artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

Хороший приём защиты от "миролюбия"

Сразу скажу, я не буду разбираться, чего там было в Мариуполе на тему «фошысты стреляют в людей».
Неплохая подборка материалов есть здесь, я же и голову ломать даже не хочу, выясняя, кто там в кого стрелял. Ибо в том мире, в котором живу я, если кто-то приближается к вооружённым бойцам, проводящим антитеррористическую операцию, начинает выказывать враждебность, обзываться, угрожать, размахивать руками, то все проблемы, из этого проистекающие – его. Он либо провокатор, либо слабоумный (либо самоубийца).

А уж с учётом того, сколько было уже случаев обволакивания украинских бойцов «мирными безоружными гражданами», после чего безоружными оказывались украинские бойцы – изумительное свинство обвинять их в том, что они наконец-то начали противодействовать таким попыткам. Если кто-то из «мирных жителей» при этом умер от огня нацгвардии – ну, значит, умер. Но он вёл себя, как враг, он выступал на стороне врага – и чего он желал ещё?

И я, вообще-то, гуманный человек, но хотел бы посмотреть на этих крикунов, как бы они посмели орать тому же кадыровскому спецназу: «Уёбывайте нахуй, пидарасы! Это наш город, мы вас здесь всех закопаем!» Сейчас вот они к себе в гости зовут кадыровцев, чтобы спасли от «бандер» - но они так немножко представляют себе, КОГО зовут? Те-то – церемониться не будут. Они живо объяснят, чей теперь город. И терпение у них не такое ангельское, как у нацгвардии Украины.

При этом, конечно, эти ребята, «чёрные человечки» - никакой не спецназ. Они вообще довольно неопытные в тактике и психологии – только что морально крепкие. И им, конечно, сложно противостоять провокациям. Которые при таких обстоятельствах – делаются запросто. Бойцы начинают стрелять в воздух – под эту сурдинку элементарно можно кого-то подранить в толпе, и слезливая картинка готова.

Но вот вспоминается аналогичный случай из нашей практики (среди многих подобных).


Иностранный инвестор решил купить одну фабрику в Поволжье. И это был ключевой момент, что именно иностранный инвестор, крупная компания, очень дорожившая своей репутацией.
Ну и как обычно, кое-кто из местных, не акционер даже, но «влиятельный человек», захотел себе доляху. Неразумную, прямо скажем. Иначе – намекнул, что может сорвать сделку. Но намекнул, конечно, не так, чтобы у нас был повод сразу его нейтрализовать.

И действительно, нагнал к воротам всякий «пролетариат, негодующий против распродажи Родины» (даже не работников фабрики, а просто алкашей-бомжей-бабушек), и в этой толпе выделялись такие крепкие ребята характерной наружности.
Потребовали представителя компании «на ковёр». Ну и ясно было, что никакой дискуссии с ним вести никто не собирается – а мутят какую-то поганку.
С нашей стороны (поскольку мы крышуем ту компанию) операцию обеспечивал Лёшка Зимин, мой «братик названный» и к тому времени тоже «назгул». То есть, агент центрального аппарата с неограниченными полномочиями.
Ему позвонил начальник охраны, доложил ситуацию. Лёшка велел ответить: «Они там, вроде, всей шоблой в сауне отвисают и, кажется, в говно. Но обещали прислать кого-то, кто сможет ответить на вопросы».
Лёшка взял пятерых ребят из регионалки, похватали стволы, помчали. При этом – была дана категорическая установка: ни в коем случае не наставлять оружие на людей без приказа, что бы ни случилось.

А Лёшка – он такой щуплый, щустрый, на вид – пацан пацаном. Чертовски обаятельный – и совершенно не страшный. Это его фишка – что его не боятся. Не понимают, кто на самом деле перед ними. Подпускают вплотную на полном расслабоне. А тут – надо напугать. Но так, чтобы ни жертв, ни провокаций.

И вот подлетает их джип прямо к воротам, объехав толпу по бурьяну, вываливаются они оттуда, бойцы занимают позиции, но стволы не трогают даже, а Лёшка – подбегает к начальнику охраны, который перед воротами перетирал с главарём этих «протестующих». Весь взъерошенный, глаза бешеные, орёт: «ГДЕ ФАШИСТЫ?»

Эти – в непонятках.
Лёшка: «Мне сказали, что тут фашисты. Натуральные, со свастиками. Они решили захватить нашу фабрику!»
А у него голос такой звонкий – и без матюгальника на всю толпу разносится. И они понимают, что парень немножко не в адеквате.
Начальник охраны спрашивает: «Где Майер?»
«А? ЧТО? Какой ещё Майер? Где Майер?! Где эта сука Майер? Где фашисты? Не отдадим родимой Костромы, блядь!»

Начальник: «А вы разве не от него?»

Лёха: «Что? От него? Да, мы отступали от него! До самой Волги-матушки! Но всему есть предел! Потому что (поёт): «А как по Волге ходит одинокий бурлак,
Ходит бечевой небесных равнин;
Ему господин кажет с неба кулак,
А ему все смешно - в кулаке КОКАИН!»

По толпе расходится известие, что, по ходу, ребята реально под дурью, но вроде как, это не те, кого ждали. Что это, типа, свои. Тоже защитники фабрики. Вот только почему-то не обнадёживает такое «подкрепление». И уже, чувствуется, многие не рады, что пришли сюда. Но крепкие парни – выдвигаются вперёд, начинают быковать, предъявлять, даже порываются ухватить Лёшку за автомат на плече. Наши бойцы на заднем плане – стоят пассивно, как и велено. Дисциплинированные. Только пошатываются нарочито.

Тут Лёшка, отпрыгнув, срывает с плеча автомат, орёт уж совсем дурным голосом: «ВОЗДУХ! МЕССЕРЫ!»
И – очередями куда-то по облачкам. Но – как будто целится. Как будто видит цели. Я отсматривал потом запись: впечатление полное было, что он не дурака валяет, что реально башня слетела.
Что интересно, пара этих крепких ребят, услышав «воздух» – чуть не плюхнулись на землю. Отличники, блин, боевой подготовки. Но тут же – спохватились и ретировались обратно в толпу.
А Лёшка знай себе молотит и орёт: «Это вам за Ленинград, падлы! И за Москву! И за Киев, мать его, городов русских!»
Отстреляв рожок из спарки «валетиком», - перекидывает, снова целится в небо, вопит: «Наблюдаю высадку десанта! Всем приготовиться!»

И народ там изначально отшатнулся, как Лёшка палить начал – а вот после этой фразы довольно резво толпень рассосалась.
«Вызывайте милицию! - - А хули милиция? Вы чего, не видите, какие они? Менты приедут – сейчас тут бойня будет! Валить отсюда надо!» (ну, мы и своих людей в толпу подмешали).
И – от греха подальше. В конце концов, СТОЛЬКО – им не платили, этим бомжам, чтобы головы свои сложить.

Ну и все благополучно оттуда слиняли под Лёшкины теперь уже одиночные выстрелы и крики: «Танки! Танки в атаку! Это наши! Ура-а, товарищи! Даёшь Варшаву, даёшь Берлин!»
Больше – не возвращались. И – никто не пострадал. Бессмысленно было устраивать провокации, кого-то там отстреливать в толпе, когда Лёшкин автомат всю дорогу в небо смотрел, и на всех записях это видно было бы. То есть, не получалось картинки. Зато – шоу получилось знатное.

Оно могло бы само по себе скомпрометировать ту компанию, чьи интересы мы защищали? Да каким образом? Ну, приехали какие-то ребята с автоматами, один из них, явно удолбанный, начал палить в воздух. И что? Никто не знает, кто эти люди – и они никакого отношения не имеют к компании. А её представитель в это время – находился в баре гостиницы, совершенно трезвый, и знать не знал о происходящем.

Обвинить компанию в причастности к этим «торчкам» с оружием, мол, это нанятые ею русские бандиты? Да это слишком абсурдно смотрелось бы! Ведь в конце концов, Лёшка будто бы защищал фабрику от немчуры, судя по выкрикам, на стороне протестующих был. Но вот таким образом – что им там перехотелось протестовать.

Конечно, чтобы устроить такой спектакль – нужны были Лёшкин артистизм и некоторая подготовка. Особенно – со своей агентурой в толпе, которые катализировали процесс дисперсии тем соображением, что сейчас здесь будут менты, будет спецназ, а мы окажемся между двух огней.

Но этот приём можно использовать и как импровизацию против «мирных безоружных» провокаторов, которые пытаются тебя «облепить».
Они ведь рассчитывают, что ты, пусть и на нервах – но в состоянии их слушать и пытаешься себя контролировать, понимая, насколько нежелательны для тебя жертвы среди «цивилитиков». Но если убедительно симулировать наркотическое опьянение и неадекватность на грани галлюцинирования – мало сыщется провокаторов настолько борзых, чтобы связываться с таким явлением.

«Да хрен его знает! Может, их и впрямь наркотой накачивают? Сейчас ему примерещится невесть что – и полоснёт очередью! Нахуй-нахуй, к терапевту! Мне за это не платили!»

Ну и те цивилитики, которые не провокаторы, а просто дурачки, которые искренне лезут к «чужим» бойцам, надеясь их как-то усовестить, разжалобить, «распропагандировать» - тоже бросают свои затеи, когда понимают, что это бесполезно. Что перед тобой сбрендившая боевая машина с перемкнувшим «процессором». Только пулю получишь – и хрен чего ещё добьёшься. Хрен достучишься.

Вражеская пропаганда может использовать такое видео, удолбанный неадекват с автоматом? Вражеская пропаганда, особенно, такая… неразборчивая в средствах (скажем так), как современная кремлёвская, – может и будет использовать абсолютно всё, что угодно. Надо будет – покажет картинки из Югославии и выдаст за действия украинцев. Ей – раз плюнуть, а на все опровержения – начхать. Эти ребята, кремлёвские журналисты – они ва-банк пошли. Они больше даже не притворяются журналистами и положили с прибором на «профессиональную репутацию». Я не знаю, куда они собираются линять после того шабаша, который устроили, но думаю, их так баблом зарядили, что они уже себе приискали, где встретить старость.

Одним «компроматом» больше, одним меньше – не влияет. Но для украинских СМИ – можно подстраховаться. Тут же, оказавшись в укромном месте, снять видео, где бы ясна была полная вменяемость и трезвость бойцов. Что это лишь тактический и психологический приём, симуляция обдолбанности.

Но даже когда цивилитики другого лагеря будут знать о применении такого приёма – им всё равно будет страшно наблюдать парня с автоматом, орущего какую-то херню с вытаращенными глазами и беспорядочно палящего в воздух. Да даже в корчах биться необязательно – порой хватает и того, что громко декламируешь стихи, глядя в точку «стеклянными» глазами. Они тебе чего-то орут, обзываются – а ты пялишься на них и читаешь стихи. Можно – на иностранном языке. Или песни петь. Поверьте, это страшно.

Это, знаете, как известное упражнение с танком. Пропустить его над собой, затаившись в «ямке», и метнуть в корму гранату.
Вот все умом понимают, что и места дофига, и что за рычагами там свой парень сидит, не станет вертеться и утюжить, что реальная опасность – нулевая.
Но даже многие как бы солдатики, по первому разу – очень нервно это упражнение воспринимают. Бывает, и сбегают (потешно смотрится). Бывает, в обморок под танком скукоживаются. Потому что это довольно страшно само по себе – многотонная махина, прущая на тебя.

Пропустить её над собой – это не совсем то же, что лапать за борта или упираться спереди, изображая неколебимое гражданское мужество, но пребывая в полной готовности отскочить, когда мехвод подгазовывает и дёргает вперёд (кстати, представляю, как подобные вынужденные экзерсисы ушатывают двигло и трансмиссию; после этого – неудивительно, что у украинцев машины их на улицах обездвиженными остаются; поэтому, всем этим бабулям-дедулям, пытающимся блокировать технику – вполне можно предъявить ещё и имущественные иски).

Ну и вид наркомана с автоматом – чем-то похож на прокатку танком. Да, умом ты можешь понимать, что боец, скорее всего(!) просто придуривается. Что в действительности он всё соображает. Но проверять, так это или нет, – мало желающих выискивается.

Tags: Укрызис, психология, тактика
Subscribe

  • О мирном протесте

    Решил по-настоящему приударить за испанским, всё-таки выучить его наконец так, чтобы не путать por и para или индикативо и субхунтиво.…

  • Два "классических" фильма, два "жулика", два саундтрека

    Решил хряпнуть культурки, посмотрел подряд два кина по классике. «Барри Линдона» Кубрика, по Теккерею, и «Великий Гэтсби»…

  • 2,5 Men и митушки

    Закончил с сериалом «Два мужчинки с половинкой». В смысле, досмотрел его до того момента, где ушёл Чарли Шин — а дальше уже как-то…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments