artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

В защиту охотников на ведьм

Да, я имею в виду историческую охоту на ведьм. Вот все эти процессы, заканчивающиеся столбом и вязанками хвороста под ним.

Сейчас большинство современников сходятся в том, что это одна из самых ужасных и позорных страниц человечества. Когда люди, обуянные паранойей и злобой, впадали будто бы в разрушительный психоз, побуждавший их сжигать живьём совершенно невинных жертв на совершенно вздорных основаниях.

Когда говорят о средневековой ведьме, нам вспоминается или бедняжка Катлина из костеровского «Уленшпигеля», или чуть не сожжённая по обвинению в ведовстве «Хозяйка Блоссхолма» у Хаггарда, или героическая и оклеветанная Жанна д'Арк — а заодно вспоминаются и все великие учёные, светила науки, которых тоже спалили фанатичные обскурантисты, обвинив чёрт знает в чём, в ереси какой-то.

Верно ли это, что в ходе «кампании» действительно пострадало много невиновных? Конечно. Тут ведь, извините, как? Вот садятся играть в «мафию» два десятка вполне интеллигентных и здравомыслящих человека. Так покуда «мафию» не выявят — мирных жителей добрых две трети укокошат. И это в лучшем случае.

А уж когда разгорается какая-то неигровая, а вполне себе серьёзная популярная кампания — естественно, со временем она вовлекает в число своих приспешников всё менее здравомыслящих и всё более ретивых товарищей. Обернуться не успеешь, как щепки летят во все стороны да дым столбом стоит повсеместно.

Однако ж, нельзя сказать, будто бы вся эта свистопляска в принципе и в истоках своих была совершенно беспочвенной.


















Вот представьте: вы — лорд. Крупный и знатный землевладелец. Барон, скажем. Нет, лучше граф. Думаю, мой благородный читатель — уж никак не меньше графа :-)

И вы, будучи графом, стараетесь поддерживать мир и благополучие на своих землях, стараетесь быть мудры и справедливы со своими арендаторами, которых не обзываете даже «вилланами» или ещё какими обидными словами.

Но вот до вас доходят слухи, что на ваших землях поселилась, на отшибе, некая бабушка, которая варит бульон из крыльев летучих мышей, приправляя аконитом, и это очень тревожит селян. Ведь она явно ворожит и творит какую-то магию.

На что вы отмахиваетесь: «Да ну, вздор! Детские сказки. Ну, ставит человек какие-то опыты. Или, может, с кулинарными рецептами экспериментирует. Нашли чего пугаться, глупенькие!»

Но тут к вам заявляется один из ваших арендаторов, скажем, его зовут Йохан, и он жалуется: «Вот как-то попросила у меня карга эта старая порося, вродь-как в подарок. Ну я ей: «Чегой-то я тебе дарить-то буду ажно целого порося?» А она мне: «А вот за такую твою непочтительность — чтоб отсох твой мужской уд!» И тогда-то я посмеялся, помня ваше наставление, ваша милость, но уж который день с моею Гретхен — того. Ну, чтоб при вашей милости руками не показывать — вот ровно что кисточка на той балдахинине».

Вы кладёте ему руку на плечо и говорите: «Присядь, Йохан. Понимаешь, мужское здоровье — оно же вещь сложная. Тут по-всякому бывает. Вот ты, скажем, в кабаке намедни не гудел, нет? Только честно признайся. Нет? А то ж беречь себя надо. Но и такое бывает, что если какая мысль в голову втемяшится — то вот крови проходу не даёт. Усекаешь? Особливо — та же мысль, что у тебя чего-то не выйдет. Ну, что сглазили тебя. И вот когда так думаешь — обязательно не выйдет. Это, знаешь ли, как в той байке «не смейте думать про обезьяну». Не слыхал? Ну вот я сейчас расскажу — и ты поймёшь, как оно работает. Потому — наука целая такая есть: психология».

Но и через неделю у Йохана всё такой же похан на свою Гретхен, и прочие селяне волнуются. И вот вы решаетесь наведаться к той «проблемной» пенсионерке на отшибе.

«Вы б уж, бабушка, хе-хе, поаккуратней моих-то арендаторов пугали бы! А то ж они мнительные. Чисто как дети. Воображают себе чёрте что. Будто бы вы нечистой силой балуетесь, будто бы и на них наслать её можете, хе-хе. Поосторожней бы вам».

Старушка же улыбается вам всеми безднами своей щербатой улыбки и отвечает:

«А чего мне осторожничать-то? Я, знаешь ли, с Дьяволом на короткой ноге. Кажную неделю ко мне захаживает, да берёт меня в жёны прям на этой постеле. Где и сообщает магическую силу, чтобы я могла проклятья да порчи да сглазы на людишек этих насылать. Чтобы уважали меня. И ты, «ваше вашество», лучше б меня уважил! Себе дешевле выйдет!»

Вы бормочете: «К сожалению, в вас я могу уважать только возраст, хотя удивляюсь, как вы до него дожили, при такой-то социопатии».

И выходите. И объявляете селянам: «Да она просто сумасшедшая. Она реально верит, будто бы привлекает дьявола — и совокупляется с ним. И он ей дарует какую-то чародейскую силу, чтоб она, значит, могла строить пакости».

Селяне, выслушав вас, поскрёбывают бороды и затылки, после чего изрекают хмуро: «То есть, она не отрицает своих соитий с Дьяволом и получения от него чародейной силы? Значит, так и есть?»

Вы говорите «Тьфу, блин!» и уходите.

А потом случается град, который побивает едва распустившиеся артишоки на деревьях (ну, ещё надо будет отнести эту заметку Твену как редактору сельхозгазеты).

Собственно, каждый год случалось нечто, что губило часть урожая — но сейчас-то причина понятна. Селянам.

Вы же пытаетесь вразумить: «Да укрывали б вы свои артишоки хоть чем-то, когда синюю тучу с градом за полдня видать!»

Они, уже ехидно: «Ага. И конечно же, известно укрытие от козней дьявола».

Это наводит вас на мысль и вы обращаетесь к местному епископу. Который получает свою десятину с ваших владений, за моральное утешение, — и вот уже должен как-то себя проявить.

Приезжает епископ. Говорит:

«Ну что за чушь? Даже если принять ту концепцию, что есть какой-то Бог Единый — хотя ума не приложу, с какой бы целью он стал доказывать своё существование своим творениям, а тем более доводить до них свою волю, и страшно даже подумать, каково ему там на небеси без пышногрудых монашек, хе-хе, — то вот был Иисус, Сын Божий. Который потому и Сын Божий, что творил чудеса. Если б чудеса мог творить кто угодно, окончив пару курсов Хогвартса, - какова б была цена чудесам Иисуса? Соответственно, это просто бред, будто есть какие-то ведьмы, которые тоже способны на что-то такое астрально-мистическое».

Киваете, улыбаетесь, указываете рукой: «Вот вы ИМ это, пожалуйста, святой отец, растолкуйте». Селянам, то бишь.

Епископ пытается:

«Братья и сестры! Кто истинно верует в Бога нашего — тот истинно же находится под его защитой. Кою не можно преодолеть никаким каверзам и козням от Лукавого. А когда можно — то не истинно, получается, веровал. Дикси».

Епископ уезжает — и тем же летом в речке тонет сынок самой набожной тётки в деревне. Которая аж лоб расшибала в кровь перед иконой за его благополучие. А он возьми да утопни.

Вы пытаетесь вразумить:

«Слушайте, граждане, ну, по обстоятельствам дела, мальчишка, неважно умея плавать, сам вызвался переплыть стремнину по весне. Что опасно и для взрослого опытного пловца. Мудрёно ли, что не совладал? Чертовски жаль, конечно, что так вышло. Мы его похороним по высшему разряду. Но вот чёрт же его дёрнул бахвалиться перед приятелями!»

А селяне — за своё: «Да вестимо, чёрт и дёрнул! Дьявол, то бишь, во искушение вогнал. А то ему сложно? А уж кто Дьявола на головы наши привлекает — то все ведают».

На обратном пути с сельского схода — заезжаете на своём «поршероне кайенском» к той старушке на отшибе. Говорите ей: «Всё, доигрались, бабуля, со своим пиаром на «зловещих» отварах белены. Со своими россказнями про соития с Дьяволом. Бегите отсюда — а то они вас сейчас точно на колья возьмут под рёбрышки ваши старческие».

Через час же к вам в замок заявляется делегация от селянства и, немного смущаясь, объявляет: «Вот мы к бабуле сходили — так она подтвердила, что это её чарами мальчик утоп».

«И?»

«Так она сказала, что с любым и каждым из нас так разделаться может. А потому теперь её, значит, власть над нами, а епископ и даже Вы, Ваше Сиятельство, могут «лесом идти». Ну, это она так сказала».

И вот тут наступает некоторая дилемма (ладно, никакой дилеммы, на самом-то деле) — и момент истины. Который выражается в том, что даже самый справедливый, здравомыслящий и непредвзятый правитель какой-то земли восклицает: «Да сжечь нахер эту старую суку, которая возомнила о себе так много и создаёт такие охеренные проблемы!»

А поскольку в постримский период любые феодальные латифундии плотно были связаны с католической церковью — невозможно и ей остаться в стороне. Иначе — зачем она вообще?

Ей-богу, церковь очень долго сопротивлялась участию в расправах над теми, кто уличён был в ведовстве, порче крестьянских посевов и хуёв (разборки с арианами и прочими посягателями на монополию — это другое, это just business). Но настал момент, когда церковь уже не могла обходить своим вниманием такие вещи, независимо от того, каким бы вздором это ни считали сравнительно просвещённые церковники.

Принято думать, будто бы церковь в Средневековье проявляла какое-то маниакальное рвение в охоте на ведьм, даже пособия специальные разрабатывала на тему того, как выявить ведьму, самое известное - «Молот ведьм».

Но вы, господа, его читали? Я — читал.

И могу с уверенностью сказать, что его цель — ровно противоположная. А именно — ОГРАНИЧИТЬ расправы над ведьмами. Максимально затруднить доказывание ведовства. Так, чтобы любой сельский священник мог сказать жалующемуся пейзанину: «Нет-нет, Йохан. То, что бабушка на тебя плохо посмотрела и теперь у тебя не стоит на жену — вовсе не доказывает, что она ведьма. Ты почитай в книжке, что настоящие ведьмы вытворяют. Вот тут написано: прокляла одного парня — и у него вообще исчез мужской уд. Как не было. Вот это — чародейство. У тебя разве так? Само-то по себе всё на месте? Ну тогда — расслабься. Не ведьма она».

Ну или: «Да, вам может показаться подозрительным, что эта бабушка варит крылья летучей мыши и читает таинственные заклинания, но настоящая ведьма — летает на шабаш на чёрном козле. Разве кто-нибудь видел эту бабушку в небе верхом на чёрном козле?»

Но тут вся деревня в один голос: «Да, да! Именно это мы и видели! Вот как вас сейчас, святой отец!»

Ну, тут уж церкви ничего не остаётся, как развести руками (и развести костёр). «Да, бабуля, кажется, очень уж сильно вас не любят в этой деревне». А что делать? Иначе — крестьянское восстание будет. И десятину платить откажутся, уверившись в беспомощности церкви.

И вот я, не скрываю, очень плохо отношусь к религиям(!) (кроме политеистических, которые больше похожи на прикольный ситком) — но не так уж плохо отношусь к церквям(!). Ибо они — мафия, в общем-то. Во всех благих и худых смыслах. Что католическая полтысячелетия назад (нынче она просто ничего не значит, почти), что РПЦ сейчас — ну это довольно вменяемые, в целом, мафии, с которыми можно иметь дело. Во всяком случае, гораздо приятнее с ними иметь дело, нежели с реальными какими-то идейными фанатиками, тем паче «просветлёнными свыше».

Ну и вот возвращаясь к вопросу об охоте на ведьм — да конкретно церковь и не хотела этого. В смысле, чтобы по всей Европе жгли тёток и дядек на кострах. Наиболее здравомыслящие и наиболее властные там люди — никогда не хотели этого.

Но этого хотело крестьянство (то бишь, охристианенное землепашество). В гораздо бОльших масштабах, дай ему волю.

Вот им-то — вечно нужно найти виноватого в их бедах. Ну нельзя ж признать, что ты сам мудак. Когда человек способен признавать свои ошибки и работать над ними, а не искать сторонние причины своих неудач — он не будет в социальных низах, какого бы низкого рождения ни был. Но большинство людей на это не способны. Во все времена. Поэтому во все времена лохи сосут — и ищут крайнего.

И вот когда было много богов — ещё можно было признать, что я поклонился всем хорошо, но недостаточно одному какому-то, наверное, оттого и проблемы.

А когда Бог один, и притом благостен, и благость его столь велика, что неугодные его воле города он выжигает напалмом, а может и потоп вселенский устроить, а потом посылает своего сына, чтобы того распяли, и тем самым он спас грехи всех людей, ибо этот Бог благостен... и сын его в действительности был тот же Бог, поскольку он един... и ещё Святой Дух, который бесплотный, но то же самое, что Отец и Сын... От этого реально крыша съехать может!

Но вот есть ещё Дьявол, куда более внятная фигура. Который, как бы, низринутый парень, но кой-чо может. И вообще вроде бы владетель Ада. И, конечно, если ты абсолютно безупречен, тебя вознесут в Рай после этой жизни (которая одинаково хуёва для всех лоулайфов). А может, и низвергнут в Ад, если ты хоть чуточку был грешен.

А теперь представьте, сколько будет вокруг людей, которые именно с Адом будут пытаться наладить дипотношения. Ну, как с наиболее вероятной страной пребывания. И на что они пойдут, чтобы получить силы Дьявола.

Нет, ну понятное дело, в наши дни никто не верит в эти бредни, про какие-то мистические силы. Мы все — имели полноценное школьное образование, основанное на научном подходе к реальности.

Именно поэтому невозможно себе представить, чтобы современный человек, скажем, выставлял перед экраном телевизора банки с жидкостью для зарядки целительной энергией.

Именно поэтому кажется бредом, чтобы в современной газете появилась реклама вроде «Мавронья Хавроньевна, народная целительница в пятом поколении, белая магиня седьмого круга посвящения, решит все ваши проблемы, совершит любовный приворот любой силы, отвадит соперницу, избавит от алкозависимости по фотографии».

Ну кто на это поведётся? Как бы это вообще мыслимо было? Вот скажи сейчас «заговор на успех в бизнесе» - только у виска покрутят.

Но не таковы были люди в Средневековье. Они - могли реально верить в чудеса. И в божественную благодать, и в дьявольское проклятье.

Причём, в это верить могли все, от крестьян — до той старушки, которая реально верила, что если уж раздвигает ноги для Дьявола — он-то её ото всего спасёт.

И пусть сам ты очень трезвомыслящий и научный лорд (или епископ), но дело не в тебе и твоих представлениях о реальности. А в том, чтобы крестьяне не шугались твоих угодий. Или не подняли восстание. Или тупо не перестали платить тебе, объясняя это тем, что после подарков бабушке уже ничего не осталось. И бабушки они боятся больше, чем тебя. И вот у тебя выбор: то ли начать сажать на колья вышедшие из-под контроля деревни — то ли сжечь одну старую каргу, которая возомнила о себе хрен знает что...

Да, о самой казни сожжением. Конечно, её не назовёшь лёгкой и безболезненной. Хотя в течение нескольких минут всё бывает кончено, обычно. То есть, я мог бы сходу привести десяток казней, где всё не так быстро. Но сойдёмся на том, что и сожжение заживо — довольно жестокая процедура.

Но почему она требовалась тогда?

Да потому, что кричала матушка мальчонки, утонувшего в реке: “Не дайте этой ведьме умереть быстрее и лучше, чем умер мой мальчик!»

И то был глас народа, в общем-то, во многих случаях. А эти «саблезубые кролики» как правило кровожадны и мстительны. Они и сейчас горазды требовать казней самых лютых в отместку за гибель своего родича. Но сейчас наработаны политические институты представительской демократии, позволяющие изящно и эффективно посылать волю большинства народа куда подальше. А в былые времена даже самый высокомерный тиран вынужден был прислушиваться к пожеланиям черни. И когда она кричит «распни» - значит, распять. А если «на костёр» - значит, на костёр.

К тому же, устроители аутодафе имели то оправдание, что они всего лишь привязали человека к столбу и развели огонь. А сгорает - он сам. Не хотел бы — не сгорел.

Ну и наконец, как ни покажется смешным, они сами могли верить в Бога. То есть, что безусловно принесло людям Христианство — так это веру в Дьявола. Всеобщую и тотальную. Но кое-где и порой — люди могли верить также и в Бога. А когда так, всякий устроитель аутодафе мог полагать: «Если мы действительно так ужасно ошиблись и сжигаем невинного человека — то у Бога есть время вмешаться и послать ангела, подобно тому, как он остановил руку Авраама над Исааком. Нет? Никаких ангелов? Ну, значит, не ошиблись. Иначе — Бог бы не попустил».

Да, и отдельно стоит заметить, что если обвинённая ведьма сознавалась в связях с Дьяволом, наведении порчи и всё такое — её обычно комфортно и быстро придушивали перед тем, как спалить. То есть, как раз для религиозных и светских властей жестокость расправы не была каким-то идефиксом. А вот именно что шансом испытать Божью волю, буде она проявится в спорном случае, когда ведьма не сознаётся. И может, она виновна, а может нет — поди знай, пока не разведёшь костёр. И там уж будут спасительные ангелы — либо нет.

И особо стоит сказать уже не про деревенских колдуний, а про всяких великих учёных, тоже умученных и сожжённых безжалостной церковной машиной.

Знаете, я против смертной казни, тем более через сожжение. Тем более — за научную работу. Но вот как начнёшь присматриваться к каждому громкому делу — выясняется, что шили-то им вовсе не научную работу. И то, что человек был учёный, вовсе не означает, что он не мог быть также весьма амбициозным интриганом, участвующим в борьбе за власть. В том числе — внутри церкви (поскольку большинство тогдашних учёных — были теологами по первому образованию и, зачастую, сановными церковниками). А политическая борьба за деньги и власть — это в любом случае опасная стезя. Да, там могут подставить и расправиться, используя какое-то левое обвинение. Ну вот как сейчас могут подбросить пакетик с гердосом — тогда могли «подбросить» ересь.

И одно дело, когда ты просто говоришь, что Земля вращается вокруг Солнца, а другое дело, когда ты на этом основании заявляешь, что Бога нет, попы врут, травят свои абсурдные байки, только бы сидеть на шее у народа и погрязать в развратной роскоши.

Тут, конечно, тебя могут поправить. «Парень, ты тупой? Естественно, христианская религия — абсурдные байки. Такой и подразумевается. Или ты Тертуллиана не читал? «Верую, ибо абсурдно». Если б вера была доказуема — она не была бы верой. Она была бы знанием. Но то удел науки. Вот ей бы и занимался. Но куда ты на нашу поляну-то лезешь? Естественно, мы развлекаем народ своими байками, чтобы жировать за его счёт, погрязая в развратной роскоши. В этом смысл шоу-бизнеса. И тут, как говорится, «завидуй молча». А не то — вступай в какой-нибудь монашеский орден, хоть доминиканский, хоть францисканский, будешь жить в красивом монастыре, поставишь на крыше свой телескоп — и смотри сколько влезет на свои звёздочки. Во славу Господа. И девственниц можешь препарировать, сколько влезет. Во славу Господа. Но зачем наезжать-то на уважаемых людей?»

Если человек намёков не понимает и всё продолжает изобличать, ниспровергать и сотрясать основы — естественно, его рано или поздно сожгут на костре. Если, конечно, его религиозно-политическая партия не возобладает на какой-то территории.

Как это было, скажем, с Лютером. Но случилось это лишь потому, что католическая церковь утратила свою функцию силы, образующей единое общеевропейское культурное и, отчасти, правовое пространство.

То есть, само то, что умы европейцев захлестнуло христианство — это, конечно, была катастрофа. Сильнейшая интеллектуальная и нравственная деградация. Но католическая церковь, как достаточно вменяемая мафия, сумела оседлать эту волну безумия с Востока и отчасти компенсировать её разрушительный эффект. В том числе — и касательно расправ над ведьмами-колдунами. Навести хоть какой-то порядок в этом деле, ввести хоть какие-то ограничения. Ибо понятно, что когда население поголовно верит в Дьявола (прежде всего в Дьявола, ибо Бог — это уж дело десятое в христианстве), то одни будут совершенно искренне взывать к нему, а другие будут этого бояться, и то ли расправляться с подозрительными односельчанами, то ли подпадать под их рэкетирскую власть. Церковь, спалив за все века считанные десятки тысяч ведьм (многих из них, возможно, и незаслуженно) — уберегла от этой участи миллионы.

В этом смысле католическая церковь сыграла вполне благую роль. Как и в сохранении культуры античности, не дав своей фанатичной пастве вообще всё разнести, все свитки пожечь.

Но сама по себе надобность в католической церкви здорово уменьшилась с развитием другого фактора, цементирующего культурное и правовое пространство Европы. А именно: морская торговля.

Собственно, поэтому закат католичества на фоне Реформации и совпадает с открытием путей в Индию и Америку.

Но помянем, однако ж, католическую церковь добрым словом — за те миллионы ведьм и колдунов, которых она в действительности спасла, взяв на себя хлопоты по противодействию их «чарам» и тем успокоив народ, которому, в отсутствии киношки в деревне, всегда бы только кого-то убить.


































































































































































Tags: история, религия
Subscribe

  • Украина, Россия и Чехов

    Многие сейчас всерьёз приморочились будто бы неминуемым обострением российско-украинского конфликта. Иные эксперты уж инструкции публикуют, как…

  • Байден, Зеленский, Путин

    Разговор Байдена с Зеленским длился целый час. Правда, двадцать минут из этого времени президент США вспоминал, кто такой Владимир Зеленский, и ещё…

  • Error no object

    Просматривал как-то свою заметку о «неделикатных» вопросах в инглише — и обратил внимание на What do you do for living ? Обратил…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments

  • Украина, Россия и Чехов

    Многие сейчас всерьёз приморочились будто бы неминуемым обострением российско-украинского конфликта. Иные эксперты уж инструкции публикуют, как…

  • Байден, Зеленский, Путин

    Разговор Байдена с Зеленским длился целый час. Правда, двадцать минут из этого времени президент США вспоминал, кто такой Владимир Зеленский, и ещё…

  • Error no object

    Просматривал как-то свою заметку о «неделикатных» вопросах в инглише — и обратил внимание на What do you do for living ? Обратил…