорядочные ребята, которые, собственно, сделаются «становым хребтом» проекта Возрождённой Новгородчины, где бы ни работали. Поэтому можно сказать, что инвестиции в них и в весь хозяйственный комплекс, где они обучаются, - это тоже инвестиции в Новгородчину.

При этом, конечно, я понимаю, что чисто с экономической точки зрения инвестиции в любой производственный бизнес в России — они, мягко говоря, неоптимальны в рассуждении отдачи. Даже вот в тех «шоколадных» условиях фактической «экстерриториальности», какие имею я в Калужской области (и прочие наши бизнесмены в иных местах), когда для всяких праздношатающихся чиновных инспекторов - «спецобъект ФСБ, пошли нахрен». Ни налогов, ни проверок, ни угрозы отжима каким-нибудь охреневшим прокурорским сынком.

Но всё равно, даже при этих сказочных условиях, чисто с финансовой точки зрения было бы выгоднее ещё весной четырнадцатого перекинут все рублёвые активы в валюту, вывести за бугор и вложить во что угодно. Да чисто на счетах сохранить в надёжных банках с минимальным процентом — но это всё равно сохранило бы активы в деньгах и дало бы стопроцентную «прибыль» за два года в рублях. А так и в рублях от моего хозяйства — ну чуть-чуть больше получилось за это время, поскольку и потребительский спрос схлопывается на внутреннем рынке и без сколько-нибудь разумных причин для роста во всё время сохранения нынешнего политического режима плюс ещё года-два три турбулентности после его смены. Но, повторю, для меня эти инвестиции в невольничков — имеют стратегическое значение, ради которого я готов пожертвовать прибылью. Люди — главный капитал.

Если же пёкся бы именно об прибыли и безо всякой заботы о судьбах Родины — пожалуй, составил бы такой бизнес-план.

В принципе, производство — это нормально. Не биржевыми же спекуляциями сыты акулы капитализма. Нужна всё-таки какая-то реальная база, над которой бы спекулировать. Весь вопрос — в том, где именно размещать производство. И этот вопрос — всё больше социально-политический.

В России — хорошие, как сказано выше, условия, если у тебя есть корочка полковника ФСБ и дофига стволов, но чертовски хреновая логистика и понятные чисто политические проблемы с продвижение российских брендов на зарубежные рынки, коллапсирующий спрос на местном рынке, неизбежные социально-политические потрясения, которые, конечно, мы надеемся взять под контроль, выступая своего рода «графитовым стержнем», но это всё не очень заманчивая ситуация для размещения сколько-нибудь серьёзных производств, если руководствоваться чисто коммерческими соображениями.

В развитых странах т. н. «Золотого Миллиарда». Они демократии, и это хорошо в том смысле, что там вряд ли вот прямо завтра начнётся гражданская война. Но плохо в том, что политиканы вынуждены заигрывать с оборзевшей зажравшейся чернью, крайними делая бизнесменов. Профсоюзы, забастовки, регуляции, возможность резкого увеличения налоговой нагрузки, если толпа изберёт какого-нибудь охуевшего популиста — вот это всё говно. Из плюсов — заманчивые, платёжеспособные местные рынки, но при этом не дай тебе бог, создав какой-то заводик, потом оптимизировать его и сократить за ненадобностью рабочие места. Тут же окажешься врагом народа. А сейчас, когда мы переживаем комплексную НТР, «идеальный шторм прогресса» (в информатике, энергетике и материалах) — бесполезно строить производство, не думая о весьма скорой его оптимизации. Вот что можно размещать в этих ваших Европах сравнительно безболезненно и выгодно — некие мелкосерийные, «кастомные» производства, вроде трёхмерной печати эксклюзивных изделий, где требуются высококлассные и понятливые специалисты, не связанные ни с какими грёбанными профсоюзами и притом «универсалы», способные быстро переучиться на новую оснастку.

Китай. Как бы более стабильная политическая ситуация, будто бы исключающая приход ко власти охуевших популистов и притеснение ими бизнеса в угоду оборзевшей черни. Но тут всё относительно. Главный козырь Китая, привлекавший инвестиции, был в дешёвой, неприхотливой и сравнительно качественной рабочей силе (по крайней мере — добросовестной и ответственной, без проловской мании величия). Однако и она становится нерентабельна по мере удешевления роботизации. Роботы — они ещё меньше возбухают на тему профсоюзов, забастовок и прочей классовой борьбы за социальную справедливость, чем даже китайцы после Тяньаньмэня. Это все понимают, что Китай лишается своего преимущества, так как вовсе снижается спрос на хоть какую массовую рабочую силу, она оказывается просто за бортом, - и это может привести к социальным потрясениям, которые власть может не сдержать. Очередное «восстание ихэтуаней». С такой вероятностью приходится считаться.

В целом же, в любом государстве сейчас главная проблема — это население и политиканы. С одной стороны, дефицит того, что можно считать рабочей силой в полной мере. То есть, ответственных, умственно взрослых людей, которые воспринимают трудовые отношения просто как частный случай экономического сотрудничества и готовы отвечать перед партнёрами по добровольно взятым на себя контрактным обязательствам, а не заниматься «классовой борьбой за права трудящихся». С другой — засилье разнузданных инфантилов, считающих, что другие люди (и бизнесмены прежде всего) им по жизнь должны просто потому, что эти инфантилы осчастливили этот белый свет самим фактом своего рождения на него, но теперь не знают, чего им делать с фактом своего невостребованного существования на этом шарике (как-либо поработать над собой, чтобы повысить свою ценность для потенциального работодателя — такой вариант, к сожалению, редко рассматривается).

Поэтому, пожалуй, если б я хотел устроить максимально прибыльное производство — я бы разместил его на плавучей платформе в нейтральных водах. Так, чтобы не подпадать ни под какую территориальную юрисдикцию и чтобы любая беснующаяся пролетарская рвань умучилась по морю грести для осады моего заводика. А рабочую силу — подбирал бы сам, из реально вменяемых людей, которые правильно понимают, что найм работника фабрикантом — это сотрудничество двух свободных и самостоятельных людей, которое может быть прекращено, когда перестаёт быть выгодным для любой из сторон, а не что-то вроде подбора на улице бездомного котёнка, которого теперь нужно до конца дней кормить и ублажать.

Технически — это несложно реализовать. Самая крупная в мире плавучая производственная платформа (производство сжиженного газа) имеет нынче 600 000 тонн водоизмещения, и там-то затраты были изрядные, но для небольшого высокороботизированного заводика — сойдут гораздо меньшие габариты. Его можно построить на базе любого старого супертанкера, который устал бороздить океаны, но всё ещё может без риска для себя барахтаться на их волнах. Такой можно, с оказией, купить даже дешевле цены металлолома — поскольку ты избавляешь владельца от хлопот с доставкой этой посудины на разборку.

Конечно, придётся немного потратиться на обустройство помещений под заводские нужды (и под комфортное проживание немногочисленного персонала), а главное — обеспечить возможность загрузки/выгрузки сырья и готовой продукции с/на подходящие транспорты.

Что производить? Да что угодно, но я бы наладил роботизированное производство роботов. В широкой гамме. Промышленных роботов, ремонтных, военно-полицейских. Так, чтобы в любой момент можно было заменять собственные линии своей же продукцией, быстро впитывая все новейшие фишечки, постоянно удерживаясь на острие прогресса, при максимальной автономности этого комплекса. Со стороны — только материалы подгоняй да продукцию принимай.

И когда этот завод располагается на море — ты избавлен от диктата любой территориальной юрисдикции. Ни одно отдельно взятое государство не может перекрыть тебе логистику. Ну, кто-то откажется поставлять тебе материалы — у других возьмёшь. Кто-то не захочет принимать твою продукцию в своих портах — другим продашь. Это море, сынок, вот оно. Стихия свободы и больших возможностей, йо-хо-хо :-)

Но, конечно, придётся немножко подумать о безопасности. Не вопрос. Десяток дистанционно управляемых турелей - отобьют охоту штурмовать твой объект у каких-нибудь чокнутых/проплаченных активистов вроде Гринписа.

Нет, борьба за экологию — это почётное дело, но Гринпис давно уже стали просто блядями, которые руками маньяков-фанатиков отрабатывают довольно грязные заказы по давлению на конкурентов. Но именно по этой причине они вряд ли сунутся на «внегосударственный» объект, имеющий десяток пулемётных турелей на борту. Ибо — кому плакаться, если по зубам получат? Какому государству? А так-то, конечно, экологию надо уважать и беречь — но уж завод по производству роботов в море по определению не может быть для неё хуже ныне существующих нефтяных платформ.

Что, если наедет какое-то государство, пошлёт свои корабли, пользуясь своим правом проверять объекты даже в нейтральных водах, если они заподозрены в какой-то опасной деятельности, по Конвенции о Морском Праве 1982 года?

Да не вопрос. Нанять австралийский фрегат, чтобы дежурил в районе дислокации этого заводика (или нескольких). Вы, кстати, в курсе, что вот как Либерия один из лидеров по торговому флоту, так Австралия — по военному? Ну, совокупно австралийский флот уж точно гораздо мощнее Российского (если не считать атомных подлодок, чья практическая ценность, впрочем, иллюзорна).

Австралийцы, имея хороший надводный флот, давно «промышляют» сдачей в аренду как своих кораблей, так и своего флага (в действительно, раскрою небольшую тайну, половина кораблей, числящихся австралийскими — на самом деле нашей Корпорации).

Ну и вот кто-то настырный пытается подойти к плавучему заводу в нейтральных водах и сделать с ним что-то нехорошее, типа отправки досмотровой команды (хотя чего там досматривать-то, у благородных людей?) - а его уведомляет боевой корабль под австралийским флагом, что, мол, если не отвалишь — сейчас за пирата приму и ракетами атакую. Ты готов умереть за ту хуйню, которую тебе негласно поручили сделать? Ты уверен, что в случае инцидента твоё правительство всё не свалит на твоё, капитана, самоуправство?

В этом никто не может быть уверен. Но охранник — получает деньги. И возможность оттягиваться на рекреационных «мощностях» этого заводика, куда его экипаж «ротируется» вертушками и катерами. Хорошее разнообразие в череде суровых флотских будней, исполненных тягот и лишений. И где ещё в покер так выгодно поиграешь? :-)

Вообще же говоря, все конвенции, касающиеся коммерческого использования внетерриториальных (нейтральных) вод — они настолько «вилами по воде... той нейтральной», что в действительности никто ни на кого не может там наехать, если встречает противодействие. Любой военный корабль может взять под защиту гражданский объект и объяснить другим военным кораблям, мол, я их уже досмотрел, не мешайте людям работать — а не то вас за пиратов приму. И нанять для этого можно хоть австралийского, хоть китайского охранника, хоть и украинский «Сагайдачный» мог бы такие функции выполнять (ну, на Чёрном-то море ему в любом случае особо делать нечего, как бы ни развивались события).

Поэтому, если б я рассматривал именно коммерческую выгоду от производства — я бы норовил разместить его на «внегосударственном» пространстве, на глади морской. Благо, сейчас это уже совсем несложно технически. Куда проще, чем бодаться с социально-политическими жадными дикарями, обитающими чуть ли не в любом месте суши. А когда производство налажено — просто ставить человечество перед фактом. Есть качественная и нужная вам продукция, созданная в истинно свободной экономической зоне с минимальными издержками. Покупаем? Кто не успел — тот опоздал. И нужно такое-то сырьё, такие-то комплектующие. Продаём? Кто не успел — тот опездол :-)

Но поскольку моя основная «продукция» - это дрессированные невольнички, то я не так заинтересован в прибыльности тех производств, где они задействованы, сколько в росте их собственной ценности благодаря тому, что они в этом задействованы, они учатся. Вот эта дельта в личной капитализации — она всяко выше отдачи от «тренировки», на которой та дельта была достигнута.

То есть, берёшь семнадцатилетнего пацана, которому ломился срок за неоднократные угоны. Какая его рыночная ценность на данный момент? Да никакая, в общем-то. Ну, он ничего полезного не делал. Но он ценен ментам тем, что его дело — для них галочка-палочка. Поэтому приходится забашлять ментам за этого оболтуса две тысячи баксов (цена, кстати, здорово упала в баксах за последние три года, раньше и десять приходилось башлять).

Дрессируешь его. При этом, на самом деле, не делается упор на какие-то репрессии (даже порка за самоволки и прочие нарушения режима - это так, чтоб интересней жить было, чтоб учились обходить правила с умом, а не нахрапом), но даётся ему понимание, что воровать и наёбывать людей — не очень выгодная стратегия, а выгодная — сотрудничать. И когда сотрудничаешь — это означает, что ты делаешь для кого-то какую-то работу. И тот, кто тебя нанял, - он тоже делает работу, чтобы найти и удержать полезных сотрудников. Нет никакого «классового» противостояния здесь. Все люди, сотрудничая, вынуждены немножко подстраиваться друг под друга. Что вовсе не исключает сохранения достоинства и здравого смысла.

И здравый смысл говорит, что если ты взялся за какую-то работу, осознавая её характер, - тебе лучше полюбить её и научиться делать так, чтобы гордиться результатом. Иначе — получится, что дерьмо твоя работа, и ты дерьмо, когда занимаешься тем, что считаешь дерьмом. От такого сознания недалеко и крышей поехать. Чтобы не поехать крышей — лучше считать, что любая твоя работа может быть поводом для гордости, когда сделана хорошо. Считай, что ты оперативник или даже шпион, которому задание дано втереться куда-то, изображая из себя то ли земледельца, то ли сантехника, то ли автослесаря, то ли программиста. А чтобы изображать убедительно — конечно, нужно освоить профессию и научиться гордиться своим профессионализмом.

Вот я, как бы твой «хозяин», for now, - кем только не был, по оперативной надобности. И строителем, и сварщиком, и дворником, и халдеем. И если б я не научился гордиться тем, как профессионально, в качестве официанта, решаю вопросы с хамливыми и буйными всякими персонами в кабаке — сошёл бы с ума, наверное. От этого, с позволения сказать, когнитивного диссонанса, что у меня дома корка офицера ФСБ и ствол, да и всегда при мне щепотка пальцев, которыми я просто кадык могу вырвать, - а приходится ублажать каких-то чмошных хамов.

Несколько проще, когда не «приходится» - а «хочется». Ну, приплёлся такой борзый ушлёпок в кабак, хамит — и это значит, что он, вообще-то, не очень уверенный в себе чел, мягко говоря. У него большие проблемы в жизни. То ли жену подозревает, то ли на работе интриги достали, то ли вовсе разоряют его. Моя задача — утешить его. Снять хоть немножко негатива в этом мире. И в этом кабаке, на который я в данный момент, будучи халдеем или барменом, работаю.

И мне правда приятно бывало, когда это хамло, поднабравшись и рассопливившись, начинало втирать, типа, «один ты, братуха, меня понимаешь». Ну, оно успокоилось, по крайней мере, оно не выплёскивает агрессию на прочих гостей, и мне не пришлось вытаскивать его за дверь и объяснять: «Слышь, уёбок! Здесь — спецоперация ФСБ. Хочешь лет на двадцать уехать за Полярный Круг? Нет? Вон пошёл тогда!»

Это было бы крайне непрофессионально во всех смыслах и для всех моих ипостасей в данном случае. Я бы рисковал не только подпортить рейтинг ресторана, который допустил меня до работы в нём, но и тупо спалить операцию, если это была проверка.

Но человек чего-то по-настоящему стоит — когда умеет разумно адаптироваться к условиям сообразно целям и задачам. И этим он может гордиться. Поэтому вот ты — научись гордиться, как классно умеешь разбавлять и разносить куриный помёт по грядкам. Вот считай, что тебя внедрили сюда, и так-то ты крутой шпион — но должен отыгрывать свою роль, должен втереться в доверие. Ну, иди, моя радость».

Это, конечно, «полуигровая» такая педагогическая тактика (как и всё на нашей Плантации, ибо подростки лучше всего и воспринимают полуигровые формы), но она, тем не менее, очень хорошо работает. «Да, да, ты крутой вор — но вот обстоятельства сложились так, что тебе придётся временно изображать из себя программиста. И учить английский. Да, английское посольство грабить будем».

Ну а когда пацан прилично знает английский и увлёкся программированием, освоил хотя бы Джаву и Макромедиа, создаёт на них какой-то разумный веб-контент — он уже не очень ностальгирует по тем временам, когда за крутость почитал кражу бутыли самогона из соседского гаража.

И вот эта продукция, такая качественная рабочая сила, - это куда ценнее прибыли от собственно Плантации. Тут ещё подумаешь, продавать ли такого выдрессированного перца «в Низовья Реки». Но если продавать — то за хорошие деньги. И оказавшись там — он по-любому останется связан с нами. Так мы и плетём паутину для грядущего торжества «Новгородчины» :-)

Что же до производственных комплексов на плавучих заводах вне территориальных юрисдикций — это мысль, над которой стоит задуматься. Нам сейчас лень и некогда это развивать, поскольку у нас есть проект «Арракис» в Западной Сахаре, ряд других, а главное внимание приковано к России. По геополитическим, если угодно, соображениям — поскольку нынешний режим в России представляет собой главную угрозу, которую и нужно гасить в нашем положении.

Но если кто реализует идею экстерриториального морского производства — я не только поаплодирую, но и подарю контакты капитанов фрегатов под австралийским флагом, которые могли бы обеспечить неприкосновенность деловой активности.

Tags: педагогика, политика, экономика
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments