artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

Убийство патрульных в Днепре

На днях произошёл неприятный инцидент в Днепре. Двое патрульных полицейских, парень и девушка, остановили (по какому-то поводу, вроде, проезд на красный свет) персонажа, оказавшегося бывшим бойцом добробата «Торнадо» (а там много нехороших историй вокруг этого подразделения, идёт следствие, и понятно, что далеко не все добровольцы в зоне АТО — воины света, воины добра, там разные люди прибились, как всегда в таких ситуациях, а у кого-то и просто башню могло снести, что тоже было вполне ожидаемо).

И вот он их, полицейских, пострелял. Парня сразу наглухо, девушка скончалась в больнице. Кто-то говорил, что пострелял из отобранного у полицейского ствола, потом выяснилось, что из своего, всё-таки, вроде, но в любом случае сейчас в украинской блогосфере инцидент активно обсуждается.

Мне же такие случаи интересны не только потому, что в последние годы я вообще имею повышенный интерес к Украине (и на самом деле, ценю их усилия по созданию «человекообразной» полиции), но и чисто профессионально мне это занимательно, как вопросы общественной безопасности.

Конечно, же, многие журналисты уже оттоптались на тему «вот они какие, эти полицейские после трёхмесячных курсов» - даже сами себя защитить не могут. Особенно, конечно, когда говорили, что боец-беглец этот отобрал ствол у полицейского. Но и даже если из своего — всё равно, получается, не смогла полиция ничего противопоставить.

В этой связи мне всегда вспоминается милейшее «развлечение», некогда популярное у старшеклассников нашей Корпоративной школы (где учится и мой сын, и младшие родичи моих коллег).

«Развлечение» было такое. Они под любым предлогом выманивали куда-то наряд ППС, в тихое место, там вырубали и разоружали (действуя, естественно, очень нежно), брали номер мобилы и говорили: «Мы через полчаса скинем эсэмэской, где можно стволы забрать. Использовать мы их не собираемся и чужого нам не надо — это так, на спор. Но и вы же рапорты не хотите подавать?»

Ну, конечно, менты не горели желанием давать какой-то официальный ход тому, как наряд ППС разоружила парочка сопляков лет шестнадцати. Но по-любому в Отделе слухи просачивались, так это дошло и до меня, как одного из попечителей школы (потому что у меня хорошие отношения с местным ментовским начальником и он неофициально попросил: «Тём, вразуми своих хищников! Хватит моих пепсов кошмарить!»)

И я вразумил. Объяснил, что речь даже не о том, что вы чего-то менту случайно поломаете — это-то, будем считать, исключено. И не о том, что по вам они выстрелить успеют — на что, естественно, имеют полное право. Будем считать, это тоже исключено — слишком разный класс подготовки. Но проблема в том, что вы их сделаете параноиками. И в следующий раз — они запросто могут положить какого-нибудь совсем левого пацанчика, которого примут за одного из вас и обстремаются.

Ну вот так — прониклись. Больше, вроде, так по беспределу не шалили. Только — в рамках согласованных учений.

И это детишки, конечно, очень непростые. Они очень молодые — но они занимаются, помимо чисто школьной программы, по нашей программе «Кицунэ». А это подготовка очень специфического «стратегического оружия». Грубо говоря, такой вот перепуганный, весь трясущийся пацанчик (или девчонка), имеющий важные сведения, которого доставляют в контрразведку при штабе — а через десять минут он выходит оттуда, оставив часовых вырубленными (по возможности), генералов — со свёрнутыми шеями.

Это, конечно, неконвенционное оружие, но мы считаем, что если уж дошло до конфликта с кем-то — лучше поражать штабы, чем устраивать массовую бойню каких-то призывных бедолаг, которые вообще не соображают, кто они и зачем они здесь.

И эти «деточки» - конечно, имеют отличную физическую подготовку (но причём такую, чтобы перекачка не бросалась в глаза), психологически очень стабильны, довольно артистичны. То есть — умеют производить видимость, будто бы от них вообще никакой опасности не исходит. Так, чтобы даже профессионалы контрразведки могли стоять рядом и не понимать, что перед ними «монстр», который за секунду их штуки три в кабинете положит голыми руками. Так, что никто ничего не услышит. А потом — пройдётся по штабу и зачистит его. При случайных встречах — опять же, не вызывая подозрений у охранников и офицеров. Так, что они его будут подпускать вплотную без опаски.

Ну и само собой для этих «деточек» разоружить наряд патрульных ментов — настолько piece a cake, что говорить не о чем. Хоть в одиночку троих — и он это сделает не только быстро, но и безопасно в том числе для «жертв».

Хотя это не украинские патрульные «няшки», от которых, когда только внедрили, создавалось чувство, главное, что требовалось — умение производить умиление своей добротой, улыбчивостью, отзывчивостью. Ну, действительно, набрали преимущественно интеллигентных ребят, и тогда вот с ними все фоткались, типа, вот какая у нас классная новая полиция.

Здесь-то — речь идёт о суровых московских пепсах. Которые преимущественно имеют армейскую подготовку (да ещё в чём-то вроде ВДВ), а многие — и опыт службы в горячих точках, опыт реальных боестолкновений. Ну и криминальная обстановка в Москве, хотя и чуть ли не лучшая в России, всё равно в разы напряжённей украинской. То есть, российский мент — он морально готов, что в любой момент на него бросится какой-нибудь удолбанный отморозок с заточкой, а то и буйный джигит вдруг достанет ствол и откроет огонь.

То есть, я не говорю, что все российские (а тем более московские) менты — какие-то упыри (да как правило — нет), но подразумевается, что они пожёстче украинских. И больше «на стрёме».

Тем не менее, любая патрульная уличная полиция — это очень лёгкая «дичь» для любого мало-мальски подготовленного и достаточно решительного человека, в принципе готового применить против них оружие. Если это так — он это сделает с большой вероятностью вполне успешно, а они — нихрена не смогут противопоставить.

Другое дело, что убийца полицейских — это клеймо на всю жизнь, и такое, что в любой стране мира тебя могут ненароком грохнуть при задержании. Но если человеку уже по определению нечего терять — он в самый неожиданный (для копов) момент достанет ствол и постреляет их (или порежет ножом — тоже очень легко).

Собственно, проводились такие эксперименты и в американской полиции — внезапное нападение с макетом ножа на патрульных копов. В ста процентов случаев — нихрена они не успевают.

Это — непрофессионализм? Ну а представьте, каков должен был бы быть «профессионализм», чтобы полицейский мог парировать такую ситуацию? То есть, с одной стороны, он должен быть вежлив и доброжелателен, готов помогать людям (а не красться вдоль стены с передёрнутым автоматом, готовый выстрелить на любой шорох). С другой — он должен моментально прозревать людей, которые рядом с ним, безошибочно видеть, кто из них просто нервничает или выпендривается, кто — может представлять серьёзную опасность.

Ну, надо ли говорить, что если подстрелить в мирном городе какого-то гражданина только потому, что он вёл себя как-то нервно, руками громко размахивал, может, даже огрызался на полицейских, а потом выяснится, что он насквозь весь такой положительный чувак, просто с женой поругался, выпил лишнего — то это для любой полиции будет серьёзная проблема? Собственно, проблема бывает и тогда, когда этот чувак не был насквозь положительным, когда у него криминальная история длиннее Миссисиппи, и в момент задержания он был угашен до полной невменяемости, и буром пёр на копов — но вот всё равно находятся люди, считающие, что оснований для применения боевого оружия было недостаточно.

Более того, чёрт с ними, с людьми, ведущими себя как-то агрессивно — но ведь главную-то опасность представляют именно те, кто весь из себя готовый сотрудничать, весь из позитивный. Помните, как Фокс заш ёл в Марьину Рощу? «Документики? Документики, граждане, в порядке». Бах, бах. И это ведь не патрульные менты были. Это были опера, ждавшие в засаде строго того, кто и пришёл. И — дождались.

Это, конечно, кино (и книга), но в жизни, поверьте, ещё не такое бывает. Когда приходится сталкиваться с реально решительным отморозком, которому нечего терять, который при этом хорошо владеет собой, умеет улыбаться — и немножко стрелять.

Чтобы защититься от такой внезапной атаки — менту, естественно, нужно уметь всё это делать на порядок лучше. Быть мастером психологии, чемпионом по кунгфу и выхватывать ствол, как вот главный ковбой в «Великолепной семёрке» (быстрее хлопка рук). Ну и конечно же — сохранять безукоризненное самообладание в кризисной ситуации. Чтобы пострелять только тех, кого надо (и вовремя), но ни в коем случае не задеть непричастных, когда что-то там привиделось.

В принципе, это возможно, подготовить такого человека. То есть, изначально, конечно, должен быть очень жёсткий отбор, несколько лет усиленных тренировок — и будет вот такой супермен.

Но потом с ним делать — что? Поставить на улицу в форме, чтобы его по-любому мог грохнуть любой отморозок, который вдруг, приняв кокса, вспомнил, что не любит ментов — и поэтому просто шмальнул из окна машины, и никакой супермен в этом случае уж точно ничего не сделает.

Но вы представляете себе, сколько может стоить подготовка сотрудников такого качества? И вот — чтобы просто подставить их на улице? Не в спецназ направить, не в «агенты под прикрытием» по особо каким-то хитрым и важным операциям?

Думаю, должно быть понятно, что парень, обладающий всей совокупностью перечисленных физических, психологических и профессиональных свойств, реально способный вовремя распознать опасность и эффективно среагировать — это агент высочайшего класса. Как правило — такие не всякому государству вовсе по карману (или в очень ограниченных количествах). Такие — уже в высшей лиге играют, в частных корпорациях.

Требовать же от патрульного, чтобы он успел упредить отморозка, реально решившего открыть огонь — это просто бессмысленно. И это просто не вяжется со спецификой работы городской полиции. Это ж не блокпост в зоне боевых действий, где можно потребовать, чтобы каждая машина останавливалась в ста метрах, все выходили, ложились на асфальт, руки за голову, и если кто-то подозрительно дёрнулся — сразу очередь. Ну, никто же не хочет, чтобы в его городе уличная полиция работала именно так?

Поэтому, уличный коп — это в лучшем случае такой более-менее добродушный «пончикоед». Который хорошо ещё, если имеет хоть какую-то физическую форму, чего-то помнит из секции бокса, куда ходил в школе, и хоть раз в неделю посещает тир. Хотя всё равно по реально профессиональным стандартам — это ни о чём. Максимум — он более-менее выполняет какой-то совершенно детский норматив по меткости и кучности, но практически не отрабатывает скорость извлечения оружия. Поэтому мне и менты пишут, что ноль-две секунды на извлечение и поражение корпусной мишени в десяти метрах — это какая-то ненаучная фантастика. Да для вас-то понятно, ребят, когда вы в принципе не нарабатывали это дело, не набивали движения до автоматизма. И профессиональные нормативы — конечно кажутся в этом случае чем-то таким же невозможным, как поймать деревянной ракеткой пластиковый шарик, если никогда не играл в пинг-понг.

Ну и на самом деле позволить себе десятки тысяч «суперменов» в качестве уличной полиции — это ни одно государство не может. И в любой европейской стране если кто-то захочет пострелять полицейских — он легко это сделает. Более того, ему-то и не понадобится выхватывать ствол со скоростью Боба Мандена (а это, мягко говоря, быстрее, чем ноль-две секунды). Он достанет его вполне спокойно и так, что в большинстве случаев уличный коп даже не поймёт, что уже надо начинать тянуться за своим оружием.

Как конкретно развивались события в том случае в Днепре — это пока не очень ясно. Официально сообщают, что менты прибыли в связи с сигналом от граждан о том, что какой-то водитель проехал на красный. Некоторые журналисты говорят: «Что за бред?»

Но я могу допустить, что это возможно. Смотря как проехал. А то, может, действительно стали звонить в полицию, мол, у нас тут вот терминатор по городу рассекает. Указали приметы, может, даже номер.

И судя по всему, прибывший экипаж обнаружил нарушителя на стоянке, и запарковался рядом. Может, именно к этой стоянке он и просвистел на красный, будучи невменько, и граждане сразу указали, где он сейчас находится.

Полного видео камер (как внешних, так и нагрудных полицейских) пока не выложено, но и можно предположить, что эти ребята несколько легкомысленно подошли к тачке, где находится водитель, возможно, в состоянии невменько. Но с другой стороны, а что им — сразу стволы выхватывать в такой ситуации? «Из машины быстро, руки на затылок!» Да так даже американские копы не действуют, несмотря на весь горький опыт. Сначала — пытаются всё-таки подойти, разглядеть поближе. И в этот момент, если персонаж реально отмороженный — запросто постреляет.

Вообще говоря, если преступник готов применить против полицейских боевое огнестрельное оружие (и хоть как-то умеет с ним обращаться) — у них мало шансов в любом случае. На его стороне будет фактор внезапности, и он может расстрелять их с удобной для себя дистанции, а они — хрен чего смогут поделать (если их всего двое-трое). Один более-менее приличный стрелок «отработает» за секунду.

Но для иных случаев полиции (вот именно полиции) полезно иметь какие-то нелетальные средства. Вроде тейзера. Да, иногда бывает, что он всё-таки приводит к смерти, при слабом сердце, такие скандалы бывали в Штатах и Канаде, но всё-таки — он позволяет нейтрализовать даже довольно буйного бугая, не уповая на свои борцовские качества (которые обычно еле-еле удовлетворительные). И при этом — не получить заточку в брюхо.

Что хорошо в нелетальных средствах именно для полиции — порог применения гораздо ниже, чем у боевого оружия. Чтобы достать ствол и выстрелить — ну, это нужно иметь очень серьёзные основания. Такие, что обычно — и «поздно пить боржоми». И каждый случай, когда коп кого-то застрелил — конечно, приводит к скандалу. Даже если сочтут действия оправданными — все нервы вымотают (а попутно — ещё и пара городских бунтов разгуляется).

Тейзер — позволяет с большей готовностью действовать на упреждение. Когда вроде бы смертельную опасность клиент ещё не доказал, чтобы его завалить, но вот какой-то стрёмный. Поэтому, если брыкается, вырывается — лучше глушануть, пока он нож не достал.

Хотя, повторю, это не будет иметь значения, если преступник — готов применить волын внезапно и с удобной для него дистанции.

Вообще же, ну работа уличного полицейского — она непростая. Вот именно по части определения просто «бузотёрского» поведения и реально опасного.

От него ожидается, что он должен возиться со всякой алкотой-быкотой, которые его нахрен посылают, пихаются, вырываются, и не сломать им при этом чего-то, — но вот быть готовым применить оружие, когда опасность вдруг станет смертельной.

Мы своих детишек (даже тех, которые «шалуны» из Кицунэ) учим, что, имея дело с ментами, никогда нельзя оказывать им сопротивление просто так, из вредности. То есть, если, по какой-то причине, ты ОЧЕНЬ не хочешь загреметь в мусарню — то, воспользовавшись моментом, вырубай. Быстро, эффективно, безопасно, как учили. Но это «вредный совет». И не дай бог при этом — попортить «муниципальное имущество».

В остальных случаях — изъявляй полную готовность к сотрудничеству, давай им понять, что ты неагрессивен, не представляешь опасности. А всё вот это пыхтение и бодание, типа, «куда вы меня тащите, волки позорные!» - ну это и неэстетично, и бессмысленно. Ты что, всерьёз рассчитываешь, что если ты немножко покочевряжишься, они от тебя отвянут? «А, нет, ну если ты упираешься и не хочешь лезть в машину — тогда, конечно, счастливо оставаться!»

Ты их только напряжёшь и озлобишь, если будешь как-то по-дурацки упираться и задираться. Ну это как с собачками. Вот, представь, увидел ты такое очаровательное существо, бернский зенненхунд, очень милая такая пушистая собачка, красивая, трёхцветная. У тебя не возникнет желания за хвост её подёргать, демонстрируя свою игривость, палку из пасти попытаться отобрать — у незнакомой собаки? Нет?

Ну вот и с ментами не надо. У них нервная работа, они постоянно на стрёме. Будешь их напрягать — могут испугаться или взбеситься и наделать глупостей. Ну если ты им дерзишь, по пьяни или по обкурке — вполне могут подумать, что у тебя нож. Да просто могут сорваться и «покусать». Так, что конфликт зайдёт слишком далеко — когда его вообще не должно было быть.

И вот дети — они это понимают. Что если нет цели вырубить наряд и отобрать у них стволы (каковое хулиганство мы пресекли, всё-таки), то — не надо им оказывать идиотского и бессмысленного сопротивления. Нужно общаться уважительно, показывая доброжелательности. Более того, если не глумиться при этом над ментами, то при их-то собачьей работе — они ценят человеческое отношение.

Многие взрослые почему-то считают нормальным делом, когда их винтят менты, начинать вырываться, пинаться, ругаться. Мне это кажется немножко странным.

Мне почему-то кажется, что если бы к ним подошли такие же парни с пушками, только при этом с надписью не «полиция», а скажем, «ИГИЛ» - вот почему-то и самый пьяный дебошир не стал бы хватать их за грудки, толкаться и кричать «А ты кто такой?»

Даже любые вооружённые люди куда-то входят, просят всех оставаться на своих местах — и вот драться-пихаться с ними почему-то никто не лезет.

А вот с уличной полицией — почему-то некоторые считают это нормальным делом, вырываться, ругаться, царапаться. Они так уверены, что полиция на то и полиция, что не грохнет их по беспределу? Ну, обычно — да. Но — не стоит этим злоупотреблять.

И общество, которое хочет, чтобы профессионально работала его полиция, на деньги налогоплательщиков, - наверное, должно по крайней мере своих детей воспитывать так, что не надо нагнетать напряжённость в отношениях с ментами на ровном месте. Даже если тебе кажется, что они докопались до тебя не по делу — это можно постараться объяснить цивилизованно. Но перед этим — самому предложить: «Если моя персона представляется вам каким-либо образом асоциальной и опасной — предлагаю надеть на меня наручники. Возражать не буду».

К слову, это полезный хинт, и после этого даже разгорячённые менты — несколько так остывают, говорят: «Да ладно, зачем наручники-то. Какая в тебе, блин, опасность?» И наш-то шкет про себя, конечно думает: «Такая, что я от ваших дурацких браслетов избавлюсь за полсекунды, для начала, но — не будем ссориться. Будем получать радость от чуда простого человеческого общения».

Точно так же мы учим свой молодняк, что если тебя стопят гайцы — не надо вот только устраивать идиотские беспонтовые гонки. Если категорически не хочешь с ними общаться — дал нагнать и поровняться, ушёл юзом вправо, он пролетел, ты получил фору и можешь затеряться, бросить где-то тачку. Но вот мотаться по всему городу, когда у тебя на хвосте уже половина местной полиции, и надеяться, что по какой-то причине им надоест за тобой гоняться, - это идиотизм. И само собой, если не отрабатывал «квадратик» до автоматизма, если не можешь резко и неожиданно юзануть — с ментами вообще не надо тягаться. Потому что они-то довольно профессиональные водилы. А так — лучше остановиться и узнать, чего им надо. Может, они тебе приз как самому аккуратному водителю хотели выписать.

Короче, если хочешь, чтобы полиция была человекообразной — надо и со стороны общества как-то больше доброты к ней проявлять. И понимания. В частности — понимания того, что сопротивляясь их законным требованиям (а задержать они могут на законных основаниях, потом, в случае чего, сошлются на какое-нибудь рыло в ориентировке, показавшееся похожим) — ты подрываешь их профессионализм. Ты их дезориентируешь. Они начинают сами путаться, где тут приличные граждане, а где отморозки. Если они повсюду от граждан встречают недоброжелательность и даже агрессию — то они перестают напрягаться там, где реально можно схлопопать пулю.

Ещё в связи с этим инцидентом в Днепре, как водится, поднят был давным-давно изъеденный вопрос о гражданской вооружённости. Потому что там один «бусик» пытался, было, заблокировать тачку с этим кренделем, расстрелявшим ментов, но, видимо, поняв, что у того ствол, решил не играть в героя чрезмерно. Что понятно.

И вот говорят, что будь у того водилы ствол, будь ещё у каких-то прохожих стволы — так, глядишь, и ментам бы помогли, не дали погибнуть так легко.

Да я-то — всей душой за гражданскую вооружённость. Я в действительности считаю, что она — способствует взрослению общества, выработке более ответственного отношения к собственному поведению (правда, это сопряжено с тем, что безответственные — отсеиваются в порядке естественного отбора; скажем, доставать волын и махать им в кабаке, потому что тебе не понравилась музыка — это безответственное поведение; и когда у всех волыны — такие отсеиваются).

Но взрослое отношение к насилию как к таковому — его следует воспитывать начиная с себя, со своих детей в любое время, даже до того, как государство созреет до легализации короткоствола.

Между тем, у многих людей, формально взрослых и даже успешных, отношение к насилию несколько такое инфантильное. Как будто вот они недодрались в пятом классе школы, где, в общем-то, в порядке вещей сцепиться с одноклассником, поскольку всем понятно, что никто друг друга не намерен калечить или убивать (как правило).

Но вот большой взрослый мир — это немножко другая ситуация, нежели средняя школа. И когда я слышу (особенно, в Инете) заявления вроде «Да я бы за такие слова сразу морду набил» - тут возникает подозрение: «Парень, тебе двенадцать лет, что ли?» Так обычно — нет. Вот именно что формально взрослые люди, иногда и обременённые высшим образованием.

Но ход мысли, по крайней мере эмоционально — такой. Мне сказали чего-то обидное — пойду набью морду. Вот как в пятом классе.

Такое читаешь — и думаешь: «Парень, ты уверен, что Чак Норрис? Или ты уверен, что твой обидчик — не Чак Норрис?»

Но даже и не это главное. Вот как это себе люди представляют? Кто-то чего-то брякнул, обидное, и сразу - «Ррры, получай в табло!»

Да? Ну, допустим зарядил ты ему хук справа. Он от этого очень испугался, достал ствол — и у тебя дыра в брюхе. И формально, даже по российскому закону о необходимой самообороне — он прав. Ты на него напал. Применил физическое воздействие — которое тот может считать опасным. Он тебя не знает. Может, ты сейчас его вырубишь — а потом начнёшь мозги ложкой через глазницы доставать. Ну, мало ли, какие бывают оригиналы?

Поэтому своих детей мы и в школе учим, что если уж решил с кем-то схлестнуться — то вот пожалуйста на переменке, на задний двор, в присутствии «секундантов». Но сходу морду бить — это быдлячество, а не крутизна. Насилие — это привилегия людей, умеющих владеть эмоциями, а не давать им волю. И когда применяешь насилие — ну вот нужно как-то вносить ясность в вопрос о его допустимом формате. Иначе — твоё нападение сочтут слишком опасным и просто пристрелят нахрен.

Детишек, конечно, трудно удержать и от спонтанных потасовок во всех случаях. В младших классах, по крайней мере. Но — мы стараемся.

Но когда взрослый человек считает нормальным как-то моментально возбудиться на какие-то неприятные слова и тут же полезть в драку — это просто недоразвитость. Уж по крайней мере — нужно предлагать выйти и разобраться, давая понять, что ты не маньяк, что ты придерживаешься какого-то «протокола».

Ещё, конечно, забавней слышать (от мирнейших, на самом деле людей, вроде подкрышных коммерсов) что-то вроде: «Вот будь у меня ствол — попробовал бы он мне такое сказать!»

На что приходится отвечать: «Именно такая постановка вопроса — главная причина того, что даже я тебе ствола не дам».

Нет, ствол — это ни в коем случае не лекарство от обидок. Это — инструмент насилия. Смертельно опасный. Как, собственно, любое насилие может внезапно сделаться смертельно опасным, если применять его необдуманно.

И не то чтобы «достал ствол — стреляй» (да нет, дурацкое правило), но если достаёшь ствол — будь готов к тому, что выстрелят в тебя, не дожидаясь окончательного выяснения твоих намерений. То ли ты просто попугать кого-то хотел, то ли побахвалиться своей крутизной, то ли яйца дулом почесать. Когда ты, перед незнакомыми людьми в конфликтной ситуации, достаёшь оружие — они имеют право думать самое худшее и действовать соответственно.

Ну и при всём моём «адвокатстве» гражданской вооружённости — я бы рекомендовал всем заинтересованным в выживании очень хорошо это понимать. Что к оружию (как и к насилию вообще) нужно относиться серьёзно, а не как к подспорью в самоутверждалочках. А вот этого вот «Попробовали бы мне нахамить, будь у меня ствол» - даже в мыслях не иметь. Как и вообще отучаться от паттерна «Если меня кто оскорбит — так сразу в морду».

То есть, я не говорю, конечно, что ни в какой ситуации один парень не может подраться с другим, но вот желательно подходить к этому делу несколько более ответственно, нежели в пятом классе средней школы. Понимая, что люди-то разные бывают. И если ты так легко ведёшься и распускаешь руки — да это, в конце концов, просто для провокации могут использовать.

А так-то что действительно ценное жизненное правило: «Не баклань и не быкуй — а то в жопе будет хуй».

Да, несколько оффтоп, но позволю себе небольшой лингвистический экскурс. Вот доводилось иногда и в девяностые, и позже слышать от людей, несколько оторванных от «уличного дна», но желающих выражаться «актуально» - слышать что-то такое: «Ну, мы пересеклись, посидели, побакланили».

Что вызывает недоумение: «Чего вы там делали?»

Ну потому что баклан на сленге — это «хулиган» (кто видел поведение этой птицы — не удивляется). Соответственно, бакланить — вести себя асоциально, выражая неуважение к обществу в грубой и циничной форме, как правило — с презрительно-негативной коннотацией. В значении «поболтать» - оно не используется, вас неправильно поймут. Тут уж - «побазарили, побазлали», куда ни шло. Но лучше, конечно, вообще избегать употребления арготизмов, когда вы не очень себе представляете их значение. А то можно нарваться на какого-нибудь мастера словесных разводок и с удивлением узнать, что на вашу квартиру вы с ним добазарились.

Tags: короткоствол, насилие, оружие, полиция
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 38 comments