artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

История школьная и реальность жизненная

Сколько себя помню, всегда любил историю. Очень познавательная, очень увлекательная вещь. Благо, следует воздать должное советской школьной программе, она умела заинтересовать сим предметом юный ум, подчёркивая самые занятные детали той или иной эпохи.

Но вот с чем я долго не мог определиться — так с тем, при каком социально-экономическом строе больше хотел бы жить.

Социализм, конечно, отпадал сразу. При нём я и так жил в восьмидесятые, будучи школьником, и был им сыт по горло. Это было уныло. Да и светлый образ коммунистического будущего — казался примерно таким же плоским, блёклым и пресным, как образ Рая в христианской традиции. Нет, я довольно быстро, годам к двенадцати, пришёл к убеждению, что со всей этой краснознамённой байдой надо кончать — и лет за пять в целом управился.

Приходилось выбирать из трёх оставшихся исторических формаций: рабовладение, феодализм, капитализм.

Рабовладение — это, конечно, круто. Иметь в собственности живое человеческое существо, целиком от тебя зависимое, окружать его своей заботой, являть своё к нему великодушие — разве этот не прелесть? И до какой степени чёрствое сердце нужно иметь, до какой степени ненавидеть людей, чтобы лишать их этого счастья, чтобы разрешать иметь собаку или кошку, но запрещать иметь, скажем, девчонку-рабыню? Что за позорная, абсурдная дискриминация?

Правда, меня немножко смущало, что историки, описывая рабовладельцев, непременно требовали от них всячески измываться над своими двуногими питомцами, мучить их, унижать достоинство, эксплуатировать на износ и вообще гнобить. Я недоумевал: почему бы мне захотелось это делать с людьми, когда я не делаю этого с собаками и кошками? Быть может, господа историки всё же слишком категоричны в своих наставлениях о «надлежащем» обращении с рабами?

И быть может, если бы с рабами ан масс и в порядке вещей действительно так обращались в том же Риме — они бы предпочли бежать, имея, как правило, полнейшую к тому возможность? А так — только и было, что одно восстание Спартака, да и то — мало было связано собственно с рабовладением, а скорее представляло собой отголосок Союзнической войны на фоне политического кризиса в Республике после смерти Суллы, сепаратизма Сертория, вторжения Митридата (как я убедился, изучив вопрос подробней и без догматизма).

С другой стороны, и феодализм имел свои заманчивые черты. Эти замки, эти шпили, эти стяги с фамильным гербом, гордо реющие над донжоном. И ты сидишь такой весь нарядный во главе трапезного стола, в камине потрескивает огонь, заносят быка на вертеле, уютно порыгивают хмельные верные дружинники — лепота.

А как случается в королевстве междуцарствие — так к тебе наперебой выстраиваются соискатели трона, чтобы заручиться твоей военной поддержкой, а ты торгуешься, рассматриваешь варианты, и знаешь при этом, что если королёк тебя как-то разочарует — всегда можно перекинуться к следующему претенденту из очереди, и никто не назовёт это «изменой», покуда у тебя есть дружина. А коли её лишишься — так сожрут в любом случае, но таковы уж издержки статуса.

Охота, опять же, очень достойное дело. Оно ж — и забота об экологии. Чтоб, понимаешь, леса не сводились, чтоб дичь в угодьях не иссякала.

Кто-то скажет, конечно, что это для знати была такая клевая при феодализме житуха, а простые всякие крестьянчики-вилланчики бедовали и все их шпыняли. Но я бы сказал, что сами виноваты. Нельзя же, в самом деле, быть настолько беспросветно тупыми и до такой степени не понимать реалий мира, в котором живёшь? Ясный пень, если таскаться пешком по обочине в лохмотьях, да ещё и согбенным, да ещё и с мотыгой какой-нибудь, прости господи — будут тебя все шпынять, как тазик на Рублёвке.

Нет, разумные парни тогда брали солидного боевого одра, цепляли на тушку добротную ламинарную бригантину, вешали на пояс достойный клинок — и вот тогда было им респект и уважуха. Пусть золотишка даже нет особо — всегда можно победить на каком-нибудь турнире, обжениться на герцогской дочурке, и будет у тебя свой фьеф, будет замок.

Хотя и крестьянчикам — тоже бывали просветы. Взять хоть право первой ночи. Весьма вдохновляющий обычай, высокого нравственного смысла. Пусть жизнь селянки тяжела и неказиста, в общем и целом, но всё ж и она имеет право на то, чтоб обрести женственность с благородным господином, а не с какой-нибудь там неотёсанной деревенщиной. Ибо — духовность и милость к малым сим.

Но, конечно, и в капитализме есть много всего прикольного. Зашибать бабло, пускать его в оборот, строить торговые флоты, фактории, фабрики, двигать науку, приумножать свой капитал, покупать сенаторов и министров, контролировать внешнюю политику через банки, резвиться на полях биржевых сражений, не менее захватывающих, чем настоящие войны.

Всё это не может не оставить равнодушным амбициозного юношу, ценящего хорошую жизнь. Нет, конечно, бабло — это не главное и не единственное в жизни. Но это тоже круто. Деньги — это ведь не что иное, как номинированная и посчитанная благодарность людей. Истинная благодарность — когда люди готовы реально платить за ту пользу, что ты им приносишь, а не отделываться спасибками. Ну и приятно, конечно же, чувствовать себя полезным на миллионы и миллиарды.

И вот какое-то время я терялся, что же всё-таки выбрать. Покуда не убедился, ещё немного вникнув в суть вопроса, что советская школьная история нас обманывала. Да, она была увлекательна в подаче фактуры — но она была насквозь идеологизирована, свято следовала скрижалям марксистского исторического материализма. Который, собственно, и предписывал делить шкалу времён на эти пресловутые социально-экономические формации.

Но при ближайшем рассмотрении обнаружилось, что это просто чушь собачья. Вернее, намеренное передёргивание со стороны господина Маркса, который занят был не столько добросовестным исследованием истории как она есть, сколько пропагандистскими потугами натянуть сову на глобус. В смысле, свою теорию — на реальную историю Европы. С одной только целью: изобразить поступательное развитие тех самых «формаций», где бы феодализм оказывался прогрессивнее рабовладения (а Тёмные Века, соответственно, прогрессивней Римской Республики времён Цицерона), а венчал бы всё — сиятельный коммунизм (через посредничество социализма, который предлагалось считать прогрессивнее капитализма).

Если не воспринимать сию марксистскую конструкцию как некую непреложную аксиоматику (и с чего бы, кстати, воспринимать её так?) - несложно убедиться, что вся она состоит сплошь из натяжек самых вульгарных и нелепых.

Вот кем, скажем, был Марк Лициний Красс в Древнем Риме? Рабовладельцем, поскольку Рим тогда имел «рабовладельческий строй»? Да, безусловно старина Марк владел рабами — и в изобилии. Но то было не единственное его достояние. Он также владел многими объектами недвижимости, предприятиями лёгкой и пищевой промышленности, и просто имел дохрена бабла. Каковое умело приращивал, используя вполне имевшиеся тогда в Риме экономические инструменты — и во многом на его капитале основано было его огромное политическое влияние. Чем это не положение капиталистического магната? И какие, собственно, атрибуты капитализма не имел тогдашний Рим? Банки, биржи, векселя, отчуждаемые доли в инвестициях (акции) — всё это было уже тогда. Разве лишь, электронных платёжных карточек не было, тут немножко не дозрели.

И вместе с тем, имея такое богатство и такое политическое влияние, Красс мог позволить себе не то что собственную феодальную дружину, а в своё время нанял целую армию в шесть легионов и самостоятельно предпринял поход против Парфии (немного неудачно — ну да это уж дело другое: не каждый успешный бизнесмен обречён быть гением военной стратегии).

Таким образом мы видим, что уже в Риме человек мог быть и рабовладельцем, и капиталистом, и феодалом. И к чему тогда вообще это разделение, к чему весь этот трёп о будто бы несовместимости означенных Марксом общественных устройств, что так обескураживало мечтательных советских пионеров?

Поняв это, я решил попробовать, можно ли и в современном мире стать одновременно бизнесменом, рабовладельцем и феодалом. И вот теперь у меня множество невольничков, недурной весьма прибыльный агрохолдинг (не считая инвестиций в ценные бумаги) и собственная хорошо оснащённая гвардия, способная посоперничать силой с иным государством (пусть и на правах, которые можно было бы назвать «вассальными» по отношению к той реально гигантской Корпорации, к которой я имею честь принадлежать; меня это не гнетёт; есть сюзерены, которым приятно подчиняться, когда сам их выбрал).

Можно, конечно, заметить, что два пункта из этого списка личного успеха, невольнички и частная армия — не вполне законное явление в современной России. Но мы же говорим о фактических реалиях, а не о юридических иллюзиях. А в мире фактических реалий — достаточно, чтобы ценилось бабло как частный экономический ресурс, и все остальные права к нему прилагаются. Когда не по закону — хвала коррупции, позволяющей класть болт на законы столь дурацкие и дискриминационные.

В целом, должен сказать, лучше забыть про марксистские эти бредни о последовательных формациях. Этого просто нет и никогда не было. Что есть — так всего два типа устройства общества, разросшегося чуть дальше первобытного племенного, где все друг друга знают и всё решают старейшины. Когда общество всё же слишком многочисленно для власти старейшин и личных знакомств — оно имеет два, можно сказать, дискурса. Либеральный и патерналистский.

Первый — во главу угла ставит частную свободу, в том числе — предпринимательской инициативы, которая в случае успеха позволяет повысить свой статус, преумножить своё достояние, попутно способствуя и развитию материальной культуры общества в целом. Но в случае НЕ успеха — можно, конечно, проебать всё, включая и свободу, оказаться в рабстве у другого человека. Но можно — и не оказаться.

Второй дискурс, патерналистский (будь то классическая восточная деспотия древности или новейшее её воплощение под новомодным псевдонаучным словом «социализм»), во главу угла ставящий стабильность и государственную заботу о коллективном выживании — не оставляет шансов ни на устойчивое развитие материальной культуры, ни на сохранение частной свободы хоть кем-то. Такое общество со всей неизбежностью окукливается, закрывается от любых инноваций, и рабами в нём становятся ВСЕ. Включая даже верховного какого-то фараона (или генсека), который тоже раб своего статуса.

Разумеется, в реальной жизни не бывает, чтобы тот или иной дискурс возобладал абсолютно, стопроцентно. Даже в КНДР всю дорогу имела место какая-то частная коммерция, пусть подпольная, и даже на Диком Западе бывали какие-то ограничения частных прав во имя «общего блага».

Но вот когда в целом общество ориентировано на частную свободу (или когда государство достаточно слабо и безвредно, чтобы поддерживать нечто иное) — открыты все возможности. Можно заделаться и толстосумом, и рабовладельцем, и бароном с собственной дружиной (и плевать даже на генеалогию).

Я считаю, что это очень утешительная новость для тех, кто по-прежнему привык мыслить категориями марксистской схоластики и печалится, что будто бы не судьба ему иметь рабов, поскольку рабовладение было отменено вместе с Римской Империей. Забудьте весь этот идеологизированный вздор, которому учили в советских школах, а нынче пытаются проталкивать и на гуманитарных факультетах западных универов, ставших рассадниками левизны.

Поэтому, если вам предлагают хорошего раба по сходной цене, если вы считаете, что ему найдётся применение в хозяйстве — покупайте смело, не страшась показаться самому себе «анахроничным» и «непрогрессивным». Ерунда это всё. Вот только вовсе необязательно мучить его и унижать его достоинство лишь ради следования «канону». Поверьте мне как практику, без этого вполне можно обойтись.

И личную хорошо оснащённую профессиональную дружину — тоже, конечно, лучше иметь под рукой даже в самой благопристойной стране. Никогда нельзя во всём и всецело доверяться общаговой полиции (если, конечно, вы не содержите местную ментовку за свой счёт и на правах своей персональной дружины).

Tags: история, оптимизм, политика
Subscribe

  • Ваксеры, антиваксеры и перспективы

    По-прежнему не хочу влезать в дискуссию прививочников и антипрививочников, ибо не хочется ссориться с достойными людьми, кои водятся в обоих…

  • О достойной смерти

    Да, я написал давеча пост о том, что предпочёл бы, в случае школьного шутинга, видеть своих детей вооружёнными и гордыми — и вспомнил, что…

  • Ксенофобия и логика

    Не раз доводилось слышать примерно следующее: «Вот есть люди, которые говорят: «Я, вообще-то, не антисемит, у меня даже есть…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments