artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Category:

Терроризм и Цивилизация

События последнего времени заставляют думать об исламистском терроризме.

Впрочем, поскольку я семьдесят шестого года рождения — в моей жизни не было ни месяца, когда бы исламистский терроризм не заставлял думать о себе. А до того — бывали какие-то ещё формы идеологической остервенелости, выливавшиеся в террор. На протяжении всей истории нашего биологического вида. Чьим отличительным признаком, конечно, считается разум, вынесенный в название, но некоторые люди используют его своеобразно.










Я бы сказал, что именно внимание к террористическим проискам (и их активизация) в последние десятилетия — довольно оптимистический знак. Это, можно сказать, агония «духовности». Т. е., инстинктивной животности, превозносящей себя над рационализмом. Под видом некой мистической сложности — предлагающей уютно упрощённую картину мира, где якобы все ответы даны в каких-то сакральных скрижалях, и всё такое.

Последние даже не десятилетия, а века рацио уверенно побеждает, а приверженцы «духовности» неизбежно чувствуют себя аутсайдерами и лузерами. Которые были бы вообще никому нахер не интересны, не будучи в состоянии создать ничего нового и полезного — а потому и получают искушение заявить о себе «плохим поведением».

Но, конечно, несмотря на стратегическое поражение «духовности» (как «намеренной безмозглости»), фанатизм, перерастающий в терроризм, образует некоторые проблемы. И можно говорить, конечно, что статистически число жертв от всех терактов — это ничто по сравнению с потерями в былых больших войнах больших держав, но именно потому, что в массе своей современные люди стали так цивилизованны и гуманны, их особенно больно ранят даже такие сравнительно ничтожные «булавочные уколы» терроризм. И с этим надо что-то делать.

Помню, у Лёшки Зимина, моего «братца названного», был забавный цикл футуристических рассказиков под общим заголовком «Жёлтый мёд мозгов». Там одна из краеугольных фишек заключалась в том, что человечество фактически обрело бессмертие. Сознание (со всей личной памятью) можно было в любой момент скопировать, сохранить в удалённой базе данных, и в случае физической смерти тела это сознание прописывалось в специально выращиваемую «клон-тушку», и человек «воскресал».

Таким образом убийство утратило своё значение тягчайшего преступления, превратилось в нечто вроде мелкого хулиганства или даже игры. Это довольно такая весёлая и крышесносная реальность.

А одно из важных событий, предопределивших расклад в этом фантастическом мире (ещё до «распрыга по тралактике» и обретения бессмертия) — следующее.

Исламские фанатики, окончательно оборзев, схлестнулись с Китаем, и он просто нанёс ядерный удар по Мекке, превратив Каабу в пар.

Что, конечно, вызвало величайшее возмущение, и какие-то особо отчаянные мстители пошли до конца, и сгинули в решительной борьбе, какие-то просто покончили с собой от того, что над Аллахом так надругались, а он не ответил, не покарал китайцев, а многие — решили, что, значит, именно такова воля Аллаха, и что их ислам был какой-то неправильный. И зародилось синкретическая религия, представляющая собой смесь буддизма, бехаизма и ислама - «бубехис». Сочетающая в себе как бы всё лучшее, действительно ценное для мира сего — и оставившая за бортом всю мистическую и человеконенавистническую шизуху.

И это стало основной религией Халифата Семи Небес, объединения «китайского» и «арабского» мира, в то время как Запад, породивший Галаал (Галактический Альянс), в целом был вообще светский.

Ещё, конечно, там имеются всякие внегосударственные корпорации, гильдии, банды, и все они время от времени друг с другом дрались, но вот после обретения физического бессмертия это стало именно игрой.

Но я бы сказал, Лёшка большой оптимист. В том смысле, что вряд ли даже китайский удар по Мекке (не поминая варварство такого действия) эффективно покончит с исламским радикализмом и посеет сомнения в верности пути Аллаха у наиболее рьяных адептов.

Нет, эти ребята — они очень специфические. Им, в действительности, абсолютно плевать на положение ислама в этом, земном мире. Им плевать, стоит Кааба или нет. Им плевать, что будет с их общиной, с их родными и близкими — поэтому бесполезно угрожать какими-то ответными расправами, как порываются иные дуроломы. Им плевать и на собственную земную жизнь. Их волнует только одно: вечное блаженство как награда за их Джихад против неверных на Пути Аллаха. Они в это реально верят, а не кривляются. Их мировоззрение — оно, парадоксальным образом, и крайне самоотверженное — и крайне солипсичное, если можно так выразиться. То есть, для них вообще ничего не существует, кроме себя — перед лицом Аллаха.

Конечно, есть в этих течениях ребята, которые просто используют террористов для укрепления своей земной власти и даже обогащения. Не секрет, думаю, что кое-кто и на бирже делает ставки, зная о грядущем громком теракте. И это ещё можно отслеживать. Тут ещё возможны какие-то организации, куда можно внедряться, разрабатывать, выявлять связи.

Но реальная каверзность религиозного террризма — в том, что он и не требует сколько-нибудь разветвлённых, иерархизированных организаций. Они могут ему сопутствовать — но в действительности не требуются. Нет, всё могут делать психи-одиночки, которые сами, соснув хуйцов по жизни, пришли к убеждению, что им омерзителен этот мир «чавкающего потреблядства», что они должны стремиться к духовности, а высшее её проявление — это принести свою презренную земную жизнь в жертву Богу (к сожалению, прихватив с собой десяток-другой людей, которые совсем не стремились быть принесёнными в жертву какому бы то ни было богу).

И понятно, что большинство таких терактов совершаются исламистами, поскольку в Коране наиболее удобно вычитать, что это богоугодно, мочить кяфиров, но проблема реально не в конкретно взятой религии, а в наличии лузеров-психопатов, которые, начав противопоставлять свою духовность «скверне» мира сего — логически доходят до мысли о том, что нужно взять грузовик и врезаться в толпу.

И можно принимать какие-то меры, чтобы таким психам было затруднительно обзавестись пулемётами или отравляющими веществами (это требует, как правило, организации, которую можно высветить и взять под контроль), но угнать грузовик — может любой псих-одиночка совершенно без проблем, и уж с этим-то хрен чего поделаешь.

Равным образом бессмысленно бороться с пропагандой экстремистских идей в Сети. Это вообще величайшая глупость. Со стороны спецслужб гораздо интереснее было бы, напротив, поощрять присутствие таких «кружков по интересам» в сколько-нибудь отрытом информационном пространстве. Так больше шансов, что будешь в курсе каких-то конкретных запланированных акций.

Но, опять же, проблема в том, что лузер-психопат может дойти до своих маниакальных идей безо всякого воздействия пропаганды. Совершенно естественным образом. Просто потому, что грохнуть себя и ещё десяток-другой людей вокруг — для него удобней и приятней, чем совершать какие-то телодвижения, чтобы поднимать свой статус, принося пользу людям. Это много суеты, много работы ума, а тут возомнил себя носителем высшей духовности и справедливости — и вот уже чувство собственного величия как с куста.

Я, честно, не знаю, что можно противопоставить именно таким психам-одиночкам, разочарованным в жизни земной и потому вступающим на путь какого бы то ни было «джихада». Это неизбежно, их появление время от времени.

Некоторое противодействие такой опасности — конечно, может создать широкая вооружённость общества. Нет, это не панацея, но в некоторых случаях оружие у граждан (и умение, и готовность его использовать) позволит минимизировать ущерб.

Да, ты своим пистолетом не остановишь «взбесившийся» грузовик так, чтобы он вообще никого не сбил, но если с первых секунд его начнут расстреливать из десятков пистолетов со всех сторон — есть шанс, что будут повреждены колёса или убит водитель.

Другое, что приходит в голову — перестать, чёрт побери, бороться с наркотиками. Это вообще главный идиотизм Новейшего времени. Сам я ненавижу героин, но признаю, что это не болезнь, а лечение. В том числе, опий — хорошее лекарство от религиозности. И если кто-то слишком слаб, чтобы наладить полноценную жизнь в обществе и получать от этого удовольствие — он точно будет в нирванне, когда подсядет на иглу. И ему всё будет похуй, включая поиски смысла жизни (если он такой мудак, что без поисков его не видит).

Опиатный торчок, имеющий стабильные поставки «корма» (который очень дешёвый, на самом деле) — это довольно безопасное существо. Гораздо безопаснее и «социально адаптивнее» алкоголика.

Он не будет искать утешения в религиозной духовности — поскольку и так будет иметь его в гердосе. То же относится и к «борьбе за социальную справедливость и права трудящихся», то есть, разнузданный шантаж деятельных и разумных людей своим быдлячьим буйством с целью вымогательства незаслуженной халявы.

Вот тебе, родное сердце, доза хмуряка - и уже не полезут в голову никакие Карлы Марксы. Так будет торжествовать истинная социальная справедливость. Кто не хочет чего-то достигать своим трудом и умом, и не имеет для того воли, но хочет удовлетворённости здесь и сейчас — получит её. Ей-богу, всё-таки бесподобные кретины были эти благонамеренные доброхоты начала двадцатого века, когда запретили опиаты как раз тогда, когда они могли бы купировать остроту «классовой борьбы».

Ну и что бы я ещё сделал — даже не для борьбы конкретно с исламским фанатизмом, а просто потому, что это давно и надо было сделать — так это запрет на младенческое обрезание вне доказанной и неотложной медицинской необходимости.

Тут совершенно не важно, идёт оно или не идёт на пользу во взрослой жизни. Есть разные точки зрения на сей счёт, и не об том речь. Важно — что совершается необратимая, в общем-то, существенная телесная модификация в таком возрасте, когда ещё очень далеко до любых преимуществ, которые она могла бы дать во взрослой жизни. И совершается она в отношении существа, которое заведомо не может дать на неё согласие. Но вполне может, и справедливо, когда вырастет, предъявить справедливые претензии не только своим родителям, но и государству, что его обчекрыжили, не спросивши, и никто не встал на защиту его шкурки.

Все разговоры о том, что это «традиция», осенённая веками, - естественно, чушь. Да, в условиях ближневосточных пустынь пять тысяч лет назад — возможно, эта процедура имела практический смысл, и оптимально было проводить её во младенчестве. Но условия жизни (и гигиены) давно изменились, и в подавляющем большинстве случаев — нет никакой необходимости проводить эту процедуру именно во младенчестве (а не в более-менее сознательном возрасте, когда человек уже сам может иметь судить, нужно ему это или нет). Если же вдруг, вследствие какого-то редкого медицинского состояния, необходимость во младенческом обрезании реально существует — ну, врач выдаст справку об этом. Иначе — это не просто «волюнтаризм». Это деяние, которое вполне можно (и должно) уподобить неизгладимому обезображению лица.

Серьёзно, вот попробуйте нанести на мордашку своего младенчика какую-нибудь кельтскую татуировку и объяснить, что таковы ваши духовные традиции, что это мощный оберег, и всё такое. Сколько у вас будет шансов остаться на свободе после этого в любой европейской стране?

А ведь татуха — она не влияет на физиологический «функционал», в отличие от обрезания. И пусть это ваш ребёнок, но подразумевается, что это будущий свободный и самостоятельный гражданин, которого нельзя кромсать по вашей прихоти. Он имеет право на телесную неприкосновенность хотя бы в том плане, чтобы она не подвергалась необратимым модификациям без его согласия. Вот будет ему лет хотя бы четырнадцать — тогда сам решит, надо ему это, или нет. После консультаций с врачами.

Поэтому, младенческое обрезание (в отсутствие медицинской справки о том, что в данном случае это действительно необходимо и прямо сейчас) — конечно, следует криминализировать и жёстко. Приравнять к тяжкому вреду здоровью (как и неизгладимое обезображение лица).

Обратной силы, разумеется, закон иметь не будет (что сделано — то сделано), но с момента вступления в силу лица, причастные к младенческому обрезанию, автоматически будут отправляться лет на десять на каторгу.

При этом я прекрасно понимаю, что особо приверженные этой процедуре родители — запросто купят соответствующую справку. Да, никакой закон не будет исполняться в полной мере. Но это послужит некоторым водоразделом между умеренно-практичными религиозными людьми — и оголтелыми фанатиками, которые предпочтут не покупать справку, а возбухнуть и полезть на рожон.

И мне вот говорят порой: «Артём, если вы придёте к власти, вдруг и каким-то чудом, вы же восстановите против себя и всех имперцев, и всех социалистов, и теперь, получается, всех мусульман и даже некоторых евреев, которые тоже чтят свою эту традицию. Вам не страшно?»

Нет. Мне, в действительности, насрать. Я давно убедился, что с разумными и доброжелательными людьми — можно сотрудничать и договариваться. Но с оголтелыми отморозками, которые сами только и ищут повод для вражды и буйства — надо его давать. Надо их провоцировать — и уничтожать. Не боясь, что их много, что они опасные.

Во-первых, тупая оголтелость — она мало коррелирует с реально опасной силой. Мы не в третьем веке живём, где бы разъярённая толпа могла кого-то всерьёз пугать. В наше время ей всегда можно противопоставить подавляющее технологическое и организационное превосходство. И очень мило со стороны оголтелых мудаков, если они будут собираться в погромные толпы. Так их гораздо проще нейтрализовать.

А во-вторых, мне просто противно было бы прогибаться под каких-то оголтелых уродов только потому, что их много и они якобы могут создать проблемы. Никогда не видел, чтобы кому-то приносила успех тактика трусливого прогиба под оголтелых уродов. Нет, любые уступки они воспринимают как слабость — и только прут дальше, борзея всё больше. Разок дать по рогам, показав, что в хуй их не ставишь и что бычкой они ничего не добьются, кроме кольца в нос, — оно срабатывает вернее.

Но при этом, конечно, я прекрасно понимаю, что ещё долго (если не всегда) будут появляться те или иные фанатики и творить какие-то не очень приятные вещи.

Работа с этой угрозой — тонкое дело. Но при любых успехах — эту угрозу не получится искоренить полностью.

Что ж, это жизнь. Никто и никогда не может гарантировать её абсолютную защищённость, комфортность и безопасность. Но в целом мир становится безопаснее, комфортнее и разумнее. А все эти буйства тех или иных мракобесов — как раз реакция, повторю, на этот факт. Они чувствуют, что теряют почву, что Цивилизация оставляет всё меньше места для их дикости и злобности.

Для Цивилизации же важно держать оборону и не впадать в такое искушение, как союз с одними мракобесными уродами в борьбе с другими мракобесными уродами. Всё-таки, иногда полезно помнить и о такой вещи, как принципиальность. И у нас достаточно сил, чтобы двигаться вперёд, не обращая слишком большого внимания на происки лузеров-фанатиков.

Да, голодные волки порой нападали на человеческие селения, кого-то могли и загрызть. А Жеводанский Зверь прикончил три сотни и с ним долго ничего не могла поделать «вся королевская рать». Но развитие агробизнеса от этого не прекратилось во Франции.






























































































Tags: Цивилизация, террористы, философия
Subscribe

  • Стишок про крокодильчика из "Алисы". Перевод.

    Разучили с Киркой для садика стишок про крокодила из «Алисы» (нет, всю «Алису» целиком она пока не читает, дождёмся уж пяти…

  • Лучшие стихи на русском

    Зашёл как-то в тёплой компании разговор о лучших стихах на русском за последние годы. В смысле, есть ли такие — и где они. А то в нашей…

  • Error no object

    Просматривал как-то свою заметку о «неделикатных» вопросах в инглише — и обратил внимание на What do you do for living ? Обратил…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments