artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Category:

О трудоустройстве без луддизма

Многие люди всё ещё не могут отойти от шока по поводу победы Трампа и пишут про него удивительные вещи. Недавно вот читал статью, где утверждалось, что поскольку победу ему обеспечил электорат т. н. «Ржавого Пояса», то есть, ранее индустриальных, а ныне депрессивных штатов, то теперь Трампу придётся, выполняя обещание вернуть им работу, не только проводить протекционистскую политику а ля Гувер и Рузвельт, но и всячески препятствовать прогрессу. Чтобы, значит, эти дремучие ретроградные работяги в Ржавом Поясе и прочие всякие реднеки могли, как встарь, пилить железяки ручными ножовками или окучивать картошку мотыгой и быть счастливы, чувствуя себя снова востребованными. Ибо если дать дорогу новым технологиям — то хоть в Китае, хоть в Штатах заводы и агрофермы по-любому скоро будут малолюдными, роботизированными, а эти быдланы, голосовавшие за Трампа, останутся за бортом.

Кто читал мой блог прежде, думаю, подтвердят, что на протяжении всей предвыборной кампании я не очень лестно высказывался о Трампе. И ни единого слова не намерен брать обратно. Потому что по-прежнему считаю, что в публичной риторике он вёл себя как безответственный демагог, несущий любую популистскую ахинею, только бы обратить на себя внимание и охмурить избирателя. Можно даже сказать хлеще и обиднее, а именно - что он вёл себя, как кандидат от Демократической партии. Где, естественно, это в порядке вещей — нести безответственную популистскую ахинею в пользу бедных разумом и по жизни. Тем самым Трамп, в каком-то роде, позорил и дискредитировал Республиканскую партию, от которой ожидается всё же более серьёзный подход к политике. Впрочем, публичная политика — это по-любому наполовину шоу-бизнес, ну а тут просто было несколько больше половины.

Однако ж, позволю себе поставить под сомнение то, что за Трампа голосовали только лишь(!) реднеки, депрессивные работяги и религиозные маньяки-райтвингеры. Нет, думается, университетские профессора, которые имели несчастье показаться «мизогинистами своим студенточкам-феминисткам и потому уволенные, а также их коллеги, опасавшиеся открыто выступить против этой хунвейбинщины — тоже могли голосовать за Трампа, чтобы положить конец тому беспределу, который почему-то называется в Штатах «либеральным».
Конечно, многие эти интеллектуалы демики — они неплохие люди. Они искренне радеют за самые благие цели. Хуже то, что они считают себя компетентными на уровне высшей инстанции в вопросах о том, что есть общее благо. Ну и известно, куда вымощен путь благими намерениями.

Не углубляясь в подробности, процитирую одного приятеля, который сам американец. «Эта «партия индивидуальных умов», может, и не загонит Америку прямо уж в Оруэлла, но в Хаксли — уже почти затащила». Действительно, эта публика умудрилась придать смысл нелепому оксюморону «либеральный фашизм». Потому что, естественно, эти ребята такие же «либералы», как Чингисхан — пацифист (хотя живи они в одно с ним время — считали бы сопротивление ему неполиткорректными нападками на дайвёсити). И было понятно, что чем дальше — тем большее раздражение вызывает весь этот левацкий маразм. И что рано или поздно оно прорвётся, Америка «проснётся». Но вот Трамп казался несколько сомнительной фигурой для олицетворения этого назревшего протеста. Тем не менее, он выиграл, пусть и как шут гороховый, а каков он будет в роли президента — то покажет грядущее. Во всяком случае, в команде у него довольно жёсткие, но вменяемые люде.

И сам он, хотя мудак, но всё же не идиот. Поэтому, разумеется, он не будет препятствовать техническому прогрессу, чтобы вернуть примитивный физический труд работягам Ржавого Пояса. Это бред. Любое государство, которое вздумает мешать объективно доступной оптимизации производственных процессов в пользу «создания и сохранения рабочих мест» - в считанные годы выпадет из числа развитых стран. Чтобы не понимать этого — нужно быть, наверное, каким-нибудь шаманом из амазонских джунглей, а не миллиардером, десятилетиями занимавшимся строительным и развлекательным бизнесом.

Однако, здесь возникает чуть ли не главная проблема, стоящая не только перед Америкой, но и перед всем миром. А именно - «проблема лишних людей».

Думаю, не будет преувеличением сказать, что мы уже практически вплотную подошли к такой ситуации, что любое материальное производство может требовать лишь изначальных научных и дизайнерских изысканий, осуществляемых сравнительно небольшими коллективами, а впоследствии реализовываться практически без участия человека.

С одной стороны, это здорово и классно. Это сулит ещё большее материальное изобилие — коммунизм, практически, в представлении советских фантастов. Но с другой стороны — возникает вопрос, куда девать людей, которые прежде были заняты в материальном производстве. Ну, сохранятся какие-то ниши для «органических» фермеров, которые будут впаривать свою вручную выращенную продукцию особо привиредливым и богатым пижонам. Сохранятся какие-то мастера по дереву-металлу-коже, которые тоже будут творить кастомные изделия, выступая больше художниками, нежели ремесленниками. Но в массовом производстве нарастающая роботизация естественно отправит несметные миллионы людей на биржи труда. И для них главным вопросом будет не то, что их как-то «несправедливо» эксплуатируют буржуины, а то, как бы найти буржуина, который бы вовсе пожелал их эксплуатировать хоть как-то.

Честно, у меня имеется некоторая идиосинкразия на выражение «создание новых рабочих мест». Когда я его слышу — мне всегда вспоминается дурацкий армейский анекдот, где сержант приказывает подметать плац ломами, а на вопрос: «Не лучше ли мётлами?» отвечает: «Мне не нужно, как лучше. Мне нужно, чтобы вы заебались».

Да, это в принципе несложно — занять людей каким-то(!) делом, чтобы вымотались и плюхнулись дрыхнуть с чувством исполненного долга, вместо того, чтобы устраивать внутриказарменные разборки или бухтеть, поднимаясь на «борьбу за права трудящихся». Канавы и каналы можно вручную копать. Пирамиды строить по аутентичным древнеегипетским технологиям. И люди вроде бы имеют работу.

Но вот проблема в том, что такие работы можно предоставлять лишь за чужой счёт и пока не кончатся чужие деньги. Ибо за свои — по-любому будешь думать о соотношении затрат и результата. А сейчас мы вплотную подошли к тому, что на многих поприщах роботы обходятся дешевле самой непривередливой человеческой рабочей силы. Соответственно, этим людям придётся думать — что бы они могли делать такого полезного, где всё-таки требуется человеческое участие.

Особо обращу внимание: думать об этом предстоит прежде всего ИМ. Не правительству, не буржуинам, не потребителям. Ибо если что-то и есть в данном мире истинно либеральное — так это признание, что никто не может принудить людей решать чужие проблемы за свой счёт и себе в ущерб. То есть, этим можно заниматься в порядке филантропии, по доброте душевной — но к этому нельзя принуждать. А так-то каждый взрослый человек, претендующий на дееспособность, должен сам обосновывать другим людям, чем он им может быть до такой степени полезен, чтобы платить ему деньги.

И безотносительно всякого Трампа — какие вообще открываются в пост-индустриальном мире возможности для трудоустройства (осмысленного и эффективного) тех людей, которые лавинообразно будут высвобождаться с материальных производств по мере их роботизации (и никакой «луддизм» не поможет)?

Можно было бы выделить творчество, развлекательные проекты (включая и личные блоги/каналы с заработком на рекламе), уход за престарелыми и больными — но я бы хотел заострить внимание на таком поприще, которое может показаться несколько неожиданным, поскольку в последние десятилетия общее мнение было, что там-то персонал как раз сокращается по мере роста технических возможностей. А именно — в сфере безопасности, будь то национальная оборона, частная охрана или патрульно-полицейская работа.

Пусть это прозвучит несколько неожиданно, но идея массовых армий уже очень скоро может пережить второе рождение. При этом, конечно, речь не идёт о малоэстетичных сшибках пушечного мяса стенка на стенку в штыковых атаках. Несколько о другом.

Вот как, скажем, организована сейчас обычно охрана даже весьма важных объектов, будь то государственные учреждения или штаб-квартиры серьёзных частных корпораций? Да в большинстве случаев — довольно по-дурацки она организована. Сидит этакий увалень в форме перед десятком мониторов (или перед одним монитором, где просматривает по очереди десяток камер), и когда не дрыхнет — время от времени поглядывает. Ну, есть у него напарник или двое, которые делают обход, пока он сидит, потом меняются. Если же перед одной из камер устроить некое занятное шоу (скажем, комически цапающиеся супруги) — можно быть уверенным, что вся смена соберётся перед этим монитором, а с других секторов ты подведёшь к объекту не то что диверсионную группу, но и танковая колонна «просочится» необнаруженной.

В принципе, эти ребята, охранники — довольно бесполезны. В случае продуманного нападения, осуществляемого решительными и умелыми людьми — их отщёлкают внезапно и моментально. Что они, в общем-то, понимают. И этот риск приходится учитывать в жаловании или страховке. Либо же — дислоцировать непосредственно на месте изрядную группу спецов (недешёвых по определению), которая, быть может, и сумеет противостоять нападению (а может — и нет).

А как это организовано у «взрослых»? Да-да, речь пойдёт о той Корпорации, к которой я имею чссть принадлежать, и мне говорили, что уже приелись Сказки Дядюшки Тёмуса про нас и наши примочки — но я же и в прикреплённом посте предупреждаю, что всё сказанное про неё — мои фантазии. Вот все эти откровения про автоматизированные системы мониторинга и противодействия входящему артиллерийскому и ракетному огню баллистическими и лазерными средствами, системы контроля поля боя, системы управления малыми наблюдательными и ударными дронами — всё это, конечно, чистейший вымысел, который невозможно реализовать, что уже через год после моих публикаций подтверждает опыт армии США и, скажем, Цахала.

Что не вымысел — так это не имеющие аналогов российские средства РЭБ, способные глушить любую электронику вне зависимости от экранирования, но по скромности никогда не показывающие свои эти возможности. И вот об этом пишут реально серьёзные эксперты, имеющие даже воинские звания и фотки в красивой форме со звёздочками и бляшечками, а я — и гуманитарий, и не военный, на самом деле, человек, селёдочку водочкой не запиваю. Но — люблю на досуге предаваться фантазиям.

И вот, когда фантазирую об организации охраны наших объектов, то грезится мне следующее.

Стоит этакий домик в живописном месте посреди леса. Ну, не домик обычно, а комплекс. Или — на поверхности один домик, а под землёй — ещё немножко помещений. Это от специфики зависит.

И, разумеется, там есть камеры наблюдения. В действительности, их очень даже много. Так, чтобы каждый клочок того леса на пару километров вокруг просматривался. Благо, камеры нынче стоят сущие копейки. А в некоторых случаях — и сверху, с дронов местность мониторится.

Камеры — и простые оптические, и тепловизоры, и дофига разных датчиков. И лазерных на прерывание луча, и сейсмических на шаги, и прочих сенсоров движения. И даже одорологические испытываем, на человеческий пот, на взрывчатку, на машинное масло, с чуткостью, многократно выше, чем у собачьего носа.

Работа всех этих средств наблюдения обеспечивается софтом, который постоянно совершенствуется, чтобы поменьше было ложных срабатываний, но чтобы не пропустить нечто действительно важное. И, конечно же, имеются люди-наблюдатели. Но не в здании. На удалённом доступе. И их могут быть десятки на один объект, а в особо острых случаях — сотни. По нескольку на сектор, да ещё и с дублированием.

В принципе, от этих наблюдателей не требуется ни какого-то запредельного профессионализма, ни лояльности безупречной, ни готовности к самопожертвованию, ни спецназовских бойцовских статей. Это могут быть кто угодно. Хоть школьники-студенты, хоть пенсионеры, хоть инвалиды. Любой, кто готов посидеть перед компом часика четыре в сутки (больше мы не даём обычно новичкам — глаз замыливается) за двадцать баксов. Поверьте, даже в Штатах находятся желающие, не говоря уж про страны попроще, где, тем не менее, тоже имеется хороший Интернет. И нам в принципе пофиг, кто эти люди, чем занимаются, какую имеют квалификацию. После «вербовки» (если можно так назвать) они проходят минимальный инструктаж, как пользоваться видами с камер, а дальше — требуется самый минимум ответственности и добросовестности.

Есть ли вероятность, что в нашу систему таким образом внедрится какой-то недружественный агент? Вполне. Но фишка в том, что он даже не знает, у какого конкретно объекта просматривает периметр, и по гугловским картам привязку осуществить не сможет. Поэтому повредить никак не сумеет. Разве что будет халтурить — но это быстро выявится, и мы с ним распрощаемся, не особо вдаваясь, то ли он вражеский агент, то ли просто раздолбай.

А проверка работы, конечно, проводится постоянно. Вернее, проводятся учения, когда наши (или ещё чьи-то) ДРГ пытаются подобраться к объекту. И кто засекает — получает небольшую премию. Кто несколько раз прохлопает, когда должен был бы увидеть сам или среагировать на сигнал от программы — ну, до свидания, значит.

Когда мы внедряли такую систему — помню, наши скряги из Коммерческого Департамента ворчали, мол, что за транжирство, расшвыриваться баксами хрен знает кому. Но эти ребята всё же умеют считать деньги и довольно быстро сообразили, что пара десятков таких левых наблюдателей по пятёрке в час — это две четыреста в сутки, 876 грандов в год. А потеря сотрудника при внезапном нападении — это три ляма страховки, не говоря уж о чисто человеческой печали. Когда же периметр столь пристально мониторится — хрен ты подберёшься так, чтобы внезапно напасть на сотрудников.

К тому же, мы используем записи для помощи всяким научно-исследовательским проектам. Там в этих живописных лесочках резвятся всякие зверушки — и наблюдатели получают дополнительные премии, если заметят и укажут что-то интересное. Денег мы за это с учёных не берём — довольствуемся моральным удовлетворением.

Но что бывает, если наблюдатели засекли не зверушек, а каких-то двуногих непрошеных гостей? В этом случае наблюдатель сообщает, что заметил движение в такой-то локации. И подключаются ребята рангом повыше, поопытнее. До этого они могли, сидя опять же на удалёнке, маяться какой угодно дурью за компом, но тут присматриваются, сравнивают изображения посекундно (этим занимается команда, используя специальные программы), и довольно быстро определяют, с чем имеют дело.

Что бывает, если установлено, что это действительно похоже на враждебную группу, вторгшуюся на охраняемую территорию и направляющуюся к объекту?

Что ж, вот те совсем левые наблюдатели, которых мы даже имён не знаем, и которые тоже не знают, на кого работают и что отсматриавают — они отключаются при объявлении тревоги. Им совершенно не обязательно знать, что произойдёт дальше. Тем более — иметь видеозапись. Так для всех спокойней.

А со вторженцами — в общем случае, если это в принципе мирная территория, конечно, стараются разобраться полюбовно. Предупреждают их по громкой связи, что они обнаружены, просят удалиться. Но если им угодно идти напролом — что ж, никому не запрещено участвовать в соискательстве премии Дарвина.

На них наводятся турели с дистанционным управлением, в том числе — и подъёмные, на штангах, так, чтобы простреливать тот лес сверху. И после всех предупреждений — ну, может произойти то, что мы предпочитаем не показывать «левым» наблюдателям. Хотя в 99 случаев из ста, разумеется, хрен ты найдёшь диверсантов настолько отчаянных, чтобы продолжили миссию, получив очередь из полдюймового пулемёта в паре метров перед собой. Равно как и настолько тупых, чтобы пытаться устраивать дуэль с тем пулемётом, за которым даже стрелка нет. Это железяка. Чтобы её повредить — нужно по меньшей мере «мухой» попасть точно. Но попробуй это сделать через зелёнку, когда от любой веточки ракета может сработать или уйти в сторону. А вот Утёс (или что-то подобное) — стволы насквозь шьёт, и ты перед ним просто как голенький в любом бронике. Не самое приятное ощущение.

Где при этом есть стрелок, когда не за пулемётом непосредственно? Да может быть в глубине здания, может быть вовсе где-то очень далеко. Современные коммуникационные возможности позволяют передавать изображение в реальном времени, практически мгновенно, ну и когда так — зачем подставлять людей под огонь противника?

Опять же, когда мы внедряли эти системы, некоторые скептики бурчали: «Чувствуя свою безнаказанность, кто-то может, куражась, открыть огонь без необходимости». На что возражалось: «Это боец на блокпосту, чувствуя свою уязвимость, может с перепугу на любой шорох долбануть очередью, покромсав каких-нибудь любопытных окрестных подростков. Он это может сделать — опасаясь, что сейчас прилетит из снайперки или гранатомёта. Но когда все операторы сидят в комфорте и безопасности — у них есть и время, и подобающая обстановка, чтобы вдумчиво и ответственно разобраться в ситуации».

Ну и, естественно, в обычных условиях (то есть, на мирной территории) решение об открытии огня принимается не одним лишь оператором. Именно чтобы избежать таких случаев, когда он вдруг напился, паче чаяния, или обкурился, или просто чего-то примерещилось — и положит грибников, туристов, любопытных подростков. Нет, я понимаю, что большинство обывателей находятся в убеждённости, что транснациональные корпорации хлебом не корми, а дай только замочить побольше людей — но это несколько преувеличенный стереотип. На самом деле даже в какой-нибудь Африке это крайне нежелательно, грохнуть каких-то мирных местных жителей. Это и неприятно, и контрпродуктивно. Поэтому вменяемые конторы не имеют склонности допускать до огневых средств каких-то психически нестабильных маньяков. А когда оператору турели нет надобности опасаться за свою жизнь — он и с перепугу всуе не шмальнёт. К тому же, при такой организации команда на спуск просто заблокирована. Чтобы активировать боевой режим — требуется подтверждение от вышестоящих товарищей, которые в принципе не могут быть все одновременно пьяные или укуренные. Они даже не в одном месте.

Мы уже несколько лет используем такую систему охраны объектов, и там задействовано много электроники (которая неуклонно дешевеет), там задействовано много людей (которые тоже довольно дёшевы, поскольку не рискуют собой и не нуждаются в очень высокой квалификации), и это оказалось чертовски эффективно. Когда я писал, что у нас рота (100 с небольшим человек) считается стратегической единицей, способной контролировать небольшую страну — это не преувеличение. Но при этом, помимо полевых «сардокаров», очень хорошо подготовленных и очень дорогих нам во всех смыслах — привлекаются сотни, а то и тысячи дистанционных помощников.

Почему подобные подходы с таким скрипом принимают государственные силовые структуры? Ну потому, что государства в принципе склонны принимать новые и эффективные решения лишь тогда, когда выхода другого не остаётся. А так — ужасно консервативны. «Как? Слежение за периметром будут осуществлять какие-то гражданские? Не имеющие допуска? Не дававшие присяги? Вообще из другой страны? Вообще хрен знает кто? Да вы с ума сошли!»

Если же зачислять на военную службу людей, которые сидят дома и четыре часа в сутки поглядывают в монитор — тут найдётся много желающих поговорить о коррупции, распиле, транжирстве средств налогоплательщиков. Ведь что не транжирство — так это выставлять по периметру живых солдатиков, которые гарантированно становятся жертвами любого мало-мальски серьёзного нападения и хрен чего успеют сделать. Ну, давно пора смириться с тем, что где государство — там неизбежен и долбоебизм.

Тем не менее, конечно, и государства, пусть медленно и нерешительно, но осознают, что произошла Цифровая Революция и мир немножко изменился за последние тридцать лет. А по мере этого осознания становится ясно и то, что можно сокращать число бойцов, рискующих собой непосредственно «в поле» (а потому к ним предъявляются и значительные комплексные требования, и необходимо компенсировать им всякие неудобства), но при этом наращивать вспомогательный персонал, от которого требуется гораздо меньше и который существенно уменьшает как риск для бойцов, так и вероятность всяких печальных недоразумений. Никакой пустой благотворительности — но это может быть хорошей возможностью подработки для людей, не желающих или не способных делать какую-то специфическую карьеру. Такой подработки, где они будут реально полезны, а не просто просиживать штаны.

То же самое и с полицейскими функциями. Вот идёт коп, патрулирует нехороший какой-то район. Видит подозрительного типа, который тащит куда-то бесчувственную девицу. Не иначе, как насильничать. Окликает, тот огрызается, мол, отвали, коп достаёт ствол (потому что на стрёме в этом районе), парень тоже лезет под куртку (или так показалось копу) — и в предположительного злодея высаживается магазин. А оказывается — что просто пьяный муж ещё более пьяную жёнушку домой волок, и был не в духе. Сколько таких подобных случаев. И трудно порой осуждать копа, когда он знает, что если не успеет первым — запросто может через секунду отдыхать с дыркой в голове. Потому что таких случаев — тоже полно. А потому, столкнувшись с нежеланием «кооперировать» - стреляет попросту с перепугу.

Несколько другая ситуация — когда район патрулирует не живой коп, а полицейский робот. Нет, не Робокоп Верховена и не страж-птица Шекли. Это-то автономные системы, которые действительно могут оказаться немножко стрёмными, когда сами принимают решение о применении насилия. Тут-то подразумевается всё-таки дистанционно управляемая машина. Которую и сейчас сваять — говно вопрос.

И этот робот, заметив какой-то непорядок (вернее, когда его оператор замечает непорядок) — взывает к подозрительному типу с просьбой о «кооперации». Типа, руки на стену, ноги расставить, дожидаться прибытия уже человеческого наряда для обыска (ну, если реально стрёмный район).

Боится ли робот, что его подстрелят, пока он пытается наладить взаимопонимание? Да он-то вообще ничего не боится — он железный. Ему, во-первых, хрен чего будет, а во-вторых — потом этот хулиган просто оплатит стоимость повреждённой муниципальной собственности, не более того.

Боится ли оператор возможного пистолета у злодея? Да с чего бы? Он в офисе сидит или даже дома, кофеёк попивает, пончиком заедает. Имеет все возможности вести себя хладнокровно, вдумчиво, благожелательно. Но решая проверить подозрительного этого типа — он сообщает об этом дежурному, более опытному полицейскому, который подключается к каналу с этого робота, контролирует ситуацию. И только этот координатор может, перехватив управление, разблокировать оружие патрульной жестянки. Низовой оператор — не может просто так отстреливать людей или даже тыкать тейзером, если ему вдруг сахарная пудра с пончика в голову ударит.

Поэтому водитель робота — может быть довольно левым чувачком. Да хоть школьником, хоть пенсионером, опять же. От него много-то не требуется. Минимальный инструктаж, малость тренировки, чтобы роботом тем ноги прохожим не отдавливать — да и на патрулирование. Не своей же тушкой, которую нежелательно повредить. И без возможности повредить окружающим.

Вот именно такие работы — могут оказаться в скором будущем весьма востребованы (в отличие, скажем, от безумных затей вроде копов на сигвеях). Работы, которые позволят трудоустраивать многих людей и с реальной пользой для общественной безопасности. А если уж что и считать безусловным «общим благом» - так, пожалуй, безопасность как защиту людей что от агрессии, что от случайного «дружественного огня».

Хотя, конечно, потребуется некоторый перелом в стереотипах, чтобы люди, видя на улице нечто вроде R2D2, этакую консервную банку на колёсиках, но при этом ещё с оружием — не накручивали себя опасениями, что сейчас у неё контакты перемкнёт и пойдёт играть в Терминатора. Потребуются некоторые усилия для объяснения, что это не более вероятно, чем если полицейская машина вдруг сорвётся с места без водителя и пойдёт давить прохожих.

Ну и потребуется смириться с мыслью, что оператором этого робота или летающего дрога может быть какой-нибудь тинейджер или полубомж, а не штатный сотрудник полиции, и он получает пусть не очень большую, но заслуженную плату за свою помощь, и при этом не может причинить гражданам ущерб (во всяком случае, понесёт ответственность, если будет хулиганить, поскольку видео с канала записывается), а может лишь обратить внимание на какой-то непорядок и передать управление уже профессиональному дежурному полицейскому, который таким образом «оказывается» одновременно во всём городке.

Чисто технически, повторю, всё это более чем возможно уже сейчас. Дело, пожалуй, остаётся лишь за преодолением некоторой косности и инертности мышления. Как у государственных структур, так и у граждан-налогоплательщиков. Но за этим безусловно будущее, и весьма скорое, и эти инновации повлияют не только на защиту безопасности, но и на социальные возможности вроде необременительного, хотя полезного трудоустройства.

Мы же, наша Корпорация, существуя, конечно, лишь в моих фантазиях — охотно делимся своими наработками, что техническими, что программными, что процедурными, со всеми силами, которые рассматриваем как «вменяемые» и потому дружественные. Поэтому данные системы, конечно же, останутся фантастикой точно так же, как и прочие новинки, о которых я здесь писал. Ну, ещё долгие месяцы останутся в этом качестве, а где-то и годы :-)

Tags: Трамп, военщина, полиция, технологии
Subscribe

  • Байден, Зеленский, Путин

    Разговор Байдена с Зеленским длился целый час. Правда, двадцать минут из этого времени президент США вспоминал, кто такой Владимир Зеленский, и ещё…

  • Кортес и мы

    Виконт Алексей Артёмович сызмальства любит посматривать исторические кинцы. Что художественные, что документалки. И просто любознательность —…

  • Сетевая батрахомиомахия

    Роскомнадзор начал войну с Твиттером. И он действительно немножко замедлился в России (если не пользоваться байпассами через VPN или анонимайзеры).…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments

  • Байден, Зеленский, Путин

    Разговор Байдена с Зеленским длился целый час. Правда, двадцать минут из этого времени президент США вспоминал, кто такой Владимир Зеленский, и ещё…

  • Кортес и мы

    Виконт Алексей Артёмович сызмальства любит посматривать исторические кинцы. Что художественные, что документалки. И просто любознательность —…

  • Сетевая батрахомиомахия

    Роскомнадзор начал войну с Твиттером. И он действительно немножко замедлился в России (если не пользоваться байпассами через VPN или анонимайзеры).…