artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Category:

Донетчанам

Естественно, как и все нормальные люди, я считаю Донбасский «референдум» голимым фарсом и лютой пародией на волеизъявление граждан.
Каково бы оно ни было (а я могу допустить, что большинство донбассцев действительно хотят то ли отделиться, то ли присоединиться к России – и в разное время суток хотят разного) – узнать его не удалось и никаких значимых последствий эта комедия иметь не будет.
Особую пикантность, конечно, привносит тот факт, что после самого быстрого в истории подсчёта голосов они на гора выдали РОВНО тот результат, какой им указывал в телефонном разговоре небезызвестный Александр Баркашов (это наш такой российский старый нацистский клоун, руководитель РНЕ, откуда и «народный губернатор» Донетчины Губарев; то есть, теперь мозаика сложилась окончательно).
Он тогда сказал «нарисуйте 89 процентов» - и его поняли буквально. Именно 89 – и нарисовали. Всё-таки, ядерные идиоты. Ну или задание у них такое – максимально скандализировать всю эту затею с независимостью Донбасса (да и внешнюю политику России – тоже). Вот только чьё?
Хотя ещё более пикантный момент – они, вообще, в принципе-то представляли, за что именно голосуют? Насколько я понял, за какой-то «акт о государственной самостоятельности Донбасса».
Пытался найти, где бы он был опубликован – отчаялся. Только какие-то намёки, что он был «зачитан» на каком-то заседании этих «сквоттеров» в Донецкой ОГА. Но и записи заседания не нашёл. Притом, что я – довольно хорошо ориентируюсь в «гуглинге». Это важно для моей работы. А среднестатистический донецкий избиратель – он-то находил этот «акт»? Читал его? И что там написано?

На самом деле, на месте Киева – в крайнем случае я бы склонился к тому, чтобы признать этот чёртов акт, даже если там написано, что Донбасс имеет право на выход из состава Украины. В конце концов, в советских конституциях это тоже было написано. Но не могло быть реализовано, покуда Советская Власть была – и было реализовано, когда она приказала долго жить и всем стало решительно пофиг, чего там где написано.



Да, я бы принял и такое теоретическое право Донбасса – о проведении локального, республиканского референдума о сецессии. Но при этом – принял бы в Верховной Раде закон о республиканских референдумах о сецессии. Где расписал бы разумные сроки для подготовки таких мероприятий (а у цивилизованных людей – они исчисляются годами), порядок урегулирования возможных споров, гарантии свободного доступа для всех заинтересованных сторон к информационному освещению и дискуссиям. Ну и отдельно – установил бы, что для участия в таком референдуме требуется не только паспорт, но и справка об отсутствии психических расстройств, алкогольной и наркотической зависимости (строго говоря, это бы надо ввести для ВСЕХ выборов и ВСЕХ соискателей властных должностей; а уж в России – сам бог велел, но тогда, правда три четверти нашей Госдумы придётся в смирительных рубашках с Охотного ряда увозить).

А чтобы этот закон не раздражал донбассцев, не воспринимался как направленный против них, – его можно упаковать в некий более объёмный документ, типа, «Основы законодательства о гарантиях разумного и справедливого государственного устройства».

Ну а про решение пресловутого «языкового вопроса» - я уже много писал здесь. Основная идея: принять русский как общегосударственный, а не региональный, но В ПАКЕТЕ с украинским, румынским и венгерским. И – необходима сдача тестов по двум из четырёх этих языков (на выбор), чтобы претендовать на властные должности или место в государственном вузе. И я всё жду, когда же кто-нибудь из хохляцких политиков оценит красоту этой идеи. Денег-то мне не надо – мне мир и покой на Украине нужны (как условия для бизнеса). И какой бы идиотской ни казалась украинцам озабоченность русскоязычных (моноязычных) лингвистическим вопросом – она есть, и это ВАЖНЫЙ для них вопрос. Пусть «клиника», пусть «понты имперские» - но вот так, это реальность. А тут, с принятием такого закона – они, кто хочет «подняться», будут учить украинский добровольно и с песней. И полюбят его.

Однако ж, самое, конечно, принципиальное для многих сторонников донбасской независимости – это возможность улучшить своё финансовое положение.

И верите, у меня довольно большие познания в области национально-освободельной борьбы против колониального господства.
И когда читаешь воззвания и прокламации лидеров таких движений – ловишь себя на мысли, что они написаны будто под копирку.
«Сейчас драгоценными ресурсами нашей Родины распоряжаются чужеземцы, которые грабят нас, паразитируют на нас и нашей земле. Но если мы их изгоним и сами возьмём контроль над нашими драгоценными ресурсами – мы заживём, как того достойны».

Последняя фраза – всегда сбывалась. Избавившись от колониального гнёта – они всегда начинали жить, как того истинно достойны. То есть, оказывались в глубокой жопе.

Почему? Ну а где ещё может оказаться человек, превозносящий не свои личные умения и качества, а тот факт, что он случайно родился на земле, где закопано что-то нужное другим людям? Это его заслуга, что ли? Это как-то повышает его персональную ценность, что он живёт на этой территории? Нет, это означает лишь, что он – нежелательный халявщик. И когда таких много – они сами будут драться между собой за право продать за бесценок свои ресурсы серьёзным дядям с серьёзными бабками.

Могут ли они сами, установив единый народный контроль над своими ресурсами, назначить за них «справедливую» цену и купаться в роскоши?

Исключения такие есть (вроде малых арабских нефтяных государств, и это отдельный случай), но обычно – нет. Так не бывает.

И я могу объяснить, почему.
Ну во-первых, всякий «общенародный контроль» над чем бы ты ни было – всегда напоминает анекдот про русского и два шара в герметичной голой камере. «Один сразу проебал, а другой закатился куда-то». И это не русское национальное свойство, проёбывать что угодно непонятно куда – это свойство любого «простого народа», когда он берётся выполнять функции «контролёра и ревизора».

Во-вторых (и это дополняет «во-первых»), вопреки популярным иллюзиям, деньги – не произрастают на шахтах, фермах, заводах. Деньги – произрастают в банках, биржах, офисах.

Это – неправильно? Но это – так.
Шахты, фермы, заводы – они производят всего лишь товар. А вот чтобы наладить обмен этим товаром, с использованием денег как универсального менового эквивалента, - нужны биржи и банки. И естественно, бОльшая часть денег всегда будет доставаться не тем, кто чего-то произвёл, а тем, кто способствовал обмену.

Это мошенничество, это паразитизм? Ну а кто мешает-то производителям договариваться напрямую, минуя этих мошенников-финансистов? Но вот оказывается, что не так всё просто. Не потому, что законы какие-то мешают – а в принципе это непросто, наладить обмен товарами и управление денежными потоками. Для этого необязательно быть евреем, но для этого – нужны мозги. А также – выдержка. А также – некоторый цинизм, пренебрежение к нуждам «простых людей», глухота к их извечному скулежу на то, как их «грабят и обдирают» (если б этого не делали своекорыстные мерзавцы-торгаши с ними – они б до сих пор с копьём за олешками по лесам бегали).

Ну и финансовый менеджмент (осуществляемый, конечно, не единым каким-то центром, а очень многими конкурирующими частниками) – это одна сторона медали. Другая – технологическое развитие. Чем занимаются тоже «головастики» в конструкторских бюро, в IT-фирмах. Без них промышленности – никуда.

А знаете, что общего между всеми этими «головастиками», как финансовыми, так и айтишными, так и юридическими всякими?

Это люди, которые привыкли зарабатывать на жизнь головой, они имеют знания и ценят их, они интеллигентны, доброжелательны, они хотят жить среди себе подобных, они хотят, чтобы их дети ходили в школы, где не рискуют получить травму черепа от какого-нибудь бесоватого наркомана-алкаша в пятом поколении с его пролетарским гневом, и они вообще стараются держаться подальше от пролетариев. Насколько можно.

И вот где живут эти люди – там и есть настоящие деньги. Собственно, это автокаталитический процесс. Туда, где живут доброжелательные и башковитые интеллигенты, а также и торговцы, – туда приходят деньги. Куда приходят деньги – туда устремляются люди, желающие продавать свои услуги, свои мозги и руки другим людям на условиях добросовестного партнёрства, а не путём шантажа вытребовать себе «дань».

«Ыыы! Я – пролетарий! Я – рабочий класс! Я как встану, да как двину! А ну, давайте по-бырому делитесь со мной!»

Ну один-другой раз поделятся, но в целом скажут: «Пошёл нахуй, чмо! Мы живём в мире, где люди не угрожают друг другу, а договариваются о взаимовыгодном сотрудничестве. Сообразно своей ценности друг для друга. Твоя ценность – невелика. Ты – всего лишь биологическая приставка к кайлу или станку. Много ума не надо, чтобы стать ею. У тебя слишком много конкурентов, чтобы твои услуги стоили дорого».

Хотя на самом деле, немножко «пролетарской» практики – не помешает даже «аристократическим» юношам. Помню, когда в двадцать два года меня назначили директором одного металлообрабатывающего завода на Урале (решили сэкономить на бодигарде, потому что там двоих прежних за полгода грохнули до того, как мы этот завод купили) – для меня это был увлекательный экспириенс, постижение корейского станка с ЧПУ. Я, вообще-то, филолог по первому образованию, тогда только-только филфак МГУ закончил, - но мне надо было показать всяким старым зубрам шестого разряда, что если слишком много выёбываться будут со своим профсоюзом - возьмём пэтэушников сопливых, и через три месяца они работать не хуже приноровятся. Да и просто интересно было – смогу я этот станок освоить или нет. Смог. И это было занятно, действительно.

Но вот упёртый пролетариат, который слишком много о себе мнит и всё грозит, как он воспрянет да плечи расправит, и воспитывает соответствующих быковатых детишек-гопников – да пошёл бы он нахер? С такими – неприятно жить рядом.

И вот складывается система, когда добывающие и производственные мощности – отдельно, а поселения «головастиков», на которых завязана финансовая состоятельность этих мощностей – отдельно.

Ну или, будь ты и «рабочий класс» – тебя нормально воспримут люди, если ты сам с ними себя нормально ведёшь. Ты можешь быть сантехником или мастером по установке окон, но при этом – буржуа. Ничуть не менее достойным и уважаемым членом общества, чем программист или пианист.

Но если ты быкуешь, типа, я тут соль земли, на мне всё держится, - с тобой неприятно рядом жить тем, на ком на самом деле всё держится. Поэтому – они будут жить в отдалении от тебя, и они в любом случае будут иметь основные деньги от эксплуатации твоего труда, а над тобой – будет местный вожачок, который ведёт дела с этими финансовыми людьми, и он будет брать такую маржу, что тебе и вовсе копейки достанутся.

Хочешь, чтобы по-настоящему к тебе в город деньги пришли? Для начала – посмотри на себя в зеркало. Попробуй улыбнуться. Гхм, плоховато получается, да? Ну, попробуй ещё раз!

Попробуй представить, что, встретив незнакомого человека на улице, который пытается узнать у тебя дорогу, ты – улыбаешься и объясняешь ему дорогу. А не говоришь: «Хули ты, пидарас, ваще сюда припёрся? По ебалу захотел, что ли?»

И это проблема, на самом деле, не государственного устройства. Не политической независимости. Это – проблема ментальности.

Я вот живу в России (преимущественно). Родился в Питере, переехал в семнадцать лет в Москву (потому что мой отец – завкафедрой ЛГУ, и там неудобно поступать было). И вот Россия как бы единая страна, хотя федеральная, - и я всю дорогу это слышу, мол, Москва обирает всю страну, в ней концентрируются все денежные потоки. Ну а Питер – тоже обирает, тоже концентрирует.

На самом деле, каковы бы ни были законы – деньги стремятся туда, где им комфортно. А им комфортно там, где комфортно жить людям, способным управлять деньгами. А жить им комфортно там, где они в наименьшей степени рискуют, гуляя по вечерним улицам, нарваться на какое-то гоповатое быдло, которое отоварит под «дай закурить» или за какой-то нетипичный вид одежды.

Ну и вице-верса. Если в какой-то местности до тебя могут доебаться какие-то быковатые говнюки только потому, что «не по уставу одет, не так сидишь, не так свистишь» - в эту местность не потянуться люди, способные делать деньги на мирных операциях. И хоть там алмазы по земле разбросаны – их собирать будут местные, с лукошком, и получать свои три копейки за фунт, а торговыми сделками будут рулить головастики в удалённых городах (и получать львиную долю прибыли, конечно).

И пока ты не исправишь свой собственный город, не убедишь других людей в безопасности и комфортности нахождения там – ну нихера ты не получишь от каких бы то ни было ресурсов, добывающихся в окрестностях города. Нихера тебе не будет выгоды от признания суверенности твоей земли. Это всё фикция. Финансовые потоки – завязываются там, где находят для себя комфортные условия. В России это Москва, прежде всего (хотя сейчас и в провинциальных центрах с гопотой порешали вопросы… for now, not for good). На Украине – Киев.

Но чтобы деньги капали Донецку – он должен как-то избавиться от репутации «мировой столицы хамства». Пока – он делает охуенно плохую работу в этом направлении. Он, по ходу, сейчас рискует стать ещё и столицей терроризма в европейских пределах. Угадайте, какая тогда будет инвестиционная привлекательность Донетчины!

Да такая, что всё, что там добывается или производится – только «контрой» можно будет вывозить в другие страны, отчего жителям Донетчины сущие копейки доставаться будут.

Если же вдуматься, вот раньше Донбасс был существенным фактором в общеукраинской политике. Он мог колотить понты, он мог навязывать своих ставленников. Только бы не злить этих ужасных шахтёров! (Которые вовсе не ужасные оказались).

Он сумел навязать даже такого персонажа, как Янукович, мелкий уголовник, позорище. С предсказуемыми, конечно, результатами, в виде разграбления экономики и доведения её до преддефолтного уровня (но благодаря дружбе «Киевской Хунты» с Западом – экономика стабилизируется).

И вместо того, чтобы покаяться за «президента-пидараса от жителей Донбасса» - эти жители ещё имеют наглость возбухать, типа, нас не слушают, нас на колени не поставят. Это вот после Януковича, после его ублюдков этих, титушек, которые и сейчас никак всё не угомонятся.

Они могут иметь такую наглость – только в рамках такого государства, как Украина. Где их пытаются, из последних сил, считать своими и родными.

В России – их бы просто заземлили. И если какие-то мятежники, устроившие вооружённые столкновения в городе, потом укрываются в каком-то здании, отстреливаясь из окон, – да их «Шмелями» выжгут, и вся недолга.

Но Россия, конечно, не пример для подражания. У нас многое, возможно, слишком жёстко.
И это следует учитывать тем украинцам, кто вознамерился прильнуть к России.
Помнится, когда пару месяцев назад я написал довольно эмоциональный пост, типа, обращение к крымчанам, где обозвал их «блядями» - многие обиделись. А сейчас пишут иные: «Тогда растерзать Вас готова была – сейчас руки целовать хочется». Ну, на почту-то, конечно, всякое может писать кто угодно, и я не пробиваю всерьёз такие письма, но, думаю, я совершил хороший тогда поступок, что честно предупредил крымчан о том, какова их судьба и что будут думать о них русские.

Сейчас – предупреждаю «дамбассов».

Tags: Донбасс, Украина, кризис, политика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments