artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Category:

Конец спецназа?

Они могут пробежать за ночь сотню километров по лесу одним марш-броском, неся на себе килограммов по двадцать снаряжения. Они могут просочиться на особо охраняемый объект, бесшумно снять часовых, заложить взрывчатку — и удалиться так же незаметно, как пришли.

Они много чего могут. Хорошая физическая форма. Отличная огневая подготовка. Завидное хладнокровие и психологическая стойкость. Недурные интеллектуальные данные (тактический диверсант-разведчик не обязан быть «Штирлицом», но думать головой всё-таки должен, а не только что кирпичи об неё ломать).

Без хвастовства могу сказать, что спецназ той Корпорации, к которой я имею честь принадлежать, считается лучшим в мире. В этом сходятся все эксперты, которые в принципе знают о нашем существовании. И это, конечно, самые экспертные эксперты, допущенные до самых тайных тайн мироздания. Хотя, конечно, если спросить такого эксперта, знает ли он кренделя по имени Артём Ферье и что он думает о писанине в его бложике — разумеется, эксперт скажет, что всякую хуйню не комментирует. Именно так и можно выявить истинно экспертного эксперта :-)












Наши ребята лучшие — потому что мы знаем, что делаем и для чего нам нужны те или иные военные средства. Мы не работаем ради картинки в телевизоре — мы работаем на результат в интересах Цивилизации (и собственного кошелька), по заказу людей, которым не «продашь» трогательные истории про то, как «пули летали над нашими головами, мы были самоотверженны до усрачки, мы так хотели, ажно яйца запотели — но вот не шмогла я». Нет, за такое нам не заплатят.

Если уж мы взялись решать проблемы какого-то бизнеса с какими-то буйными аборигенами в каких-то сельвах али льяносах — это значит, что у этого бизнеса больше нет проблем.

Но мы гарантируем и то, что у этого бизнеса не будет проблем с общественным мнением и каким-нибудь ООН по поводу «геноцида» в его интересах. Поэтому мы не творим геноцидов (оно же и конгруэнтно с нашими собственными принципами). Мы избегаем лишних жертв, насколько это возможно. Следуя максиме «Действительно выигранная война — та, которой не было». Ну или в крайнем случае - «Та, о которой широкая общественность не знает, что она была».

Ну и терять собственных людей мы тоже чертовски не любим. Когда жизнь каждого бойца застрахована на три миллиона долларов (любого, без различения рангов, стажа и проч) — можно потратиться на его надлежащую подготовку и оснащение хотя бы из меркантильных соображений. Мы ведём свои войны за свой счёт, а не за счёт налогоплательщиков — поэтому умеем считать свои деньги. И каждый наш боец знает, что мы не хотим его терять хотя бы потому, что придётся выплатить три ляма баксов по его контрактному указанию, вне зависимости от того, то ли он подтверждённый KIA, то ли MIA. Даже если он по дурости подорвётся на собственной гранате — всё равно выплата будет. Мы не оставляем никаких лазеек для себя в этом вопросе. Но мы вышибаем дурость довольно жёстко.

И когда бойца дрючат на тренировках — он понимает, что это делается не ради инструкторского садизма (не только). Поэтому он охотно «дрючится», постигая действительно полезные навыки, не ропща и не сетуя.

Поэтому наш спецназ действительно лучший в мире. Это реально очень серьёзные хищники, а не просто элитная лёгкая пехота из мальчишек, более-менее умеющих бегать и стрелять, что собой представляют, по большей части, «спецназы» регулярных государственных армий.

Поэтому мне горько это говорить, но сейчас мы приходим к осознанию того факта, что даже наши диверсионно-разведывательные группы, в классическом виде, столь любимом киношниками (зелёные тени, крадущиеся по зелёной зелёнке, способные на всё, «никто кроме нас») - становятся примерно тем же, чем стали польские крылатые гусары, лучшая «шоковая» конница Европы, в семнадцатом веке. А именно — атавизмом. Военным средством, исчерпавшим свой потенциал.

Да, когда-то хорошо подготовленная и снаряжённая рыцарская конница сметала всё на своём пути и легко ломала своим ударом ход сражения. Но с массовым внедрением достаточно мобильных пушек, бьющих картечью, да аркебуз, да ручных бомбард, она превратилась в сборище смертников, не влияющих ни на что.

То же самое происходит сейчас и с армейским спецназом.

Ты изначально обладал уникальной совокупностью физических, волевых и интеллектуальных качеств. Ты долго и усердно тренировался, ты можешь навскидку поразить одной автоматной очередью три подброшенных яблочка в полёте (ладно, регуляры обычно этого не могут — но нет предела совершенству), ты можешь за секунду зарезать или даже прикончить голыми руками пяток обычных солдат в ближнем бою, ты можешь красться по лесу так, что ни одна веточка не хрустнет, ты можешь обнаруживать растяжки по мерцанию лунного света в капельках росы на ниточках.

И вот ты, в составе своей ДРГ, выдвигаешься по зелёнке на выполнение боевой задачи. Идёшь-идёшь — и вдруг слышишь откуда-то из матюгальника: «Ребят, вы в засвете!»

На учениях это означает конец миссии. Nice try, что называется.

В условиях реального военного противостояния? Ну, мы тоже стараемся понапрасну не убивать своих противников, а честно предлагаем сдаться (иногда — предлагаем и просто съебать туда, откуда пришли). Ибо если они обнаружены — у них шансов нет.

Что будет в случае сопротивления ДРГ, когда она обнаружена на подконтрольной территории? Поисковые отряды инвалидов из охранных дивизий с собачками, как бывало во Вторую Мировую? Ну, с тех пор кое-что изменилось. Нет, никто не пойдёт прочёсывать лес и подставляться под огонь.

Для начала, подконтрольная территория вокруг охраняемого объекта может быть заминирована. Радиоминами, которые накиданы туда заблаговременно, а когда получен будет сигнал — подорвётся тот кластер, где обнаружена группа. Причём, это будут, как правило, «прыгучие» мины, которые в любом случае поразят осколками и отрёхсотят хотя бы нескольких бойцов из ДРГ, после чего её миссия будет абсолютно невозможна.

Но и без мин (допустим, их установка опасна, поскольку там шарятся и гражданские) — где-нибудь в трёхстах метрах от тебя поднимется дистанционно управляемая турель с чем-то вроде Утёса или даже зушки (ну или полдюймовый Браунинг, или Эрликон — не важно).

И что ты, со всей своей блестящей подготовкой, будешь против неё делать? Она — управляется оператором, который находится в безопасном месте и попивает кофеёк, другой рукой поглаживая джойстик и прикидывая, как бы тебя лучше подстрелить. Этот оператор — может быть буквально школьник (хотя мы, по моральным соображениям, не привлекаем школьников к тому, что непосредственно связано с убийством живых людей). Более-менее не клешнерукий геймер, которому месяца подготовки вполне хватит, чтобы очень даже неплохо управляться с этой штукой, безо всякого героизма.

А ты — пытаешься как-то спрятаться, как-то укрыться, прекрасно понимая, что первое же попадание полдюймовой пули в твою тушку будет, скорее всего, и последним.

Но где ты можешь укрыться? Эта херня — она в щепу разносит стволы деревьев, шьёт их навылет. В отличие от твоей «мухи», которой ты теоретически мог бы поразить турель, но вот стрелять ею в лесу — довольно бессмысленно. У тебя максимум штуки четыре тех мух — и скорее всего ни одна не попадёт в цель.

Что ещё? Перестреливаться с турелью из автоматика? Ну, если очень повезёт — собьёшь там камеру и повредишь датчики пространственной ориентации ствола. Хотя это гораздо сложнее, чем подстрелить живого пулемётчика в гнезде. При этом сервоприводы ты вряд ли поразишь из автомата — они защищены во фронтальной проекции броневыми «обтекателями». Всё срикошетит.

Что ж, лишившись собственной камеры и датчиков — оператор будет корректировать огонь по картинке с других наземных камер или тупо сверху. Потому что над этим квадратом висит «кайс». Так мы называем наблюдательные дроны средней высотности (от полукилометра до трёх над землёй), Kite-Surveillance, которые парят себе на своих широких прозрачных крылышках в восходящих токах, тратя минимум энергии на удержание в воздухе, и при этом там имеется полный набор камер высокого разрешения, как обычных, так и тепловизионных.

В принципе, дуэль ДРГ с крупнокалиберной турелью — дело абсолютно обречённое. Я как-то рассказывал в этом блоге, как наши, в одной миссии, одолжили у местного коммерса-строителя (заплатив, конечно) мобильный кран Като со стометровой стрелой и приладили к ней Утёс с сервоприводами. И враждебные ребята, когда эта штука накрывала их ДРГ ночью, думали, что по ним работает вертушка. Или магия.

Ну и это было в начале девяностых. Сейчас — несколько повысились возможности по применению дистанционно управляемых турелей. Так, в тысячи раз. Поскольку произошла цифровая революция, которой упорно не хотят замечать регулярные армии, используя её плоды максимум процентов на пять.

Мы — используем полностью, насколько можно. Поэтому наши защитные турели и ударные беспилотники способны действовать вполне эффективно, даже не имея собственных средств наблюдения — но вот для оператора сводятся, хорошо продуманным софтом, данные с других источников. Которые фактически неуязвимы (поскольку незаметны). И софт постоянно совершенствуется.

То же касается и обнаружения противника. Человек, какой бы ни был подготовленный — это просто физически очень заметное существо.

Ну, оно выделяет тепло. И, конечно, на выставках любят рекламировать специальные костюмы, якобы способные скрыть от тепловизора, но тут нужно понимать: будь этот костюм даже полностью термостатичен, даже не нагревайся его внешняя поверхность после нескольких минут контакта с телом — попробуй ты побегай в таком. Даже самый тренированный человек — он просто кони двинет от перегрева, если тепло его тела не будет куда-то отводиться. А если оно будет куда-то отводиться — значит, может быть засечено.

Конечно, это не так просто, засечь тепловизором живое существо, когда его излучение перекрывается многими объектами вроде зелёных насаждений. Для человеческого глаза — это действительно непросто.

Но и тут на помощь приходит компьютерная обработка данных. Когда сравнивается тепловизионная картина сейчас и секунду, две секунды, десять секунд назад. И умный софт отсекает те изменения, которые могут быть естественными, вроде «ветер ветку клонит». Но неожиданные проблески теплового излучения в просветах — это то, к чему он привлекает внимание оператора за пультом (в действительности, у нас наблюдением могут заниматься в десятки раз больше людей, чем присутствуют «на поле» - и это тоже фишка, которой никак не могут усвоить регуляры).

Также сравнивается и тупо оптическая картинка с камер. В смысле, тупо оптическая — но не тупо сравнивается. Умно сравнивается, чтобы выделить именно те изменения, которые могли бы указывать на «антропогенный фактор».

Ещё же на контролируемой территории, конечно, ставятся сейсмические датчики. Которые засекают человеческие шаги по грунту за сотни метров, а в совокупности — позволяют «триангулировать» источник и направить туда «пристальное внимание».

Собственно, такие датчики разрабатывались и в Союзе, несмотря на его общее техническое отставание, ещё в восьмидесятые, и даже практически использовались в Афгане для создания «умных» минных полей (которые духи, правда, преодолевали, прогоняя вперёд баранов). Ну а сейчас — возможности анализа колебаний почвы имеются несколько большие, нежели у Советов в восьмидесятые. И чел весом в восемьдясят кило, да имеющий нагрузку ещё кило в двадцать (как минимум) — он не может пройти пешком так, чтобы его шаги не были замечены.

Ещё мы сейчас внедряем одорологические датчики. Которые имеют чувствительность в тысячи раз выше, чем собачий нос — и заточены на выявление тех запахов, которыми может пахнуть ДРГ. Тут мойся не мойся — но оружейная смазка на твоём автомате по-любому тебя демаскирует.

В общем, в процессе обустройства Мальстрема (имени Меня укрепрайона в Калужской губернии) — мы по полной программе оттянулись, используя это дело для учений по инфильтрации и противодействия оной.

И пришли к выводу, что абсолютно невозможно просочиться даже самой профессиональной армейской разведгруппе мимо тех средств, которые сейчас могут быть задействованы для охраны периметра при сравнительно небольших затратах.

Что лучшие профи «Мицара» и «Денеба» (это наш «полевой» спецназ, европейского и сибирского регионов соответственно), что приглашённые «гости» (включая грушников, поскольку, хоть мы и осуждаем Крымско-Донбасскую авантюру Кремлёвских, но не прекращаем из-за этого дружбу с хорошими людьми в Российской Армии) — они все не то, что облажались, они просто не имели шансов на «не».

Просто человек — это слишком заметная боевая единица для современных средств контроля периметра, когда они используются в полной мере. Сейчас — ему уже в принципе невозможно просочиться незаметно по «зелёнке», на какие бы он ухищрения ни шёл. А когда ДРГ выявлена — она становится лёгкой мишенью, поскольку заведомо не имеет собственных значительных боевых средств.

И когда ты выявляешь в зелёнке группу мужиков с автоматами и гранатомётами — ну вот как-то не получится ей прикинуться «туристами». По крайней мере — подозрение она вызовет, и будет наблюдаться дальше (нет, я не противник права частных лиц ходить по лесу с автоматами и гранатомётами, но когда вблизи моих владений — я буду наблюдать за ними просто на всякий случай :-) ).

Конечно, если речь идёт о технически отсталых противниках — что-то против них этот «зелёночный» спецназ изобразить ещё может. Скажем, миссия Браво-Ту-Зиро — была довольно успешной для британского SAS. Ну, у них там один человек даже сумел уйти от преследования, не все были убиты, не все попали в плен. Потому что это было много лет назад, потому что их противником была Иракская армия, хреново оснащённая, хреново обученная (самопожертвование — не в счёт).

Сейчас и с более серьёзным противником — разумеется, такое не прокатит, чтобы десантироваться на контролируемой им территории и не быть обнаруженным и нейтрализованным где-то через полчаса. Во всяком случае, я сужу по нашим результатам. Но что можем мы сейчас — через десять лет смогут все. Это неизбежность.

Значит ли это, что армейский спецназ уже мёртв как значимое военное средство? Ну, в том качестве, какое привыкли в нём видеть, неуловимых суперменов, скрытно продирающихся в полной боевой выкладке по зелёнке к стратегически значимой цели — да. Это уже не получится делать скрытно, когда ты в принципе светишься как военный.

Осознавая эту неизбежную перспективу, мы, собственно, и начали свою программу «Кицунэ». То есть, подготовки таких диверсантов, которые просто не ассоциируются с военщиной и угрозой. И которые при этом не нуждаются в оружии и специфическом (сколько-нибудь заметном) снаряжении для выполнения своих задач. Как сейчас наши шутят - «школа имени Арьи Старк».

С другой же стороны — мы осознаём, что как бы ни шагнули вперёд цифровые технологии, но в некоторых случаях всё-таки будет требоваться физическое участие человека. И мы, хотя занимаемся такими разработками, всё-таки настороженно относимся к идее полной автономности боевых дронов (ну, не наплодить бы «страж-птиц»).

Поэтому хотя бы для полицейских функций — нам реально требуются хорошо подготовленные бойцы, способные не только быстро стрелять, но и быстро ориентироваться в обстановке. И наши вояки — они составят костяк таких сил. Но бегать по зелёнке с автоматом и с пятком «мух» за спиной — да, это анахронизм. Такой же, как танковые войска (как боевые слоны, как боевые колесницы).

Здесь не должно быть иллюзий, которые мог бы внушить конфликт на Донбассе, где группы украинского спецназа порой показывали высокую эффективность, просачиваясь на вражескую территорию и наводя свою артиллерию или ракеты на цели.

Ну просто их противник — был абсолютно ущербным, абсолютно игнорирующим современные возможности контроля территории, несмотря на вроде бы внушительные ассигнования на Российскую Армию.

СБУ, тоже жертва многих совковых маразмов, — чуть лучше оказалась, более обучаема. Но и только.

В целом же, в современной войне просто нет места ДРГ, пересекающим линию фронта незамеченными и подходящим к объекту незамеченными. Это невозможно, когда речь идёт о таких крупных животных, как человек.

Но возможно — войти в штаб противника на правах испуганной девочки и перерезать там всем глотки листом бумаги :-)

Шучу. Одним листом — это тоже невозможно. И не глотки перерезать — а только лишь сонник вскрыть.


















































































































Tags: военщина, война, спецназ
Subscribe

  • Трамп, речь, цензура

    Стоило Трампу закатить речугу (весьма занятную) на консервативной тусовке в Орландо — и Ютуб её удаляет везде, где увидит. Потому что Трамп…

  • О мирном протесте

    Решил по-настоящему приударить за испанским, всё-таки выучить его наконец так, чтобы не путать por и para или индикативо и субхунтиво.…

  • На страже стражей: проект в защиту омоновцев

    Виконт Алексей Артёмович делится своими планами: «Мы тут решили залудить канал в защиту омоновцев от оппозиционного террора».…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments