artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Экскурсия в народный транспорт

Отдохнём немного от политики. Российское официальное высшее руководство давно миновало стадию «доигрался хуй на скрипке» и вступило в стадию «грешно смеяться над убогими». Но, в силу злодейского характера, говоря о Кремлёвских, я не могу являть «милость к падшим» всю дорогу. Нет-нет — да и прорвётся сарказм. Да, мне определённо противопоказана работа в хосписе для терминальных сифилитиков, истративших нос и всё прочее выпирающее на амурное покорение борделей и вертепов во всех клоаках мира. Но что характерно, я никогда и не претендовал на такую работу.

Я вообще старался держаться подальше от популистов, скатывающихся до заискивания перед самыми низменными и тёмными страстями простонародья. Это ж только поначалу им кажется, будто бы они разводят и наёбывают лохов. А реально оглянуться не успеешь, как оказываются на том же пещерном уровне государственного сознания.

Но это не значит, что я не люблю народ, простых людей. Люблю. Всяких людей люблю. Потому что знаю, какие интересные можно делать с ними штуки, если грамотно их употреблять. Ни с какими самыми умными шимпанзе — не получится того, что можно делать при помощи самых незамысловатых, казалось бы, людей.

А любя народ и умея налаживать правильную эксплуатацию его представителей — естественно, я должен быть в курсе их жизненных реалий.

Вот давеча в одной заметке я пошутил, будто бы не знал, что в Московском метрополитене давно сменили пластиковые жетончики (пришедшие на смену советским медным пятакам и белым пятнашкам) на магнитные карточки.

Но это, конечно, шутка. Когда я работал в Агентуре той Корпорации, к которой имею честь принадлежать, у нас были обязательные «метродни», раз в месяц, когда мы пользовались общественным транспортом. Просто чтобы не забывать, как он устроен, чтобы не оказаться в положении старика Хоттабыча, увидев надвигающиеся из глубины тоннеля фары «иблиса»-метропоезда, если уж занесёт под землю.

Более того, когда эти магнитные карточки только ввели и они были устроены так, что турникет их прокатывал, отпечатывая время и код станции — мы эти коды наизусть помнили, чтобы, подобрав оброненную объектом карточку, получить представление, где и когда он побывал. И меня ввергало в оторопь, что многие ментовские опера, которые сами каждый день пользуются метро, не знали этой фишки, как-то не обращали внимания. Но вот поэтому, собственно, мы ездили на метро только в «метродни» или по крайней оперативной необходимости, а они — пока не наберут взяток на пятилетнюю дэушку (тогда, в середине нулевых).

Правда, я давно не работаю в Агентуре, рулю Дипломатическим Департаментом, поэтому несколько последних лет действительно не был в метро. Но вот решил реально вспомнить молодость и прокатиться.

Должен сказать, в принципе остался доволен.

Народу как-то научились делать меньше. Давки нет. Правда, я был не в час-пик — но давно уж и само понятие «часа-пик» несколько размазалось по сравнению с советскими временами. Конторы начинают и заканчивают работу с разбросом часа в три, что снижает единовременную концентрацию гомосапов в «Мраморном Аиде».

В вагонах наконец-то выдрессировали магнитофонные голоса так, чтобы они дублировали названия станций по-английски. И не только названия, но и какие-то характерные предупреждения, вроде «платформа справа».

Порадовал и сам подвижной состав. Много новых поездов серии И («Русич», «Ока»). Это я, конечно, потом в Инете глянул, как оно называется, а не то, чтобы отслеживал их ввод в эксплуатацию.

Нет, первое-то знакомство с поездами этого типа — стало для меня сюрпризом. Жду обычного метро — а тут из тоннеля надвигается такой реально «бронепоезд». Массивный, железный (алюминиевый, на самом деле, насколько понял), окошки крохотные, двери — при открывании не убираются в «пазухи», как у прежних вагонов, а выдвигаются наружу и только потом отъезжают. Чисто, «киберпанк». Правда, не знаю, нет ли из-за этого усложнения дополнительных проблем с надёжностью механизма — ну да хочется верить, на что-то отечественная промышленность всё-таки способна.

Внутри — очень миленько. Над дверями электронные табло с указанием положения поезда на маршруте, доводилось видеть и подвесные LED-мониторы со всякой информационно-рекламной требухой (хотя лучше б порнуху крутили). Кондиционеры, опять же. Ощущение пространства и простора. Есть «проходные» сцепки, что для московского метро новость. Я такие встречал прежде кое-где в Штатах и в Канаде, но у нас такого не было.

Тут, как полагаю, есть плюсы и минусы в плане безопасности. С одной стороны, если в твоём вагоне начнётся возгорание и откажут двери — не надо будет ломиться в тоннель через окна. С другой стороны, по этим открытым сцепкам дым может быстро распространиться по всему поезду. Поэтому-то, думается, пошли на компромиссный вариант: проходом соединены попарно кое-какие вагоны, но не весь поезд насквозь.

А так — я даже испытал некоторую гордость за отечественную вагонодобывающую промышленность. Ещё немного — и они утрут нос Илону Маску с его вакуумным маглевом. Ну, когда-нибудь :-)

Правда, поскольку я питерец, для меня всё-таки правильное метро — это с двойными дверями. В смысле, чтобы на перроне — тоже. И в Питере-то это было сделано, насколько понимаю, прежде всего из-за угрозы прорыва Невы в тоннель, чтобы не вся подземка моментально превратилась в третий класс Титаника, чтобы всё-таки прикрыть станции этими стальными переборками, но это способствует безопасности и в том смысле, чтобы какая-нибудь анорексичная измождённая студенточка не свалилась под надвигающийся поезд. В Московском метро такие случаи бывали. А в Питере даже очень целеустремлённый суицидник сильно припотеет, чтобы каким-то образом впихнуть себя под поезд. На центральных глубинных станциях, во всяком случае.

И вот пока они в своей Ма-аскве ещё не достигли такого технического совершенства и такого мастерства машинистов, чтобы тормозить точно перед внешними дверями. Это я не мог не отметить с позиции питерского культурного снобизма, поскольку он — не имеет права уйти со временем, сколько б ты ни прожил в этой вашей Ма-аскве (на самом деле москвичи так не говорят, за исключением клубных тёлочек из провинции обоего пола — ну да не важно :-) ).

А потом — я решил продолжить знакомство с общественным транспортом и его новшествами. Решил махнуть на свою Сенскую Гасиенду электричкой.

В детстве — я даже любил электрички. Было в них что-то такое «неформальное», «протестное», чуть ли не «асоциальное». Веничка это очень тонко ухватил.

В своё время я много на них поездил и по Ленобласти, и по Московской, по дачам друзей и подруг, и между собственно Москвой и Питером — в отрочестве и ранней юности тоже предпочитал перемещаться «на собаках». Это было романтично и выгодно. Когда я ещё не зарабатывал сам, родаки давали денег на сидячий поезд «Юность» (рублей пятнадцать), но, конечно, я мог найти этим деньгам более интересное применение. Благо, «собаки» были бесплатны (по факту, если уметь убалтывать или игнорировать контролёров).

Потом, когда у меня и появились свои деньги — я всё равно предпочитал ездить на халяву, как и всякий надлежаще асоциальный, умеренно протестный юноша. Я считал, что свои долги перед МПС искупаю тем, что когда в электричках мне встречались гопники или ещё какое бычьё и начинали бузить, портя жизнь добропорядочным пассажирам, - я их вразумлял. Ну, не в двенадцать лет, конечно, а когда малость постарше сделался. И таким образом, это ещё МПС должно мне за «патрулирование» (поскольку от линейных ментов тогда толку было никакого), но я слишком благороден, чтобы предъявлять счёт.

Сейчас, однако, я выше этих мелочных соображений, поэтому, признавая свой долг перед РЖД, купил на Выхино сразу десять билетов до Рязани и обратно (максимальная дальность), хотя нужно мне было меньше чем на половину пути, до 88-го километра (это главная станция города Воскресенск, столицы подмосковного химпрома и хоккея).

На электричках билетики теперь тоже цифровые. В смысле, имеют матричный код, который нужно скармливать турникету.

Некоторым огорчением стало то, что до моего поезда, Голутвинского, оставалось не меньше часа. При этом на перроне — ни пива, ни раков. Раньше — было. По-крайней мере пиво, а в девяностые встречались и частные разносчики раков. А сейчас — только журнальный киоск.

Но сам перрон — ничего так, модернизируют. Подняли, уложили плитку вровень с полом поезда, и тянут куда-то в необозримую вдаль, повсюду мешки с цементом и кирпичи стопками.

Решил поехать на перекладных, чтобы скрасить ожидание. Ближние поезда, останавливаясь у каждого столба, тащатся медленнее дальнего экспресса, который их нагоняет. Я этим и в детстве пользовался, попадая в «окно», благо, в пути всё как-то веселее.

Сел на электричку до станции с занятным названием «Фаустово». Когда мы придём к власти — обязательно переименуем эту деревеньку в «Мефистолево» и сделаем мировой столицей сатанизма.

Что бросается в глаза, электрички стали, пожалуй, чище и опрятней. В моей юности — они были всё-таки довольно «маргинальны». А тут — вполне цивильно всё. Ни тебе заблёванных сцепок, ни ковра из окурков в тамбуре. И народ, который курящий, выходит подымить в сцепку (где теперь нет ни ссанья, ни блевотины). Не потому, вероятно, что за это полагается штраф (он всегда полагался, и всем было похуй), а вот — культура, блин, и уважение к другим людям.

Вообще, публика такая приличная. Ни гопни, ни алкашни — так и не увидел. Украинцы могут не верить, но за последние четверть века русские вообще стали гораздо «человекообразней», а всякие отбросы, в не столь уж больших количествах, потому и подорвались на Донбасс, что в России со своими повадками неуютно себя чувствуют.

Несколько заёбывают, правда, бродячие музыканты и торговцы — но они и в девяностые заёбывали. Но что ж: у каждого свой хлеб. Этот — хоть честный, по крайней мере.

Ещё малость огорчило отсутствие кондиционера и, по этой причине, изрядно поломанные верхние сдвижные форточки в окнах. На разных вагонах они различаются конструкцией и, сколько помню, всегда задубевшие. Поэтому в жару, если в вагоне обнаруживался человек, умеющий их открывать, ему приходилось пройтись по всем отсекам (а могли и в соседний вагон утащить).

Тут, видимо, попался какой-то Терминатор, которому проще раскурочить торпеду, чем вставить ключ зажигания. Поэтому из восемнадцати форточек шесть (я посчитал) оказались чудовищным образом перекошены и сдвинуты едва наполовину. Четыре из них я высвободил и опустил по-человечески, но две — опасно захрустели стеклом при попытке их поколебать.

Были и контролёры. Две аккуратненькие такие девочки в форменных бордовых жилетках в сопровождении двух чоповцев. Что удивило, при их появлении добрая половина пассажиров ломанулась на выход с целью обойти контролёров с тыла, переметнуться в предыдущий, уже проверенный вагон. И ладно бы школьники-студенты или пролетарии — но довольно прилично одетые люди солидного возраста с планшетами и смартфонами.

Контролёры на это не реагировали ровным счётом никак. И охранники, заблаговременно заняв позиции у дверей, нисколько не препятствовали бегству зайцев. Но с другой стороны, они и не могут кого-то задерживать кроме как при явном и общественно опасном правонарушении. Подозрение, что у человека нет билета — таковым не является. И, видимо, они сыты по горло жалобами и исками на превышение полномочий (которых на самом деле имеют не больше, чем любой другой гражданин). А вызывать ментов из-за каждого безбилетника — им влом.

Думаю, более-менее приемлемая собираемость проездной платы на электричках обеспечивается а) сознательными пижонами, искупающими отроческие грехи перед РЖД, вроде меня; б) гражданами, сознательными в силу физической кондиции, не позволяющей им перебираться по путям и перемахивать пластиковые заборы, обходя турникеты на тех станциях, где они есть.

Как, например, на Выхино, где мне, в ожидании электрички, довелось наблюдать стайку из четырёх пацанов лет пятнадцати, которые делали это будто бы намеренно синхронно (прыжок на пути, выход силой на перрон, подтягивание на заборе) и весьма эстетично. Что ж, по крайней мере спортивному развитию молодёжи — эти эржэдэшные «рваческие» меры способствуют.

Но когда РЖД находит людей, честно готовых оплачивать проход через турникеты — оно, должен признать, немножко борзеет.

Я не стал доезжать на фаустовской электричке до конечной, решил пересесть в Раменском (это примерно половина дороги и большая часть мелких полустанков за спиной, где не останавливается дальний поезд).

Обнаружил, что голутвинский экспресс прибывает на другую платформу, перешёл на неё по мосту. И там турникет отказался пускать меня на перрон. Тётушка в форме объяснила: «Это вам теперь придётся докупить билет на проход, в ту же зону. Ещё двадцать рублей».

Я не то чтобы возмутился (поскольку мне было смешно такое крохоборство), но всё же поинтересовался: «С чего бы мне покупать ещё какой-то билет, когда у меня уже есть аж до Рязани, а мы только в Раменском?»

«Ну, у вас же билет от Выхино, а мы — именно что в Раменском. Тут он недействителен, аппарат его не примет».

Говорю: «Ладно, аппарат - он дурак железный и безмозглый. Но вы-то — человек, имеющий интеллект и разумение. Вы-то можете меня пропустить, зная, что я оплатил проезд?»

Она: «Я бы с радостью, но я — человек, обременённый не только интеллектом, но и видеокамерой. Заметят, что я хоть кого-то пропускаю — разбираться не будут. И как докажешь, что по билету? Нет, тут система — сама по себе бесчеловечная и механистичная».

Ну здорово. Не, в детстве, помню, если ты взял билет до какой-то станции, то можешь гулять как угодно по промежуточным пунктам, и в течение дня он будет действителен. А тут — электроника на службе человека, всё для блага человека. Что ж, возможно, это действительно непосильная задача — запрограммировать турникет так, чтобы он, пропуская, зачитывал код не только своей, но и любой предыдущей исходной станции.

Ладно, в конце концов, в своё время я, рассекая на халяву, нагрел МПС на гораздо бОльшие деньги, а потому взял ещё один билет до Рязани. Может, с таким «бустом» в доходах — они и сподобятся вложиться в оптимизацию своей системы для придания ей большей человечности и осмысленности.

Про голутвинский же экспресс, когда он подошёл, не могу сказать ничего плохого, кроме хорошего. Вполне европейского уровня вагонетки с плавным малошумным ходом, мягкими раздельными сиденьями и кондиционерами. Ну, телевизоров в спинках нет — но это и в Европе далеко не везде. Да и нужно это кому, когда у всех смартфоны да планшеты да ноуты?

В общем, после ознакомления с общественным транспортом Москвы и Подмосковья могу констатировать, что каких-то революционных подвижек там не произошло за последние лет десять, но — развивается потихоньку. И точно лучше индийского.

Собственно, даже если совершенно истощится федеральный бюджет — Москва-то точно не пропадёт.

В этой связи мы постоянно грызёмся с Лёшкой Зиминым, который урождённый столичный житель и часто шутит: «Москвич — это не национальность, москвич — это раса, и это раса господ!» Ну, доля шутки в том есть.

И вот он подначивает: «Почему ты так против территориального распада РФ? Ну сколько ещё Москва будет кормить эти всякие прочие ебеня, чтоб они тешили себя мегаломанскими иллюзиями, будто бы, наоборот, они нас кормят? Вот отвалилась Средняя Азия — и теперь у нас есть полезные и дешёвые таджики, вместо бездонной прорвы, куда вбухивались ресурсы на обогащение тамошних баев. Кому в метрополии хуже стало?»

В этом есть, конечно, доля здравого смысла. Москва процветает (и в девяностые процветала) не потому, что «тянет соки из остальной России». А потому, что, вот так сложилось, она десятилетиями аккумулировала наиболее деятельных и способных к разумному сотрудничеству людей, а это — главное в современной экономике. Сами по себе природные ресурсы — ничто по сравнению с этим. Их в любом случае будут продавать за копейки по месту нахождения, сколь угодно суверенные местные вожачки, а реальное бабло будет крутиться там, где есть условия для банков и бирж. То есть, там, где водятся люди, умеющие выращивать банки и биржи.

И хотя я шучу порой, что у меня бардачок в машине треснет, если придётся набивать его корочками спецслужб всех субъектов Федерации, объяви они суверенитет, но мы прекрасно понимаем, что реально для любой провинции будет достаточно способности рамсить проблемы в Москве, Лондоне и Вашингтоне, а сами по себе корочки — дело десятое.

Но серьёзный разговор о том, почему я против территориального распада России (хотя очень легко в своё время отнёсся к развалу СССР) — это уж отдельная тема для отдельной статьи.

Здесь — так, очерк о новых метрошных и железнодорожных штучках с точки зрения парня, который на самом деле давно там не бывал.

Tags: за жисть, транспорт
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 33 comments