artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Category:

О морали половой и всякой

Просмотрел сейчас украинскую блогосферу — встречаются публикации о параде гомиков в Киеве. Ну и о вопросах половой морали как таковой.

Я на эту тему высказывался в прошлом, и даже неоднократно, и если кратко: половые пристрастия — дело вкуса, когда не сопряжены с агрессией, но если человек их выпячивает публично, то, возможно, всё-таки он имеет какие-то комплексы неполноценности и проблемы с психикой. Это, в общем-то, касается и записных гетеросексуальных ловеласов, которые, без приглашения, всем расписывают свои амурные победы. В шестнадцать лет может быть естественно, в тридцать — попахивает клиникой.

Но, опять же, это право человека, иметь комплексы и некоторые проблемы с психикой, и никто не безупречен.

К парадам гей-прайд я лично равнодушен (самую малость саркастичен), но понимаю людей, которых такие зрелища раздражают. С другой стороны, понимаю и людей, которых раздражает зрелище военного парада. «Это орудия убийства, несущие боль и страдание, дурной тон ими гордиться на публике, нехрен их показывать детям».

Но вот можно ли требовать, чтобы тебя избавили от каких-то зрелищ на улицах твоего города только потому, что лично тебя эти зрелища раздражают? Тонкий юридический вопрос, упирающийся, вообще-то, в соотношение прав собственности, так или иначе. Будь города акционерными обществами — было бы гораздо проще решать, что можно проводить на их улицах, а что нельзя. При этом, естественно, неравны были бы голоса бомжей и владельцев особняков в центре.

Самое забавное, конечно, слышать: «А вот дети насмотрятся гей-парадов и сами станут гомиками». Иногда к этому добавляется: «Артём, вы же сами отец, у вас мальчик, как вы не понимаете, насколько это опасно?»



























Да конечно. Я вообще в этой жизни нихера не понимаю, не просчитываю, нисколько не разбираюсь в человеческой природе. Вот так и стал тем, кто я есть. Топ-менеджером транснациональной корпорации силового профиля, мультимиллионером, латифундистом и рабовладельцем (пальцы, пальцы! :-) )

Несмотря на понятную занятость делами, я прекрасно помню, что у меня растёт сын (а теперь и дочка, с недавнего времени). И да, я бы не хотел, чтобы он стал гомиком. То есть, я смирюсь, наверное, если так случится — но не хотел бы. Правда, если придётся выбирать, быть ему гомиком или социалистом, если пифии скажут, что вот именно так стоит вопрос, или-или — своею собственной рукой толкну его в пучину шоубиза :-)

Но на самом деле родители не выбирают, кем быть их чадам. Особенно, если вырастили нечто, обладающее хоть каким-то собственным мозгом. В лучшем случае — родители могут лишь слегка повлиять на решения своего отпрыска. И тем успешней, чем ненавязчивей. Во всяком случае, про своего я точно знаю, что прогнуть его не получится. Это я генералу какому или министру могу указывать: «Или ты делаешь, как я говорю — или это делает тот, кто воссядет в твоём кабинете, когда его отмоют от твоих мозгов». Своему ребёнку я так сказать не могу. И он это прекрасно понимает. Им можно только манипулировать исподволь. И чем дальше — тем тоньше приходится это делать (поскольку он постигает мои приёмы манипуляции и разрабатывает собственные; это интересная игра, ради одной которой уже стоит заводить детей :-) ).

Что до гей-парадов — то это, наверное, скорее прививка от гомосячества, а не пропаганда его. Когда они обретают чуть ли не официозный статус, как в современной Европе — так лучше не придумаешь, чтобы отвадить строптивое юношество. Чтобы им не хотелось быть похожими на клоунов, которые задалбывают выставлением напоказ своих интимных предпочтений. Это ведь запретный плод сладок, а когда чуть ли не предписанный — вызывает оскомину. Здоровому подростковому сознанию должен быть свойственен некоторый нонконформизм. Тинейджер должен изначально бросать вызов общепринятым установкам, чтобы проверить их на прочность и разобраться, что на самом деле чего-то стоит, а что просто анахроничная туфта.

Но если какие-то тинейджеры на самом деле готовы стать гомиками только потому, что увидят гей-парад как «легитимное» явление — пусть становятся. А как крёстный ход увидят — пусть постригаются в монахи. Коли действительно так «ведомы», так внушаемы — не те свойства, которые стоило бы воспроизводить в потомстве. Уж кого-кого, а идиотов без собственного мозга и стержня — во все времена в популяции бывало гораздо больше, чем нужно (если вовсе нужно).

Ещё же, именно как отец ребёнка, вступающего в пубертат (сейчас Лёшке двенадцать, но он довольно развит и не перестаёт расти ни на секунду) — ловлю себя на мысли, что одним из главных моих родительских кошмаров является вовсе не то, что возможны какие-то пикантные однополые моменты. А то, что от Лёшки в ближайшие годы залетит ровесница. Это если кроме шуток.

Не самолюбования ради, а истины для, я — очень влиятельный парень. В смысле, я могу влиять на многие обстоятельства жизни сей и решать очень многие проблемы. Но беременная четырнадцатилетняя одноклассница моего отпрыска — это не та проблема, которую можно решить хоть сколько-то удовлетворительным образом.

Аборт? Даже если физиологически всё пройдёт успешно, без фатальных последствий (что не исключено и в самом качественном заведении) — всё равно это будет изрядная психологическая травма и для неё, и для него. Одно то, что она подвергалась такому риску. Ну и плюс муки совести на тему того, что это всё же как бы убийство. Не сейчас — так потом это возможно. Не все же благословенны тем иммунитетом к заражению совестью, каким обладаю я.

Родить и создать ячейку общества? В таком-то возрасте? Нет, не то, чтобы я планировал для своего сына какую-то карьеру, расписанную по семестрам, как бывает с иными самонадеянными мудаками, но всё-таки, боюсь, его отцовство лет с четырнадцати будет слишком неожиданной переменой и в моей жизни. И едва ли желанной.

В общем, вопрос, конечно, не в деньгах (в нашем случае), но это по-любому будет охуенная проблема, залёт ровесницы. Проблема, для которой просто не видится хороших решений. И какими ни были бы просвещёнными современные детишки по части контрацепции, как бы ни был в целом рационален и сдержан Лёшка (а он довольно рационален и сдержан), но — shit happens. Ни страховой полис, ни подстраховочный дюрекс — не дают полной гарантии.

И я ничего не хочу, упаси бог, пропагандировать, но парни — по крайней мере не беременеют. Поэтому, скажу честно, как ответственный отец. Лёшка - с детского садика проявлял не вполне целомудренный интерес к девчонкам, и именно по этой причине я не боюсь, что он вдруг станет геем, да ещё и стопроцентным. Но если будет какое-то баловство с другими парнями — я буду рассматривать это как заместительное развлечение и уж точно не стану из-за этого паниковать и заламывать руки. Просто не стану соваться в такие дела, ибо не дай бог намекнуть, что этим можно как-то задеть и напугать меня.

В принципе, наверное, это вообще нормально, некоторая «полисексуальность» на пике либидо. Из чувства протеста — в том числе. Более того, я считаю, что и социалистом можно быть лет до двадцати, а не только что гомиком. Вот когда в полтинник седовласый университетский профессор рассказывает, как бы он директивно наладил экономику ради «общего блага», не будучи при этом в состоянии наладить собственный бюджет и не видя в том никакого диссонанса — это печально. И престарелый гей — тоже печально (хотя его личное, конечно, дело). А молодость — для того и дана, чтобы ставить эксперименты, пусть даже глупые. Но желательно — на себе, конечно, а не на окружающих.

Эта установка - «на себе, а не на окружающих» - тесно смыкается и с другим «популярным» этическим вопросом, о допустимости абортов.

И вот некоторые говорят, что пусть решает тётка, поскольку речь идёт о её теле, и только она властна им распоряжаться, а другие говорят, что своим-то собственным телом она, конечно, вольна распоряжаться, как угодно, но тот эмбрион, который в ней, - это уже не совсем её тело, это иное живое существо, потенциально разумное. Тут первые возражают, что не дохера оно разумное. Не до такой степени, чтобы признавать за ним «права человека». И всё утыкается в вопрос о том, с какого времени следует признавать эмбрион человеком в полной мере, чтобы у него были права.

Диапазон мнений очень широк. От момента зиготирования до, скажем, обретения экономичесой самостоятельности. Типа, пока не заработал свой первый лям баксов — всё-так не вполне ещё человек, а всего лишь эмбрион, подающий надежды (или уже не подающий).

Я же привык мыслить несколько с иной позиции. А именно с той, что если ты что-то предписываешь или запрещаешь другим людям — ты, для начала, должен обосновать, почему вовсе считаешь себя в праве это делать. Разумно же обосновать это можно лишь тем образом, что действие или бездействие других людей образует какое-то агрессивное посягательство на ТЕБЯ, на твоё жизненное пространство, от чего ты и вправе защищаться, вводя запреты и предписания. Иначе — это будет волюнтаризм и вкусовщина, когда ты обосновываешь свой диктат какими-то иными соображениями, помимо самозащиты. Вроде того, что «мне Бог так шепнул, что это правильно» или «моё нравственное чувство подсказывает мне, что так правильно».

Грубо говоря, во всех случаях, когда ты что-то требуешь от другого человека, ты должен объяснить, какое вообще тебе до этого дело. Вот тебе лично.

И если говорить конкретно об абортах, я бы не заострял внимание на том, какие права на зародыша имеет тётка, которая его носит, или какие права имеет зародыш сам по себе. А на том, какие права имеешь на этого зародыша ТЫ — и имеешь ли их вовсе.

Вот ты говоришь: «Это отдельное живое существо, и аборт будет его убийством». Допустим. Но какое тебе дело до того, что кто-то кого-то убил, и как ты можешь обосновать, что тебе может быть до этого дело? Каким образом убийство этого зародыша (пусть оно называется так) — образует посягательство на ТЕБЯ, на какое-то твоё достояние, которое ты вправе защищать?

Странный вопрос в рамках современной будто бы общепринятой парадигмы, подразумевающей, что жизнь всякого человека бесценна и должна быть всемерно охраняема в любом случае? Что ж, любая аксиоматика, любой догматизм в этических вопросах — убивает здравый смысл, а значит, и подрывает состоятельность императива.

Между тем, я вполне мог бы обосновать, почему имею право возражать против убийства людей в целом, даже тех, с которыми я совершенно не знаком, почему считаю это своим делом, и почему считаю себя вправе противодействовать такому поведению, почему считаю это самозащитой.

Я это могу сделать, обоснование, поскольку обладаю рациональной, «потребительской» этикой. И когда я вижу, как кто-то взял и подстрелил, скажем, уличного торговца — я могу предъявить претензию. «Чел, ты какого хера это сделал? Я собирался подойти к этому парню и, возможно, что-то купить у него. А ты взял и грохнул его. Тем самым ты посягнул на МОЁ жизненное пространство, уничтожив пусть незначительный, но всё же его элемент. Этот торговец — был частью моего владения. Вот в той мере, в какой он посвятил бы мне несколько секунд своего времени. А ты его уничтожил. У тебя были какие-то уважительные причины, чтобы уничтожать чужое имущество? Если нет — это беспредел с твоей стороны, который я воспринимаю как наезд на меня, в том числе».

То есть, не впадая в какой-нибудь бехаизм, можно разумно утверждать, что все люди, гуляющие по этому шарику, - это владение друг друга. Они уже есть, они готовы к использованию, и уничтожение их — это посягательство на реально или потенциально ценное имущество всех и каждого обитателей данной планеты. Поэтому всякий и каждый обитатель — может считать убийство другого человека, не мотивированное самозащитой, беспредельным наездом лично на себя и, соответственно, применять меры, которые будут считаться необходимой обороной.

Вот какой-то маньяк врывается, скажем, на индийскую огуречную плантацию и гасит её персонал. Какое, на первый взгляд, мне дело до огуречных разборок в далёкой Индии? На самом деле — есть дело, и я могу обосновать. Эти люди растили огурцы, которые поступали на рынок, и теперь там будет хоть немножко меньше огурцов, и цена хоть немножко вырастет, а это — хоть немножко бьёт по моему карману. И чем бы ни руководствовался тот маньяк (то ли местью, то ли корыстью, то ли каким-то идейным бзиком, вроде того, что огурец — нечестивый овощ, вводящий в соблазн весталок) — он, получается, наехал на меня, изъяв по беспределу неких людей, которые были мне полезны.

Но даже если эти люди не были мне полезны непосредственно сейчас, даже если их смерть в каком-то роде, сиюминутно, выгодна мне (допустим, я сам выращиваю огурцы и получаю бонус от снижения конкуренции) — всё равно в общем и целом мне крайне НЕ выгодно, чтобы кто-то творил такой, мягко говоря, волюнтаризм (это вот то, чего наглухо не понимают тупорылые адвокаты протекционизма, что беспредел никогда не окупается в долгой гонке, даже если даёт кратковременную незаслуженную прибыль). Ибо сейчас он замочил каких-то индийских огуречных производителей, потому что ему так захотелось, а завтра, с такими-то замашками, он пойдёт и замочит кого-то из моих близких, по столь же вздорной причине, очевидной одному ему. И мне вовсе не нужна в обществе эта хулиганская морда, имеющая привычку убивать живых людей только потому, что ему так захотелось. Подобный капризный инфантилизм — нельзя терпеть в мире развитых и зрелых экономических отношений.

Вернее, они просто не будут развитыми и зрелыми, если это терпеть. Только заключаешь с кем-то контракт, а его бац — и замочили. А остальные — кто врассыпную и на дно, кто задирает цены, требуя дополнительной платы за риск работы в таких условиях. Ну вот поэтому в долгой гонке и «глобально» мне невыгоден такой «фактор риска», как маньяки, которые мочат людей иначе, нежели в порядке самозащиты от агрессивного посягательства. Они сами совершают агрессивное посягательство, которому можно и нужно противостоять.

Но вот какое агрессивное посягательство и против кого совершает тётка, решившая сделать аборт? Против эмбриона? А ещё?

То есть, допустим, это не в полной мере её тело, её собственность, тот эмбрион. Но с чего ты взял, что это ТВОЁ «тело», твоё владение, элемент твоего жизненного пространства, чтобы настаивать на его защите, чтобы ради этого выдвигать какие-то запреты и предписания той тётке?

И когда ты выдвигаешь ей предписание доносить плод — тебе не кажется, что уж в этом ты точно посягаешь именно на её тело, её время, её комфорт, требуя от неё того, что нужно тебе, но не нужно ей? А без неё, тем не менее, плод нежизнеспособен. Или жизнеспособен, но требует некоторых затрат. И ради своей прихоти — ты готов оплатить эти затраты? Ну, или чтобы изъятого эмбриона дорастили в камере, чтобы кто-то потратил на это своё время, свои ресурсы, или чтобы тётка сама согласилась всё же его доносить, а потом передать тебе?

Но даже если ты предложишь тётке компенсацию за донашивание плода — это не значит, что она обязана согласиться. Ты можешь это предложить, ты можешь уговаривать, но ты не можешь этого требовать. Будучи рабовладельцем, я точно знаю, что этого нельзя требовать от свободных людей, поскольку понимаю разницу между рабами и свободными людьми (и в этом отличие рабовладельцев-практиков от гуманистов-догматиков, каковые последние просто не представляют себе, что хоть какие-то люди могут быть свободными, а не рабами).

Это всё равно как если ты узнал, что сосед решил спилить на своём участке берёзку, которая ублажала твой взор, когда ты смотрел на неё из своего окна. Ты можешь обратиться к нему с просьбой не спиливать её, ты можешь предложить ему компенсацию за то, чтобы он терпел её на своём участке (когда она ему, допустим, грядки затеняет), ты можешь заявить ему, что будешь считать его чёрствым подонком, если он спилит твою любимую берёзку, что не будешь с ним разговаривать, но ты не можешь требовать(!), чтобы он её оставил, какие бы сентиментальные чувства к ней ни испытывал. Это его участок, в конце концов.

Точно так же, предложив тётке покрыть расходы на донашивание плода, если она не согласится - ты можешь упрекнуть её в злонравии, в убийстве зародыша, можешь пригрозить, что будешь плохо о ней думать, но ты не можешь обосновать, по какому бы праву ты мог от неё чего-то требовать. Именно — чтобы она терпела дискомфорт от наличия плода, который нужен тебе, а не ей.

Вообще же говоря, обычно тётки, идущие на аборт (сомнительное удовольствие) — не в том положении, чтобы отказываться от даже довольно скромной компенсации. Но правда в том, что противники абортов — чего-то и не предлагают хоть какой-то компенсации за ублажение своих «чадолюбивых» прихотей. Или делают это как-то очень секретно и застенчиво, так, что клиентки абортариев и не знают о такой опции.

Да ладно, нифига они, на самом деле, не предлагают и не желают тратиться на то, чтобы кто-то делал нужное им. Предпочитают инфантильно и безответственно оперировать запретами и предписаниями, которые не могут обосновать иначе, как с позиций то ли «общего блага» (индивидуальный каприз, выдаваемый за абсолютную ценность), то ли «морального абсолютизма» (читай - «божественного откровения»).

Разумно же и ответственно всё-таки считать, что покуда эмбрион в теле матери — это не есть твоё владение, на которое ты можешь предъявлять какие-то права вопреки ЕЁ воле. Без её согласия — у тебя физически нет возможности пользоваться этим эмбрионом. В отличие от индийского огуречного рабочего, с которым ты, прямо или косвенно, вступаешь в сделки, а значит, - владеешь хоть частичкой его времени, его естества, и потому имеешь право возражать против его убийства как против посягательства НА ТЕБЯ. Но эмбрион в утробе матери не может являться твоей собственностью просто потому, что ты не имеешь к нему доступа. Это — собственность той, в ком он содержится, без кого нежизнеспособен.

С другой стороны, противоположная крайность — считать детей полной собственностью родителей вплоть до совершеннолетия или до того момента, как они заработают первый лям баксов и обретут полную самостоятельность. И что, значит, до этого момента родитель может хоть грохнуть своё порождение (как считалось в Риме времён Двенадцати Таблиц).

Нет, едва только ребёнок вышел из утробы — он может существовать без матери, на попечении других людей. Он может существовать так, что от неё не требуется вообще никаких усилий, никаких жертв ради поддержания его жизнеспособности. Она может отказаться от него, отдать в чужие руки и вовсе забыть о его существовании.

Если у неё объективно имеется такая возможность, но мать предпочитает всё-таки убить младенца, а не отдать — да, вероятно, следует признать, что её действия образуют посягательство на имущество других людей. Ведь отказываясь от своего ребёнка — она как бы аннулирует своё право собственности на него, которое теперь должно возникнуть у тех, кто видит в младенце ценность и готов взять себе.

Во всяком случае, уничтожая то, что можно было бы просто передать, без какого-либо неудобства для себя, человек действительно демонстрирует несколько асоциальное поведение. Заставляет относиться к себе настороженно. Сегодня она своего ребёнка утопила, хотя в том не было никакой нужды, когда он уже родился и мог быть просто отдан в чужое владение — завтра чужих младенцев топить пойдёт. Ну, мало ли, когда она такая загадочная и непоследовательная?

Конечно, чисто юридически — этот вопрос всегда будет дискуссионным, как относиться к убийству матерью новорожденного. Но «водораздел» всё же в том, что покуда ребёнок в утробе матери — нельзя требовать от неё, чтобы она терпела, против своей воли, какой-то дискомфорт ради чьего-то желания сохранить плод. Пусть эмбрион — и не часть её тела, но уж точно — не часть чьего-то другого тела, чтобы его можно было защищать как собственное достояние. Или — пусть такой защитник обеспечивает его выживание вне материнской утробы.

Когда же ребёнок родился — никто уже и не требует от матери, чтобы она испытывала какие-то неудобства ради его жизнеобеспечения, когда она сама не хочет их испытывать. Ей достаточно просто выложить его в «общий доступ». И в этом-то случае можно признавать сознательное уничтожение новорожденного посягательством на чужое имущество, а потому деянием асоциальным и предосудительным.

Но все эти истерики пролайферов, типа, не допустим убийства зародышей, запретим аборты, потому что они нам не нравятся — это в лучшем случае сродни реакции милой, но наивной девочки на утопление лишних котят. Да, неприятно (если ты не маньяк). Да, убийство совершенно невинных живых существ. Но если ты сам не берёшься содержать этих котят - нефиг осуждать того, кто тоже не может их содержать, а потому вынужден их топить. В худшем же случае — это просто лицемерные спекуляции, все эти вопли против абортов, надрачивание на свою псевдоморальность безо всякой готовности брать на себя какую-то ответственность или хотя бы обосновать, с хрена бы это вообще твоё дело. Зачем, когда само по себе слово «убийство» звучит будто бы достаточно зловеще, чтобы оправдать любое кликушество?

Гхм, но вот когда проходит слух, что главарь местной мафии грохнул своего помощника за попытку скрысить общаг — тут почему-то обыватель живо принимает ту концепцию, что далеко не всякое убийство — его дело, в которое ему стоит совать свой нос. Тут-то он очень охотно признаёт, что его это не касается. Иной коленкор — когда девчонка бедовая к абортмахеру сходила. Тут, конечно, можно явить свою охуенную принципиальность и вспомнить про абсолютную ценность человеческой жизни, любой и всякой, даже если речь идёт о комочке из нескольких клеток.

P-s.: Да, что всё же касается гомиков - думаю, поворотным моментом в отношении к ним (вернее, к их публичности) в Европе стало дело Тюринга. Это была, наверное, последняя капля, заставившая серьёзных парней наплевать на ханжеский маразм праведных лохов. Слишком много оказывается на кону, когда, при развитии аудио-видео-фиксирующих устройств, недоброжелатели получают возможность шантажировать людей любого уровня тем, как и с кем они трахаются. Поэтому, собственно, и принята была установка, что лучше воспитывать терпимость к тому, как и с кем кто трахается, если в элите по-любому через одного педики (и во все времена).

В России, конечно, все социальные процессы, хотя копируют европейский путь, развиваются с некоторой задержкой. И я наблюдаю сейчас с большим интересом, как в первых рядах борцов за гетеросексуальность выступают именно те персоны, которые... Ну, они, вероятно, догадываются, что могут быть всякого рода слухи - а потому занимают агрессивно-оборонительную позицию. Но есть-то ведь не только слухи, но и видео, причём, в самых разных руках. Он имеется процентов на девяносто ребят, которые сейчас капитаны-майоры в силовых структурах, а десять-пятнадцать лет назад были курсантиками. И от их тогдашней "раскрепощённости" - даже я охуевал, когда отсматривал материалы, несмотря на всю мою терпимость. Но они-то не просто баловались - они-то проституировали совершенно буднично.

Когда до них дойдёт, сколько на них компромата такого рода, и что практически на всех - думаю, они попробуют ввести в школьную программу курс гомоэротизма вместо основ православия. И хорошо, что мы-то озаботились собственной школьной системой для своих исчадий, дабы уберечь от государственного образования, какой бы маразм ни был там в моде конкретно в данный момент.

P-s-2: Да, вот несколько раз писал о проблеме (если то проблема) гомосячества, и всегда забывал высказать главную мысль.
Ну, понятно, что все гомофобы как бы радеют за демографию, но при этом лесбийские игрища девчонок - всем вообще до лампочки. В смысле, угрозы в том не видится, не осуждается практически никем.
Нет, родители - боятся не за девчонок, что друг с дружкой заиграются, а за парней.
И вот очень простой вопрос: а что вы, дорогие родители, делаете, чтобы как-то расположить своего отпрыска к девчонкам, когда опасаетесь, что он педиком может вырасти? Ну хоть шалаву ему профессиональную купить - слабо для инициации? Чтобы всё показала в щадящем режиме, чтобы научила? Это не такие уж большие деньги даже для провинциального нищеброда (благо, и шалавы провинциальные дешевле стоят).

А то ведь иногда кажется, что половина парней, провозглашающих (или даже считающих) себя гомиками - стали жертвами дефлорации одноклассницы лет в пятнадцать-шестнадцать, когда и у них это было в первый раз. Когда никто нихрена не умеет, никто ещё не знает, как это, но все предельно мнительны.








Tags: гомосячество, нравственность, философия
Subscribe

  • Украина, Россия и Чехов

    Многие сейчас всерьёз приморочились будто бы неминуемым обострением российско-украинского конфликта. Иные эксперты уж инструкции публикуют, как…

  • Байден, Зеленский, Путин

    Разговор Байдена с Зеленским длился целый час. Правда, двадцать минут из этого времени президент США вспоминал, кто такой Владимир Зеленский, и ещё…

  • Ошибка в журналисте

    Не так давно написал пост (как всегда, на манжетах, в пробках) по поводу задержанных в Украине волонтёров-патриотов по обвинению в подрыве машины с…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments

  • Украина, Россия и Чехов

    Многие сейчас всерьёз приморочились будто бы неминуемым обострением российско-украинского конфликта. Иные эксперты уж инструкции публикуют, как…

  • Байден, Зеленский, Путин

    Разговор Байдена с Зеленским длился целый час. Правда, двадцать минут из этого времени президент США вспоминал, кто такой Владимир Зеленский, и ещё…

  • Ошибка в журналисте

    Не так давно написал пост (как всегда, на манжетах, в пробках) по поводу задержанных в Украине волонтёров-патриотов по обвинению в подрыве машины с…