artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

Чем мальчики отличаются от девочек?

В связи с моими недавними заметками о школьно-эротических делах, где я осмелился высказать мысль, что для мальчиков и девочек вопрос стоит немножко по-разному и «полы не равны», некоторые люди упрекнули меня в «сексизме». И даже в «обскурантизме». «А ещё говорил, будто у тебя незамутнённый, прагматический взгляд на секс».

Ага, незамутнённый. Именно поэтому я вовсе не собираюсь отрицать очевидное в угоду тем или иным идеологическим модам. И очевидно, что существа разных полов — просто технически по-разному устроены, имеют разные возможности сексуальной активности. Откуда, из этого чисто биологического факта, следует много фишек социального характера. И я сам не люблю стереотипы и догмы, но нужно понимать, что возникли они не на ровном месте. И если кто-то намерен ломать замшелые устои — ему всё-таки лучше понимать, с чем конкретно он имеет дело.

Лучше всего разница в возможностях полов описана, пожалуй, в старом фривольном анекдоте. Про студентку, которая плавает на экзамене по анатомии, но профессор даёт ей шанс — загадать такую загадку, на которую он не сможет ответить, и тогда — пять. И она спрашивает, чем различаются понятия «хуйня» и «пиздец», в физиологическом смысле. Профессор теряется, а студентка объясняет: «Вот если ко мне придут пять мужиков — это пикантно, но хуйня, в общем-то. А если к вам придут пять барышень — то это пиздец».

Ну и в этом всё дело. Как бы ни хотелось верить отдельно взятому самцу в безграничность своих половых возможностей, но даже у самого физически состоятельного парня — они на самом деле весьма ограничены. По сравнению с девичьими. Да, старик Козлодоев, говорят, дюжину враз ублажал, «вот раньше, бывало», — но, кажется, это истощило и подорвало его жизненные силы. В реальности же даже три девчонки за ночь — выжмут досуха любого олимпийского медалиста по спортивной ебле. Он потом неделю в себя приходить будет. Нет, возможны, конечно, примеры исключительной, более высокой выносливости — но, согласитесь, они редки.

А барышня-профессионалка из полевого борделя — запросто и взвод, и больше через себя за день пропустит, всех удовлетворив. От неё, технически, много-то не требуется. Использовать смазку, раздвигать ноги, да глядеть в потолок, считая выручку.

Это от самцов, самый минимум, требуется иметь боеготовый инструмент и совершать какие-то телодвижения. Без этого просто не получится процесса. А барышня — может быть, конечно, активна, а может и бревном лежать. Её участие влияет лишь на качество процесса, но не на физиологическую его возможность.

В связи с этим часто слышишь возмущение: «Ну и почему же принято, чтобы именно самец добивался самки, ухаживал за ней, ублажал её, когда от неё ничего, по сути, не требуется, а работать приходится ему?»

Да вот так. Это логически вытекает из того факта, что возможности самца к спариванию ограничены, а самки — условно безграничны. Да, теоретически (и технически) она может давать всем и каждому в любое время. Но всё-таки её биологическое (чисто биологическое) назначение — стараться заполучить генный материал от наилучшего самца и привязать его к себе, чтобы помогал вскармливать потомство. Это — инстинкт.

А какая для этого выигрышна стратегия? Давать всем без разбору в любое время? Думаю, нет. Это — мало привлечёт именно желанного, статусного самца, от которого хотелось бы получить его материал (притом, что его запасы лимитированы, чисто физиологически).

Выигрышная стратегия — пренебречь своей технической способностью спариваться в любое время и с кем угодно. Вести себя так, чтобы заделаться менее доступным, даже запретным, а потому манящим плодом. Чтобы к тебе стремились именно статусные самцы — и дорожили обладанием тобой. Чтобы это не было чем-то общедоступным.

Вот поэтому и у обезьянок именно самец дарит самочке яблочко в обмен на секс, а не наоборот.

Но люди, конечно, существа не только биологические, но и интеллектуальные (встречается иногда), и социальные. Однако на менталитет и паттерны социальных отношений — неизбежно накладывает отпечаток биологическая наша природа.

Более того, именно в условиях гораздо более сложных и разнообразных социально-экономических отношений (по сравнению с обезьяньим стадом) — видится некоторым вульгарным примитивом упрощение этих отношений до банального полового проституирования.

Нет, прошу понять правильно. Я — действительно не ханжа. И у меня много бывало знакомых среди проституток (они хорошие информанты, для начала), и многие из них — весьма приличные девчонки.

Знаю также иных барышень, ныне очень успешных, изрядных интеллектуально-волевых качеств, которые в юности (ещё школьной) были такими оторвами, что умри всё живое. Трахались напропалую и даже гордились своим развратом.

Но знаю и проституток, и юных нимфоманок, которые кончали печально. То есть, объективно — это всё-таки зона риска для молодой девчонки, беспорядочные половые связи (больше, чем для парня). Особенно, если пока ещё нет ни жизненного опыта, ни элементарной осторожности. Тут бабушка надвое сказала, как оно повернётся. То ли прорвётся благодаря своей рисковости, раскованности, безбашенности — то ли скатится в такое болото, что и думать не хочется.

Более того, школьница — может не очень хорошо понимать, как её разухабистое половое поведение отразится на социальной репутации. Ей может казаться, что это очень круто, когда она всё попробовала, когда у неё аж взрослые дядьки в любовниках, но это может оказаться не очень круто в глазах окружающих. Её будут считать шлюхой, и тут важный вопрос, готова ли она морально наплевать на общественное мнение.

То есть, тридцатилетняя бизнес-леди, заводящая себе сладких мальчиков как домашних питомцев — она заведомо может болт положить на то, кто что про это думает. Ей плевать на репутацию в глазах каких-то лузеров. У неё есть бабло, у неё есть статус. Это она определяет, с кем ей вообще разговаривать и на какие темы.

Шестнадцатилетняя школьница, притом, НЕ миллионерская дочка? Она, как правило, не имеет «суверенных» источников дохода. И если таким источником становятся подарки от взрослых любовничков — у неё может сформироваться несколько упрощённое и превратное представление о стратегии жизненного успеха. Типа того, что для этого просто достаточно раздвигать ноги. Пока она не обнаружит лет в двадцать пять, уже изрядно ушатанная бухлом и наркотой, что никому, собственно, нафиг не нужны её ноги и то, что между. Никому — из тех, с кем ей было бы интересно дружить. И что бытовка на стройплощадке и сорок гастеров в день — это не совсем то, о чём она мечтала, когда крутила романы с состоятельными парнями на зависть подружкам.

А может, конечно, по-другому сложиться. Что она, поднатаскавшись со взрослыми парнями, возведёт свои эротические навыки в ранг искусства, освоит психологию, научится манипулировать людьми, и станет не просто высококлассной куртизанкой, но чем-то вроде Маты Хари. Однако ж, это в любом случае довольно стрёмный путь к успеху. И я, думаю, можно понять родителей, когда они скептически относятся к развлечениям малолетней дочурки со взрослыми парнями.

Тут не только вполне очевидные риски (залёт, болезни «потешные», пристрастие к бухлу и наркоте от разгульной жизни), но и главный риск — выработка, по дурости, такого несколько упрощённого стереотипа, что все проблемы можно решить, просто раздвинув ноги перед кем надо. Начиная, вот, от минета школьному учителю за пятёрку.

И этот козёл-учитель, падкий на малолеток, - он действительно может быть такой лузер, что согласен на подобный вариант «оптимизации» учебного процесса. И будет благоволить к любовнице сознательно или подсознательно. Но потом в жизни повстречаются немножко другие люди, которых, мягко говоря, не проймёшь и не умаслишь своей сексуальной доступностью как таковой. Которые минет, может, и примут, а потом скажут: «Ну, что ты — дешёвая шлюха, это понятно. Значит, и отношение к тебе будет соответствующее». Или не скажут — но будут иметь в виду.

И это ж только в сомнительных эротических романах бывает, что новенькая секретарша ублажила босса, и он разомлел, и назначил её CEO. Но в реале — да какой успех может иметь в бизнесе мудак, которого так легко «очаровать»?

Или, что старлетка трахнулась с режиссёром и получила козЫрную роль. Да трахнет он её, возможно, просто потому, что почему бы не трахнуться, раз уж встретились. В той среде - нравы простые. Но если эта девица начинает потом права качать, типа, давай мне роль — реакция будет: «Ты чего, шалава, охуела? Ты хочешь сказать, что тебе мало того, что я, великий мэтр, снизошёл до тебя, ничтожной? Ты реально думаешь, что для меня какую-то неебическую ценность твоя пиздятина представляет? Совсем, что ли, дура?»

А всё потому, что и в самых развитых гомосапах — всё равно сидят установки биологической нашей природы. Что слишком доступная самка, готовая отдаваться кому угодно за «яблочко» - на самом деле не стоит яблочка. И потому большая ошибка — переоценивать свою готовность к спариванию как таковую, пытаться её «продавать».

Но вот у школьницы — может ещё не быть достаточно мозгов и жизненного опыта, чтобы это понимать. Она видит, как вожделеют её мальчишки-одноклассники, для них-то как раз сам по себе секс с ней был бы пределом мечтаний, они-то на любые «яблочки» готовы ради этого, но она-то крутая — отдаётся парням постарше за «апельсинки», а не «яблочки».

А потом она понимает, что те парни постарше клеили её за «апельсинки» - потому что для них было просто дешевле охмурить малолетку-мармозетку, чем добиваться барышни из «своей лиги» или хотя бы оплатить услуги профессионалки. И это довольно сомнительные «крутые взрослые парни», на которых многие их знакомые очень странно посмотрели бы, если б узнали, что там имеется любовница-школьница.

Поэтому барышне, вступающей во взрослую жизнь, рекомендуется очень вдумчиво относиться к тому, чтобы её половая активность не воспринималась как «проституирование» в той или иной форме. Если уж хочется быть оторвой и трахаться направо-налево — то ставить дело так, что «мне это просто нравится, и я сама выбираю, с кем». Но ни в коем случае — не «торговать» сексуальной доступностью в обмен на какие-то мелкие услуги и подачки. Ибо при такой постановке вопроса — данный «товар» стремительно утрачивает свою ценность.

Повторю, технически от самки не требуется никаких сверхспособностей, никаких значительных усилий, чтобы раздвинуть ноги и зажмуриться. Но если она это делает не ради удовольствия, а ради каких-то социальных выгод (будь то подарки или хорошие отметки) — рискует девальвацией своей столь доступной личности.

При этом, юной девице, не обладающей социально-экономическим «суверенитетом» - очень трудно избежать этого оттенка «проституирования» в отношениях с более взрослыми, более «статусными» самцами.

А вот с молодыми парнями — дело другое. В общем и целом их готовность к сексу с барышнями постарше — не воспринимается как «проституирование» в обмен на подачки. По умолчанию считается, что они это готовы делать именно ради своего удовольствия и самоутверждения, а не ради корысти, не ради получения «неспортивного» конкурентного преимущества.

Альфонсы при богатеньких тётеньках — случай особый, но и здесь всё-таки есть понимание, что парень физически не сможет «отдаваться» всем направо-налево за «яблочко». Если речь именно о тётках, где от него требуется напряжение своих довольно ограниченных физиологических возможностей.

Поэтому даже и родители, которые всегда психи те ещё касательно судьбы своих исчадий, относятся в целом спокойно, если у парня, пусть и школьного возраста, заводится любовница постарше (ну, если не совсем какая-нибудь там богомерзкая похотливая старушенция). Нет, это не роняет его статуса (скорее — наоборот). Это не грозит тем, что он пойдёт по рукам и девальвируется в связи со своей чрезмерной доступностью. Она не может быть чрезмерной (когда речь об отношениях с барышнями). Природа потрудилась, чтобы её ограничить. Максимум — некоторое переутомление повлияет на успехи в учёбе, но это и самое большее, о чём приходится тревожиться родителям парня. Ну и ещё — чтобы не влюбился на всю голову, не понаделал глупостей. Поэтому — они даже вздохнут с облегчением, узнав, что пассия у него не одна, что свет клином не сошёлся, что он скорее развратник, нежели «рыцарь печального образа» при одной какой-то Дульсинее. Как говорится, «блажен, кто смолоду был молод».

С девочками — по-другому. Если родители — миллионеры, они ещё могут снисходительно относиться к развлечениям своей дочурки, понимая, что для неё это никак не связано с «проституированием» (а соответственно — с утратой статуса). Но если обычная семья и дочка начинает мутить либо с богатенькими пижонами, либо с теми, кто имеет на неё влияние (как учителя в школе) — это инстинктивно тревожно. Это может означать, что она решит, будто успеха в жизни можно добиться, всего лишь раздвигая ноги (что на самом деле заблуждение). И не всякий родитель сможет сформулировать свои опасения — но он их подсознательно имеет. Что далеко не из каждой малолетней шалавы получается «звезда», а гораздо вероятнее — что, получив репутацию общаговой шлюхи, она окажется на самом дне. Чего вряд ли желают даже родители самых широких и вольных взглядов.

Может возникнуть, конечно, вопрос, а не имеется ли и в отношениях парня со взрослой барышней, которая к тому же его учительница, оттенка «проституирования»? То есть, не может ли быть так, что он ублажает её, чтобы получить хорошие оценки и всё такое. Типа, кинул палочку — вот тебе пятёрочка.

Ну, знаете, барышни с таким уж «потребительским» отношением к сексу и с такими нимфоманскими аппетитами — редко идут в учительницы. «Я решила пойти работать в школу, потому что там много молоденьких свеженьких мальчиков, у которых сперма из ушей брызжет, и там-то можно по-настоящему оттянуться!» Нет, теоретически вероятная мотивация, но вот рискну предположить — нетипичная.

Обычно, если училка в принципе снисходит до секса со школьником, - это подразумевает какую-то эмоциональную привязанность. Пусть не любовь умопомрачительную, но — симпатию. А когда так, когда он ей нравится до такой степени, что готова лечь с этим сопляком в постель, - она может благоволить к нему вне зависимости от того, спят они на самом деле или нет.

Даже, рискну утверждать, вот пока она «платонически» его вожделеет — будет, подсознательно, даже больше потакать ему, щадить от плохих оценок и всякого такого. А когда они любовники — сможет смотреть более здраво и даже иронично (а уж в койке-то — он даст к тому поводы, ибо — чего он умеет по сравнению со взрослой барышней?)

И вот среди моих коллег-знакомых, с кем мы беседовали на такие темы, многие во школярстве имели отношения со своими училками. Это закономерно. Они — агенты, элитные оперативники очень высокого класса. А это подразумевает не только отличную физическую форму (и, соответственно, спортивное детско-юношеское прошлое), но и некоторое личное обаяние, интуитивное понимание психологии, умение ладить с людьми (что тоже обнаруживается, обычно, рано, а не в вузе из книжек почерпывается). Поэтому из наших — многие в своё время трахались со своими училками.

Но вот такая постановка вопроса, типа, Марь-Иванна, исправьте тройку, а я вам точку G помассирую — это смешно просто.

Скорее, наоборот. К своему юному любовничку — при классе училка начинает относиться нарочито более требовательно. Именно — чтобы не давать почвы для нездоровых инсинуаций. Как, собственно, нормальные учителя относятся и к своим собственным отпрыскам, которые часто учатся в той же школе. Вот именно — чтобы никто не заподозрил фаворитизм, не получал для этого оснований.

А уж если училка заподозрит, что этот сопляк её просто использует, чтобы пинать хуи, мол, да ланна, Марь-Ванна, по-любому оценку натянете, свои же люди — она просто оскорбится как женщина. И парень, имеющий достаточно мозгов, чтобы соблазнить училку, — он, как правило, это прекрасно понимает.

Конкретно же в моём случае с Леной свет Александровной, нашей молоденькой новенькой англичанкой, - там всё вообще довольно комично было.

Ну, школа — очень крутая спецанглийская. Я — сынок профессора ЛГУ, эксперта по современной англоязычной литературе с международным, без ложной скромности, именем.

Формально, конечно, Oldman никакого отношения к школе не имел. И даже протекций каких-то при поступлении в универ — не оказывал. Он очень честный человек, да ему это и нахер не нужно было, благодарности от кого-то, кто нуждается в протекции при поступлении в вуз.

Но, всё-таки, думаю, не надо объяснять, что означают для школьной администрации (и особенно — гуманитариев-лингвистов) хорошие отношения с фигурой такого масштаба? Вот просто возможность поговорить с ним, посоветоваться по каким-то вполне профессиональным вопросам.

При этом, Батя в школе очень чётко обозначил с самого начала, чтобы мне не было никаких поблажек, никакого заигрывания (ну, он, конечно, дипломатично эту мысль выразил, как умеет).

Но благодаря ему — я и до школы по-английски совершенно свободно болтал. Собственно на английском в школе — мне особо делать нечего было. Там были хорошие учителя, хорошие специалисты — но они не имели возможности смотреть фильмы в оригинале, и имели весьма ограниченные возможности — читать книжки. А Батя из загранки мог привозить всё, что угодно. И мы с ним регулярно на английском общались. И учителя понимали, что если как-то обострить со мной отношения — я просто начну изъясняться в стандартном американском темпе (а это — примерно как пулемёт MG-34). И даже у хорошего советского школьного учителя будет довольно глупый вид.

Но они были нормальные, очень милые люди — и вообще не вредничали ни с кем. Тем более, со мной, когда я там всякие олимпиады языковые выигрывал, а потом и кумите (что косвенно — тоже «честь школы»).

А когда Ленка пришла — её предупредили, что вот есть такой парень, с которым лучше не ссориться. Но она поняла это превратно. Что я — какой-то охуевший мажор, которого надо поставить на место, чтобы укрепить свой авторитет. Она, вообще, довольно смелая и решительная барышня.

И умненькая. Для своих лет, для «сразу после вуза», - нормальная училка. Но — не более того в профессиональном отношении тогда была. То есть, она могла поправить стандартные школьные ошибки, вроде I have say this, но терялась, когда слышала что-то вроде I have a say here. Начинала прикидывать: имеет это право на существование — или ересь какая-то, чтобы её дурой некомпетентной выставить, если проглотит?

Я бы так не напрягал её, конечно, - но она сама пошла на конфронтацию с первого же урока. Когда я отпросился покурить, поскольку на перемене таскал парты в актовый зал, а она решила проявить жёсткость и принципиальность, типа, не потерплю!

Ну а дальше пошло-поехало, это было довольно забавное соперничество, и в конце концов пришлось спасти её от хулиганов. Стандартный, конечно, приём — но мы с пацанами из моей каратистской секции очень красиво и натурально перфоманс разыграли. У меня потом неделю на скуле ссадина заживала (что, конечно, не могло не внушать умиления и сострадания :-) ).

Ну а когда наше «соперничество» перешло в горизонтальную плоскость — Ленка честно заявила: «Извини, я буду вредничать и занижать тебе оценку время от времени. Но только ты уж сам, пожалуйста, подставляйся и предупреждай, где именно». - «Окей. Скажу «out of heaven's benefaction to the warm sun” - “И?» - «Benediction. И пусть думают, что ты читала Шекспира» - (толкает в бок) «Я читала(!) Шекспира. Просто...» - «Слишком зависла на making the beast with two backs в «Отелло»» - «Гад!»

Это было очень занятно и увлекательно, наш роман, я открыл для себя много нового в психологическом, эротическом и просто житейском смысле, но сомневаюсь, что это можно было бы считать какой-то формой сексуальной благодарности за натягивание аттестата.

И у знакомых парней, которые тоже имели отношения со своими училками (и вряд ли стали бы сочинять уже взрослыми и вполне успешными людьми) — тоже не было ни малейшего налёта «проституирования» заради оценок. Не, обычно парня пятнадцати-шестнадцати лет — мало-мальски привлекательной взрослой барышне не приходится «соблазнять» чем-то ещё, помимо собственно «соблазна». Самого по себе секса — вполне достаточно как мотива для секса.

Но от девицы-школьницы ожидается всё-таки немножко другое отношение к делу. И когда она спит со взрослым парнем — у окружающих возникает резонный вопрос: в обмен на что? На какое «яблочко»? Ну или, если это она чисто по любви, достаточно сильной, чтобы отдаться, - возникает ряд вопросов к этому взрослому пижону, типа, какого хера он запудрил её юные мозги, и соображает ли он вовсе, с чем играет? К ровеснику — таких вопросов не возникает (хотя иногда родители девчонки и его желали бы кастрировать). Ровесник — он сам по определению существо неопытное и неискушённое. А вот взрослый человек — дело иное.

Хотя, с другой стороны, могут быть и плюсы в том, чтобы девица лишалась невинности с «квалифицированным специалистом», который сделает это мастеровито и деликатно. А не с одноклассником, который сам нихрена не умеет, боится сделать ей больно, от этого теряет «напор», и это становится пыткой для обоих, потом на годы внушающей сексофобию.

Может, человечество и придёт к тому, чтобы к услугам девочек, желающих освоить азы в наиболее щадящей манере, были специальные курсы «начального эротического воспитания». И тогда — в этом не будет оттенка проституирования с одной стороны и сексуальной эксплуатации неопытной малолетки — с другой. Просто — специфическое медицинское, можно сказать, обслуживание.

Но пока этого нет, пока человечество не дошло до такой прагматичности — романы взрослых парней, особенно учителей, с девчонками-малолетками — выглядят по меньшей мере сомнительно. Даже если всё там совершенно добровольно.

Но когда дело касается пацанов-школьников и училок — тут всё в порядке. У пацанов — нет нужды беречь репутацию «недотроги». С их стороны требуется самая минимальная разборчивость, разве лишь. Но когда речь идёт о возможности оттянуться с реально симпатичной барышней, пусть и постарше тебя, — косо посмотрят, скорее, если не воспользуется. А что не сделается слишком «общедоступен» и тем самым «девальвируется» - об этом позаботилась природа. И в этом вся разница.


Tags: антропология, секс, школа
Subscribe

  • Люди, звери и метро. Что делать?

    Прежде всего надо оговориться, что я не расист. На самом деле не расист. Так-то понятно, что чисто эстетически блондины круче всех, да и по-любому…

  • Дети и дубьё: о правильной культивации порослей

    Заседали сегодня попечительским советом Кошки, Корпоративной Школы для наших исчадий, обсуждали, в числе прочего, проблему буллинга. То есть, я-то…

  • Памятка воину

    Отрадно идти в бой, зная, что се есть решительная битва в великой войне, от исхода коей зависят судьбы мира и героев коей потомки будут помнить и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments

  • Люди, звери и метро. Что делать?

    Прежде всего надо оговориться, что я не расист. На самом деле не расист. Так-то понятно, что чисто эстетически блондины круче всех, да и по-любому…

  • Дети и дубьё: о правильной культивации порослей

    Заседали сегодня попечительским советом Кошки, Корпоративной Школы для наших исчадий, обсуждали, в числе прочего, проблему буллинга. То есть, я-то…

  • Памятка воину

    Отрадно идти в бой, зная, что се есть решительная битва в великой войне, от исхода коей зависят судьбы мира и героев коей потомки будут помнить и…