artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

Дроны и этика

В своих здешних заметках я неоднократно открывал такую «военную тайну», что Корпорация, к которой я имею честь принадлежать (разумеется, вымышленная, как я сам) в последнее время усиленно внедряет ударные беспилотники. То есть, наблюдательные беспилотники, в том числе замаскированные под естественную фауну, мы используем давно, а сейчас развёртываем тактические комплексные группы. И это, конечно, совершенно революционное военное средство. Гораздо более революционное, чем было, скажем, огнестрельное оружие, в своё время помножившее на ноль значение тяжёлой рыцарской конницы.

Тут дело не столько даже в ударных возможностях, сколько в новой психологии войны и проистекающих из этого кадровых последствиях.

От бойца, выступающего на переднем краю, будь то пилот летательного аппарата, оператор боевой машины или пехотинец, всю историю требовалось нетривиальное сочетание физических, интеллектуальных и волевых качеств. Если, конечно, речь идёт о качественном бойце, а не о пушечном мясе, чья единственная задача — борьба с избыточным демографическим давлением в виде себя.

Он должен обладать хорошей реакцией и координацией движений - само собой. Он должен иметь какие-то мозги хотя бы ради обучаемости. И он должен быть готов нешуточно рисковать собой, при этом — обладать устойчивостью к стрессу, естественному в смертельно опасных ситуациях. Сочетание действительно редкое, но и когда оно есть — дело запросто может кончиться тем, что этого перспективного бойца завалят в первом бою, раньше, чем он успеет что-то понять, намотать на ус и раскрыть свой потенциал.

С дронами — ситуация совершенно иная. Их операторы могут находиться в сотнях километров от поля боя, и если рискуют (теоретически агентура противника может производить ликвидации в тылу), то не более, чем, скажем, штабные работники. Поэтому гораздо легче подбирать талантливые кадры, не требуя при этом от них какой-то самурайской самоотверженности. И они не испытывают стресса от смертельной угрозы — поскольку её и нет. Могут действовать как более смело, экспериментируя без риска получить пулю — так и более хладнокровно. А главное — обучение не кончается, когда они совершают роковую ошибку, а лишь обогащается каждой новой «смертью». Ведь это смерть лишь машины ценой в одну-пять тысяч долларов (мы делаем упор на малые дроны, в которых используем массовую электронику, а не «специальную военную», которой разводят налогоплательщиков государственные министерства). Да, угробил ты десяток дронов — а на одиннадцатом начал уже соображать, как избегать этого. Это — реально бесценно.

Но в связи с этим, участвуя в учениях, некоторые наши старые вояки огорчаются: «Это уже не война, а избиение младенцев. Где батальный романтизм, где честное соперничество, когда или ты его, или он тебя?»

Знаете, что скажу? Думаю, прошли времена, когда война была чуть ли не единственным развлечением адреналиновых наркоманов и поприщем для самоутверждения рыцарски амбициозного юношества. Сейчас можно щипать нервишки экстремальными видами спорта, игрой в покер или на бирже. А самоутверждаться — занимаясь бизнесом, творчеством, делая что-то полезное для Цивилизации. Война же — это всего лишь необходимость. Когда появляются какие-то духовно озабоченные пидарасы, которые сами не живут и другим не дают, но хорохорятся, заявляя, что могут всех прогнуть своей отмороженностью — приходится делать так, чтобы они обломились. И задача — не притащиться от собственного невзъебенного благородства в соперничестве с ними, а тупо их истребить. Любыми эффективными средствами, используя на полную катушку своё экономическое и технологическое превосходство. И вовсе не надо стесняться его наличия. Это всё равно как если бы морильщик тараканов комплексовал от того, что поливает их отравой, а не гоняется за каждым насекомым по помещению «по-честному».

С другой стороны, как раз «безнаказанное» использование превосходящих военных средств — наилучшим образом способствует тому, чтобы благородные мужи, стоящие за Цивилизацию, сохраняли великодушие и щепетильность. Что бывает трудно на практике, когда они сами подвергаются опасности.

Как оно происходит? Отчистив сколько-то раз со штанин мозги боевых товарищей — человек решает, что ему это, пожалуй, надоело, и хватит миндальничать. Что надо вогнать противника в ужас, сломать его морально, лишить воли к сопротивлению, а для этого, скажем, сжечь дотла какую-нибудь деревеньку, замеченную в содействии противнику, а жителей насадить на колья или что-то вроде. Так почти неизбежно начинают думать вояки, изначально даже очень цивилизованные и гуманные. Но вот от разлетевшихся мозгов боевых товарищей на униформе — у них немножко ожесточаются сердца, а разум начинает находить оправдание террористическим методам войны. Нужно обладать незаурядным профессионализмом, чтобы не скатиться в «геноцид».ъ

Но куда легче сохранять великодушие и щепетильность, когда сам ты не рискуешь и товарищей не теряешь. Когда для тебя это — практически как компьютерная игрушка. Ну, обидно немножко, если твою машину собьют — но не фатально. Мы можем допускать и стопроцентную потерю ударной группы, если хоть какие-то дроны дойдут до цели и нанесут огневое поражение — и всё равно это дешевле, чем долбить артой или ракетами сравнимой дальности и мощности. При этом — позволяет проявлять бОльшую заботу о противнике, если это не какие-то высокодуховные отморозки, которых по-любому нужно истреблять, а просто дурачки из государственной регулярной армии. И в нашей практике бывали случаи, когда, скажем, поразив танк в каток, группа давала экипажу время выбраться и отойти от машины, прежде чем добить её. Хотя при этом по ним активно работали зенитные автоматы и некоторый риск сбития существовал. Будь задействованы ганшипы с людьми — на такой риск во имя спасения вражеских танкистов, конечно, никто бы не пошёл. Но этим и замечательны дроны. Подбил вражескую матчасть — гордишься собой. Дал при этом сбежать солдатикам — гордишься вдвойне. Действительно революционное военное средство.

А ведь всего несколько лет назад наши вояки, из бывших регуляров, выражали скепсис. Говорили: «Ну хорошо, шпионские дроны, замаскированные под ворон и коршунов — это, конечно, классно. Но ударные армады беспилотников? Да серьёзный противник их просто глушанёт электромагнитным импульсом или заглушит связь».

Все они — в каком-то роде жертвы, с одной стороны, разностороннего школьного образования (которое позволяет воображать, будто ты что-то знаешь о физике), с другой — армейских баек про некую электронную магию, которую творят в секретных НИИ, и в час икс она точно пробудится, во всяких сверхсекретных глушилках.

Ну какой, нахер, импульс против экранированной металлом электроники? Всё равно, что загар под стеклом ловить.

И какое, нахер, глушение канала связи, когда принимаются минимальные меры противодействия, когда антенна опять же экранирована и просто не примет подавляющих сигнал с неожиданного направления.

А уж если говорить конкретно о Российской Армии — так у них просто палеолит. Их средства РЭБ показали, что кое-как (очень ненадёжно) работают лишь против совершенно любительских, на коленке сляпанных девайсов. Но абсолютно бесполезны против устройств с минимальной защитой от помех, вроде старушки TOW, которыми их в Сирии фигачат бедуины почём зря. И не то что в походной колонне, а в окрестностях «особо охраняемых» баз эти троглодиты не могут не то что защититься от ракеты, но и засечь место пуска в течение этак минут пяти.

Вот на самом деле, мы были не очень высокого мнения о реальной боеспособности Российской Армии, были готовы делить пафосную трескотню о её новейших вундерваффе натрое, но всё-таки не готовы были к тому, что она окажется настолько отсталой и ни на что не годной (ну, исключая противостояние таким же постсоветским армиям, только в ещё худшем финансовом состоянии). По нашим меркам — можно считать, что у России сейчас просто нет армии, и это не преувеличение. Что есть — в лучшем случае можно использовать лишь для каких-то полицейских целей, для охраны порядка, когда «начнётся». Да и то придётся сильно в них вкладываться, чтобы оснастить и научить пользоваться.

Ну а если у Кремлёвских в целом или каких-то отдельно взятых сбрендивших генералов достанет ума схлестнуться с нами — что ж, у нас будет возможность проявлять гуманизм, бить небольно и, по возможности, нелетально.











































Tags: военщина, гуманизм, этика
Subscribe

  • Продолжаем отдыхать

    Поймал себя на мысли, что в былые времена я бы потратил минут двадцать, чтобы высказаться о встрече Путина с Байденом. Но сейчас? Чего я не сказал…

  • Белорусская распасовка

    Стараюсь не писать сейчас о политических делах — ну да разговорились давеча с молодёжью, должен поделиться, дабы предостеречь (кого-нибудь).…

  • Украина, Россия и Чехов

    Многие сейчас всерьёз приморочились будто бы неминуемым обострением российско-украинского конфликта. Иные эксперты уж инструкции публикуют, как…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments