artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Category:

Про новый фильм "Экипаж"

Не так давно, помнится, я обмолвился в одной заметке про грядущий (по состоянию на тогда) главный российский блокбастер сезона, «Экипаж». И высказал ту мысль, что все новейшие римейки советской киноклассики — выходили донельзя убогими. При этом я надеялся в глубине души, что «Экипаж» всё-таки окажется исключением. И актёры хорошие, и режиссёр (во всяком случае, «Легенда №17», как по мне, вполне ладно скроенная получилась вещь, хотя я не спец по хоккею).

И сразу оговорюсь: я стараюсь не приплетать к искусству политику. Да, Россия сейчас пребывает в малешко ебанутом состоянии, а многие наши творческие люди, и без того психически тонкой организации, совсем потекли крышей, но я привык оценивать работу Шляпника по шляпам, а не по его застольным беседам с Мартовским Зайцем.














Вот, скажем, Охлобыстин — мудак мудаком, как рот не по роли раскроет, как пойдёт о политике рассуждать. Но это не мешало мне смотреть «Интернов», где половина успеха — именно в Охлобыстине (и в умении создателей правильно его «запрячь»).

Может, если б и Путин сыграл в каком-нибудь фильме, и сыграл хорошо — мне бы понравился этот фильм. То есть, конечно, это не значит, что Путину место в Кремле, а не в дурдоме — но на съёмочную площадку можно выпускать и из дурдома, в сшитом на заказ смирительном кимоно.

Таким образом, я, типа, непредвзят и стараюсь быть объективен (хотя, конечно, никому не дано убежать от вкусовщины — да и надо ли?)

Ну и что вам сказать про этот новый «Экипаж», когда я наконец его посмотрел? Вот я говорил о прежних римейках, что они убогие? Но можно поставить им в плюс, что их спасают актёры. В том смысле, что они тоже бывали убогие, никому нахер не известные, и можно было условно считать, что создатели старались, а фильм погубил мискастинг (и низкий бюджет).

Про «Экипаж» этого сказать нельзя. Там и с бюджетом всё пучком, и актёры реально хорошие. И Машков, и Козловский, и Шакуров, и Газаров. Они довольно разноплановые, играли много где и много кого. При этом довольно харизматичные, каждый по-своему. Поэтому, честно, я не знаю, что нужно было сделать, чтобы эти действительно сильные актёры смотрелись так, будто их «скины» при помощи CG напялили на учащихся ПТУ, ставящих пьесу в своём драмкружке. И не в финальной стадии ставящие — а вот как будто у них первая репетиция, где все блуждают по сцене, натыкаясь друг на друга, и бубнят роли по бумажке. И ставят не просто пьесу — а пьесу, которую ненавидят. Потому что её написал их одноклассник-графоманьяк, сынок директора учебного заведения, и отказывать как-то неудобно, а выкладываться — западло. Честно, я представить не мог, что таких актёров можно сделать настолько «деревянными».

Но на самом деле, конечно, сценарий и диалоги писал не малолетний сынок директора ПТУ. То есть, разумеется, малолетний, но не сынок директора. Думаю, это была бригада юных таджикских гастарбайтеров, что бы иное ни значилось в титрах. И я делаю такой вывод не потому, что их русская речь неграмотна. Нет, с этим всё в порядке. Ведь они наверняка писали на родном языке, а потом прогнали через Гугл-переводчик.

Такое, во всяком случае, складывается ощущение. Ибо жизненная достоверность реплик — ну где-то на уровне: «Неужели ты не видишь, что твоему товарищу каплет за шиворот расплавленное олово?» И данный эффект погружения седалища в лужу — усугубляется такой же примерно «страстностью» исполнения. Ну вот только что по складам не читают.

Сюжет? Надеюсь, не будет слишком сильным спойлером, если скажу, что самолёт благополучно долетел и все спаслись? Ну, так было и в советском «Экипаже», который все смотрели, и вряд ли кто-то ожидал в римейке отсутствие хэппи-энда. Это было бы слишком внезапно и сурово, если б создатели взяли и угробили свой экипаж. Хотя минуты с десятой начинаешь думать, что в этом было бы разумное зерно, а с двадцатой — начинаешь этого желать.

В остальном — что ещё можно сказать про сюжет? Ну, взаимоотношения людей, типа. Скажем, бравый бывший военный асс (определённо с двумя «с») Гущин (Козловский) имеет непростые отношения со своим отцом-авиаконструктором. Который тащит сынка по жизни из одного летающего цирка в другой, от погранцов в ВВС, из ВВС в военно-транспортную авиацию, оттуда — в пилоты пассажирского лайнера, с десятиминутным курсом переподготовки на тренажёре. А сынок всё чудит, как пятнадцатилетний подросток, дорвавшийся до авиасимулятора, смысла слова «приказ» не понимает наглухо, поскольку сам себе на уме и всегда знает лучше других, как правильно. Разумеется, это делает из него гения пилотажа и короля небосвода, который обязательно всех спасёт, когда спасуют многомудрые и опытные товарищи.

У командира воздушного судна Зинченко (Машков) непростые отношения со своим сыном, который, будучи студентом-юристом и атлетом, ведёт себя как пятнадцатилетний подросток, но это потому, что он — независимая, непосредственная, душевно чистая, незамутнённо искренняя личность. Подразумевается, вероятно, что он должен раскрыть своё неотразимое обаяние — но у него было мало времени.

Так почему я, бишь, решил, что сценарий писали таджикские подростки? Ну, может, не таджикские, на самом деле. В действительности, мне доводилось наблюдать и автохтонных подростков, в которых удивительным образом сочетается медвежья глухота к родному языку — с непрошибаемой уверенностью в собственной гениальности, переносимой, конечно же, на подходящих персонажей (пребывающих, разумеется, в конфликте с миром взрослых, которые ничего не понимают «в колбасных обрезках»).

Ещё имеют место непростые отношения между Гущиным (который вечнозелёный военный «асс») и девочкой-пилоткой, которой доверили штурвал, потому что она тоже хочет летать, а если не дать — того гляди пожалуется в Лигу Сексуальных Реформ. Да и почему б не дать-то ей, когда дают первому встречному бравому вояке, норовящему задрать пассажирский Боинг свечкой со взлёта, типа, вау, круто?

Правда, старший товарищ, этот формалист и буквоед Зинченко — мягко выговаривает за такую вольность. И рассказывает анекдот:

«В автобусном парке — поминки по недавно почившему коллеге-водителю. Слово имеет начальник: «И вот что самое поразительное было в Васе — так это его тёплая, добрая, лучистая улыбка, которой мы никогда не забудем. Он ведь и умер с улыбкой во сне. Не то, что эти обоссавшиеся, обосравшиеся пассажиры!»

Нет, не рассказывал Машков в фильме такого анекдота? А зря! Ну, появилось бы на два часа экранного времени — хоть минута чего-то живого и адекватного (хотя, конечно, о какой адекватности можно говорить, когда за штурвалом машины в десятки тонн да с сотнями пассажиров оказывается не наигравшееся в Ил-2 малолетко, с папашиной подачи?)

Серьёзно, вот я старался быть непредвзят и доброжелателен к этому фильму — но он, сцука, не сделал ничего, чтобы ответить взаимностью. Это фильм, в котором бесит абсолютно всё.

Сюжет, диалоги, отношения людей, психологические коллизии? Да их даже «ходульными», «картонными» или «заштампованными» не назовёшь! Их даже «плоскими», «двухмерными» назвать — планиметрию обидеть. Они, можно сказать, «обозначаемые», а не «показываемые». Какая-то поразительная сквозит беспомощность в том, чтобы показать даже такую кондовую вещь, как пилотажное мастерство обозначенного короля небосвода. И ладно бы на ероплане — так и на девочкиной машинке, которую Гущин берётся запарковать в трудных условиях.

Думалось бы: вот что проще? Во-первых, показать, что условия трудные, что тачки стоят густо, а этот крендель — как-нибудь мастерски маневрирует задом, с рёвом, с пробуксовкой пролетая зеркало к зеркалу.

Хрен! Показывают, как он вырулил на пустой площадке, отъехал, раскрыл дверцу, сорвал цветочек с клумбы — и подразумевается, что это офигенно круто.

Блин! В пятнадцать лет нормальный сценарист уже должен водить машину так, чтобы это не казалось офигенно круто. В десять — ещё ладно. Но в пятнадцать иные детишки ментов с хвоста стряхивают, уходя юзом на квадратик — и всё равно далеко не всем из них разумный хозяин авиакомпании доверит штурвал Боинга.

В воздухе, правда, всё гораздо жёстче. Там герои совершают немыслимые трюки, вроде перегрузки пассажиров налету из транспортного самолёта в лайнер. И рассказывается, как это сложно, и накал драматизма неистовый... подразумевался бы, если б актёры перед съёмками выпили по паре чашечек кофе, чтобы побороть зевоту.

Да, актёрская игра здесь... Ну вот советский «Экипаж» помните? Была там, среди спасаемых, такая болтливая дамочка, которая от шока, а потом релакса, когда всё позади, всё трещала без умолку. А соседка её была такая меланхоличная грузинка, которая, кажется, выдала всего одну реплику: «Дорогая, я тебя очень прошу: заткнись, пожалуйста!»

Так вот это была актёрская игра. С чувством сказано было, с выражением. С хорошим «драмокомическим» эффектом. А здесь — впору исполнителям маски надевать с нужным выражением, на древнегреческий манер, чтобы показать ту или иную эмоцию. Получилось бы живее.

Ну и я не касаюсь технических вопросов вроде того, возможно ли это в принципе, переправить пассажиров по воздуху с одного самолёта на другой (и на что они будут после этого похожи). Ради пущей драмы — будем считать, всё возможно.

Но я бы, наверное, усугубил меру ответственности. Я бы сделал так, что они вывозят на одном из самолётов не абы кого, а младенцев. Скажем, отказников из приюта. Несчастные сиротинушки, чуть не брошенные на произвол, но героически спасаемые. И самолёт, на который их погрузили — керосинозаправщик. Но горючка на нуле — и вот младенцев проталкивают по шлангу. Это было бы и трогательней, и напряжённей, и реалистичней, наверное.

Хотя, на самом деле, в фильме присутствуют сироты. В самом начале, когда этот Гущин, работая ещё в военно-транспортной авиации, принимает контейнер с игрушками, собранными неравнодушными людьми для детдома, а коррумпированный генерал навязывает ему ещё и пару джипов в подарок каким-то важным людям. А угодив в грозовой фронт с перегрузом, Гущин принимает волевое решение: сбросить не игрушки, как ему приказывают, а злоклятый буржуйский джип. И зритель, конечно, должен прослезиться, гоня от себя мысль, сколько бы игрушек можно было купить на цену этого джипа: пятикратно от его массы или десятикратно?

Да, это называется «социальный пафос». Даже юные сценаристы слышали о такой фишке, которая должна ввергать зрителя в умиление и внушать чувство сопричастности к благородству.

Из той же серии — сцена, где Гущин ставит на место распоясавшегося прямо на борту соучредителя своей авиакомпании. Ну, если ты владеешь авиакомпанией — понятное дело, ты из одной только вредности забуришься в общий салон и будешь вести себя так, словно это твой личный бизнес-джет. Курить при женщинах и детях, бухать на взлёте, хамить стюардессам и другим пассажирам. Все капиталисты так делают — ибо такое уж у них представление об успехе. Но тут на пути обнаглевшего мироеда встаёт пилот-максималист, который доказал уже, что вместо плюшевых игрушек сбросит внедорожник, а если в полёте встанет вопрос о лишних пассажирах — начнёт разгрузку, конечно, с бизнес-класса.

Серьёзно, вот убивают даже не штампы сами по себе — а нелепость и маразматичность, тотальная беспомощность в их реализации. Поэтому я и не верю, что фильм делали те, кто обозначен в титрах. Нет, всё-таки это должны быть гастарбайтеры. Ну или это какой-то такой вычурный издевательский постмодерн, что даже я не в состоянии понять, нахера.

Визуальные эффекты? Судя по бюджету, на них должны были потратиться. И таки да: типа, взрываются ёмкости с нефтепродуктами, течёт лава, и вулкан учиняет ковровую бомбардировку окрестностей «файерболами», похожими на снаряды онагров из Rome: Total War.

Конечно, ёмкости взрывались и в том, старом «Экипаже». И потоки горящей нефти, перемешанной с селем — были. А вот метеоритного дождя вулканическими файерболами — не было. Потому что тогда ещё не было, наверное, движка Rome: Total War.

Серьёзно же, в том, советском фильме — да просто круче как-то графические эффекты смотрятся, даже сейчас. Без «клюквы», без нарочитых закидонов в духе: «А вот мы ещё так умеем нарисовать, против всех законов физики и природы!» Как-то и натуральней, и «зловещее». Реально в напряжении держит вся эта эпопея с вылетом из обречённого аэропорта. Саспенз отличный, и то была чуть ли не первая проба советского кинематографа в жанре фильма-катастрофы (с элементами психологической драмы) — но весьма удачная. Насколько в курсе, тот фильм и за бугром приличную кассу собрал, на тамошнем-то избалованном зрителе.

Соберёт ли этот? С трудом себе представляю такого кретина, который отвалит собственные деньги за прокатные права на эту утрированно халтурную поделку. Скорее, это правообладателям придётся мощно проплатить ему, чтобы взял.

Критики, меж тем, пишут в рецензиях, что фильм этот очень тёплый и ламповый, нисколько не голливудский, а наш родной, и как здорово, что у российского кино появилось снова «собственное лицо». Ну да. Есть такое выражение — brown bag face. В смысле, в коричневый пакет такие лица упаковывать предпочтительно, но зато — собственные. Не знаю. Мог бы сходу назвать с десяток российских современных сериалов, а не полнометражных фильмов, которые смотрятся на класс выше и «дороже», чем эта лабуда.

Но что не голливудская — точно. Я вот раньше считал, что самый лажовый фильм-катастрофа всех времён и народов (по соотношению затраты-качество) — это «Идеальный шторм», где непостижимым образом и такой харизматичный парень, как Джордж Клуни, выглядит весьма жалко, где дохрена штампов, до усрачки вымученного пафоса. А теперь вижу, что Голливуду никогда не опустить Клуни так, как здесь опустили Машкова. И никогда не наворотить столько невнятной, но охеренно патетической ерунды. Кишка тонка.

Что ещё сказать про этот фильм? Какие у него всё-таки имеются сильные стороны? Ну, они, наверное, имеются. Как у Луны имеется тёмная сторона. Имеется. Но — тёмная.

Да, звук. Вот не изучал вопрос, кто именно делал его, но рупь за сто — какая-то контора, подвизавшаяся на дубляже голливудской продукции. А значит, у них давно редуцировано понимание того, что такое насыщенность звука в фильме, вот со всеми этими фоновыми шумами, хаотичными репликами на заднем плане, чтобы это звучало естественно. Они давно привыкли, что единственная их задача — пустить высоко поверх всего остального «несущий» голос, озвученный старательно и выразительно, как в довоенном радиоспектакле (и не спрашивайте, до какой войны «довоенный»).

И вот насколько убого звучит лицензионный российский дубляж последних лет (по сравнению даже с пиратками девяностых, где какой-нибудь гнусавый Володарский не раздражал хотя бы потому, что и не особо претендовал на актёрство, а был забавен сам по себе) — настолько же убого звучит и здесь, когда озвучено вроде бы родными голосами, но вот так кондово, так безыскусно сляпано и сведено, что хушь плачь. Да, это не Голливуд, не Рио-де-Жанейро с «Рабынькой Изаурой» и даже не Болливуд (там хоть песенками фон заполняют).

Поверьте, я добросовестно пытался найти какие-то плюсы у этого фильма — но он просто фантастически уёбищный абсолютно во всём. Это казалось невероятным, что весьма выигрышный сюжет (всегда выигрышный) да при весьма талантливой команде — можно превратить в такое несуразное, беспросветно тупое позорище. Но, как шутили мы в детстве, «акселерация — это значит: что комсомольцам двадцатых было по плечу — комсомольцам восьмидесятых уже по хуй». Ну а новейшим комсомольцам от «фильмопрома» - страшно даже сказать, по какое место.

Особенно умиляют отзывы критиков, которые вроде бы не слыли раньше кончеными дебилами. Нет, я всё понимаю: сколько людей — столько мнений, и каждый дрочит, как он хочет, и на что хочет, и tastes differ...

Но когда они пишут, какой это прорыв отечественного кинематографа — я не могу отделаться от ощущения, что либо они так садистски изощрённо стебутся, либо их очень хорошо мотивировали, ну либо тут уж реально страна «оптом» ебанулась в потугах выдать желаемое за действительное, будь то «Путин всех переиграл» или «мы снова делаем великое кино» (ладно, воздержусь от политиканства).

Тот, советский «Экипаж» - он не был каким-то шедевром. Просто добротный фильм с «вменяемыми» сюжетными линиями, более-менее «взрослым» психологизмом, пристойной актёрской игрой, качественной режиссурой.

Но ЭТО? Там рядом близко не стояли слова «пристойный», «качественный», «взрослый». Из пристойного — там, пожалуй, только фоновые шумы барышень в особо стрёмных местах полёта, которые, зажмурившись, можно принять за отголоски добротного немецкого кино из жизни сантехников и развозчиков пиццы.

Реально впечатление такое, будто какой-то десятиклассник решился поразить мир собственным вИдением человеческих отношений на катастрофическом замесе — в меру собственного разумения что про отношения, что про катастрофы.

Нет, я не хочу никого уязвить, я не навязываю своё мнение, но и не намерен держать его при себе. Раз уж заценил эту феерическую хуйню — зачем скрывать оценку, выраженную в словах «феерическая хуйня»? :-)




















































































































































































Tags: Россия, кино
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments