artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Category:

О войнах "правильных" и "неправильных"

Большинство современных людей, считающих себя цивилизованными, сходятся в том, что война — это зло. Но добавляют, что если снять розовые очки, то иногда — это неизбежное зло. И при этом делят войны на благородные освободительные или, наоборот, гнусные поработительные (но при этом все уважают Цезаря, который уж точно не освобождение галлам принёс), на агрессивные захватнические и священные оборонительные, где народ остаивает своё право жить на своей земле так, как хочет, и всё такое.

В моей системе этических координат — всё несколько сложнее, но в то же время проще.

Вот, скажем, такой эпизод. 1852-й год, Япония наслаждается своим абсолютным суверенитетом, своим двухсотлетним почти полным изоляционизмом, своей укромной свободой от растлительных искусов Запада (включая и материальную культуру белых варваров).

Тут к берегам страны Ямато подплывает американская эскадра, и коммодор Перри заявляет: «Или вы открываете свои порты для чужеземных кораблей — или мы начинаем ровнять с землёй вашу суверенную столицу Эдо. Время пошло».

Можно ли назвать такой акт сколько-нибудь «неагрессивным» и «уважительным» к чужому суверенитету. Нет, конечно. По хорошему счёту, беспредел. Вот так вот приставить ствол к голове сёгуна и предъявить ультиматум: или торговля — или смерть.

Но я к этому совершенно «хулиганскому» акту — отношусь сугубо положительно. Молодец коммодор Перри. Давно пора было.

И я мог бы сказать, что оправданием ему — истинная воля японского народа, попранная деспотическим сёгунатом. Ведь японцы, как выяснилось путём проб и ошибок, всегда только-то и хотели, что продавать европейцам покемонов, а злобная элита их страны, узурпировав власть, не давала им этого делать. Навязывала изоляционизм. И ведь если б японский народ на самом деле не хотел торговать с белыми варварами — то и запретов никаких не потребовалось бы. Просто приплывали бы европейские купцы, раскладывали свои товары, а гордые японцы проходили бы мимо, презрительно морщась, и европейские купцы бы горько плакали, считая убытки. А раз понадобился запрет — значит, жители-то хотели торговать. Сёгун этого не хотел. Ну вот его и подвинули, в интересах, в том числе, и японского народа.

Но в действительности, я не делаю идефикса из интересов какого бы то ни было народа. Они, как бы сказать? - иногда очень специфические бывают. И не всегда такие, что бы с ними считаться.

Нет, вполне достаточно, что военная акция Перри — была в пользу свободы торговли. А это в моих глазах важнейший интерес Цивилизации как таковой, перед которым ничто — воля какого-то отдельно взятого племени (особенно, если она ему противоречит).

Ну или взять, скажем, сэра Фрэнсиса Дрейка. Я очень люблю этого персонажа. Хотя он грабил испанские караваны, разорял их колонии, пускал на дно корабли и творил иные дела, которые можно было бы назвать «разбоем».

А я, в целом, не очень люблю гопников. Нет, бывают и грабители, и какие-нибудь ошпаренные революционеры, борцы за народное счастье, которые симпатичны одной своей дерзостью, решительностью, силой духа, изворотливостью, и про которых можно сказать: «Он сукин сын, но некоторые его черты внушают восхищение». Ну, как мог бы сказать Джим Корбетт над полосатой тушкой знаменитого Кумаонского Людоеда. Но идейно — я не люблю гопников. Это могут быть достойные враги — но это враги.

А вот Фрэнсиса Дрейка — люблю именно идейно, как человека «своего лагеря», помимо восхищения его личными качествами. Почему?

Потому, что он вовсе не сразу стал пиратом. Поначалу — он хотел быть добропорядочным торговцем. Он вступил в экспедицию к своему кузену, они сплавали в Африку, нарвали там дикорастущих негров (вопрос моральности негродобычи — разберём как-нибудь в другой раз, но отмечу, что вижу некий расизм в заявлениях, будто бы африканские негры не достойны были быть даже рабами), приплыли с этим ценным грузом на Карибы. Где тогда владычествовала Испания, потому что Папа перечеркнул глобус и повелел своей буллой: «Вот здесь все новые владения — испанские, а какие за чертой — португальские». И — соответствующие торговые монополии.

Для англичан же всё это очень мило было, конечно, но они резонно отвечали: «Ваш Папа — для нас даже не Дядя, чтобы нам тут указывать, где можно торговать, а где нельзя. Мы вашего Папу уже полвека, как нахер послали, когда наш Гарри Восьмой с Катькой Арагонской разосрался».

И они торговали с испанскими колониями, кладя болт на все эти папские и эскуриальские причуды. Местные испанские губеры — тоже, в общем-то. Поскольку негры, вопреки заявлениям нынешних расистов, - это очень ценные работники в тропиках, а потому — очень ценный товар. И английские купцы-частники — лучше неповоротливой Испанской Империи могли наладить трансатлантическую логистику.

В целом все были довольны, но случались накладки. Как вышло с Дрейком и его кузеном. То есть, негров у них испанцы на берег приняли, а потом вдруг вспомнили, что это «контрабанда». И вместо оплаты — открыли огонь по британской флотилии.

Дрейк чудом уцелел — и, мягко говоря, разочаровался в перспективах мирного торгового сотрудничества с донами. Ну, когда они такие отморозки — какие с ними дела можно вести?

И очень скоро доны крупно пожалели о своём кидалове, когда эскадра Дрейка начала громить и грабить их колонии от Кубы до Перу. Да в таких размерах, что там чуть ли не британский годовой бюджет он из своих походов в кармане привозил и Тёте Лизе отстёгивал (и это только доля малая была его добычи).

Да, разбой. Да, пиратство. Ну а чего ещё делать с утырками, которые по-человечески сотрудничать не хотят?

Ну или вот более новая история, с Хуссейном. Мне иные товарищи пеняют: «Почему ты, Тёма, так против имперских поползновений России в Украине, когда, помнится, был вовсе не так против американской агрессии в Ираке? Это всё потому, что ты всегда за аглосаксов?»

Тут не надо путать причину со следствием. Я — как правило за англосаксов, поскольку они не ведут войн без реально уважительных причин. Ну, почти (хотя, скажем, в разборках Англии и Голландии семнадцатого века — я, напротив, за Голландию, потому что англичане немножко попутали на почве мании величия, а Голландия была тогда «правее», во всех смыслах).

Те войны, которые обычно ведут англосаксы — они имеют реально уважительные причины. А именно — это войны «за свободу торговли», можно сказать. Это войны в интересах буржуазии. Не каких-то отдельных олигархических кланов за преференции для себя (это-то гнусность по моим понятиям, точно такая же, как и «война за счастье голодранцев»), а вот в широком смысле слова — буржуазии. То есть, всей совокупности самостоятельных, инициативных людей, желающих самореализации в условиях свободного рынка (чьё второе имя - «справедливость»).

Ну и так просто получилось, что именно англосаксы — ближе всего к этим ценностям. Долгая история, почему именно — но вот так сложилось. И я их поддерживаю в их политике не потому, что люблю Шекспира и Марка Твена (хотя люблю). И не потому, что у их барышень часто бывают прикольные веснушки на белой кельтской коже (хотя это мило). А потому, что они — торгаши. Они понимают, что торговать — лучше, чем воевать. Ну, они понимают это более, чем кто-либо ещё на глобусе.

Но если они всё-таки выбирают «воевать» - это бывают такие случаи, когда реально других вариантов не было. Типа, добросовестно и взаимовыгодно торговать.

Вот как с Хуссейном. Вообще, эта история началась, конечно, не в 2003-м, когда американские войска вторглись в Ирак.

Она началась, наверное, с иранской Исламской Революции. Когда этот слизняк Джимми Картер позволил там прийти к власти голимым отморозкам (нет, чтоб очередной «Аякс» устроить — и посрать на «волю народа»!), эти отморозки отжали ценные транснациональные активы (как будто бы иранская нефтянка реально должна принадлежать местной фауне только по той причине, что их деды пасли там верблюдов), ну и надо было что-то с этим делать.

Решили — натравить Хуссейна. Который был, конечно, тоже тот ещё сукин сын, но, в ту пору - «наш сукин сын». Его накачивали баблом и оружием, но Ирано-Иракская война шла как-то вот никак. То есть, дохуя потерь с обеих сторон, но режим аятолл не дрогнул.

И тогда Хуссейн, замирившись с Ираном, решил: «Ладно, для Запада я свой сукин сын, они мне многим обязаны, ну и раз Иран не получилось — возьму хоть Кувейт, что ли, казну пополню?»

На что ему, естественно, было сказано: «Ты чего, охуел, что ли, животное? Ты хоть представляешь себе, какое бабло ты сейчас трогаешь?»

Естественно, он сразу перестал быть «своим сукиным сыном», его армию раскатали в Буре в Пустыне, а самому — предписали впредь стоять раком, раздвинув булки на предмет осмотра. А то мало ли, чего ещё этому придурку в голову стукнет?

Но он периодически нарушал предписанный режим. То инспекторов не допустит куда-то, то вовсе выдворит из страны.

В конце концов серьёзных людей это заебало, и решили ему вломить окончательно.

Как по мне, это было достаточной причиной, несоблюдение Хуссейном предписанного режима стояния раком с раздвинутыми булками.

Но амеры действительно пытались заручиться дополнительными козырями в обоснование своей агрессии (да-да, пусть будет это слово). Коллин Пауэлл там на трибуне ООН потрясал колбочкой, типа, вот столько сибирской язвы хватит для неисчислимых бед, и у Хуссейна, возможно, она есть, а мы не можем проверить (потом, понятно, и демики в Штатах, и доморощенные ыксперты в полную чушь вообще эту историю выдули).

Ради справедливости, амеры действительно тогда действовали неизящно, грубовато. Поэтому даже в рядах той Корпорации, к которой я имею честь принадлежать (разумеется, вымышленной, бла-бла-бла) — мнения разделились. А не только в НАТО, где Германия и Франция предпочли на сей раз в стороне остаться.

Но лично я считал, что как бы глупа ни была бушевская дипломатия (которая, конечно, теперь выглядит образцом здравомыслия на фоне «умной» обамовской дипломатии), - а Хуссейна надо дожать, когда он доказал свою недоговороспособность.

Сошлись на том, что прямой поддержки мы в Ираке оказывать не будем, но разрешили там участвовать нашей американской «дочке», Блэкуотерс.

Тут ещё иногда задают вопрос: «А что же получил народ Ирака от того, что ему принесли демократию?»

Пиздюлей он получил. Самый полезный и ценный урок. Когда позволяешь править некоему диктатору, который нипадецки готов нарушить торговые интересы серьёзных людей, готов в принципе угрожать общему пространству международной торговли, готов угрожать интересам буржуазии в широком смысле — получаешь пиздюли.

Вместо этого диктатора появляются религиозные фанатики и вовсе банды? Ну, пиздюли продолжаются, значит. Ибо на самом деле — не было цели кого-то осчастливить. И никто не обязан налаживать чужую жизнь за свой счёт. Вернее, чтобы хотя бы претендовать на это — нужно сначала доказать, что ты можешь быть чем-то полезен Цивилизации, что можешь внести свой вклад в неё, участвуя в добропорядочном сотрудничестве.

Вообще же говоря и в целом признавая, что война — это зло, я оправдываю те войны, которые ведутся, так или иначе, в интересах Цивилизации, в интересах создания условий для добропорядочного сотрудничества индивидов, желающих повышать свой социальный статус мирными средствами на свободном рынке.

Ну и понятно, что «правильная» война — это уж именно крайняя необходимость, когда исчерпаны все другие средства, а не самоутверждалочки романтического юношества, не подспорье падающему рейтингу какого-то хворого тиранчика.

Сейчас-то как бы все понимают, что в войнах гибнут и дети — кого по-настоящему жалко. Потому что из них могли бы вырасти приличные люди, а не такие уебаны, как их родители, подставляющие зачастую своих детей.

Но, тем не менее, может быть оправдана и «агрессивная» война, когда вооружённые силы Цивилизации вторгаются на территорию некоего племени, которое... да достаточная причина — препятствует свободной торговле с внешним миром. А уж «вырезает клиторы у девочек» или «вырывают сердца у тысяч пленных во дни празднеств» - это мелодраматично, но не самое главное. Все эти изъяны могут быть исправлены при свободе торговли, но если препятствуют ей — значит, можно и нужно землить.

И это, повторю, достаточная причина для войны, прямой или косвенной, препятствование местных элит свободе торговли.

Но люди, которые развязывают нынче «войну без особых причин» - они чего, дебилы, что ли? Слишком буквально восприняли строчку из песенки Цоя, которую я тоже люблю?

И это я думаю, глядя на «ополченцев» Дыры и российских сочувствующих. Вы чего, ребят, реально дебилы? Нахер было затевать войну, которая по определению ничем хорошим не кончится и никаких сколько-нибудь разумных целей не преследует?

Вот тут — та истинно убогая гопня, среди которой сложно и сыскать людей, которых хоть за что-то уважать можно было бы. Не, они есть, наверное, но всё равно ж дебилы.


Tags: война, политика, филосопельки
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments