artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

Украина и российские фильмы

Новость последних дней, имевшая некоторый резонанс — запрет в украинском прокате российских фильмов производства от 2014 года начиная.

Тут уж и многие как бы симпатизирующие Украине люди замечают, что «иногда они всё же делают глупости».

Для меня — вот же открытие, что некое государство иногда делает глупости! Честно, моё отношение к государствам таково, что если они хоть иногда делают что-то помимо(!) глупостей — это уже очень хорошо для них.

Ну и понятно, что это внутреннее дело Украины, а я не являюсь её гражданином, и должен уважать её суверенитет, включая право властей делать то, что может представляться глупостями.

Но точно так же я не являюсь гражданином Франции (когда не использую фальшивые паспорта, конечно), и должен был бы уважать суверенитет Марианны, однако это не мешает мне иметь и высказывать своё мнение об их политике защиты национальной культуры.

Она же, на самом деле, весьма похожа на украинскую. Вернее, это украинская культурная политика, с начала нулевых, — во многом скалькирована с французской. Потому что между Украиной и Францией на самом деле есть что-то такое неуловимо общее во многих аспектах менталитета.

И вот французская политика последних десятилетий — она, в общем-то, сводится к маниакальной защите родной культуры и языкового пространства от англосаксонского влияния. Там на законодательном уровне принимаются нормативы по ротации отечественных и забугорных песенок на радио, по содержанию отечественных и забугорных фильмов на ТВ и в прокате, и даже по употреблению лексики. Последнее — во многом похоже на российское славянофильство с этими всеми «говорим «мокроступы» вместо «галоши». Так и во Франции считается, что если можно найти какой-то французский аналог — то ни в коем случае нельзя заимствовать англоязычный. По крайней мере, в официальной лексике. Вплоть до угроз административными карами.

В этом отношении лягушатники, конечно, красавцы. Сначала «инфестировали» английский язык пропущенными через себя латинизмами так, что сейчас в английском примерно пополам германских корней и романских от старофранцузского, а потом — закрылись и наморщили нос.

Серьёзно же, я нахожу эту официальную французскую политику весьма курьёзной и маразматической. Ну, я враг любого протекционизма, а уж в культуре — особенно. Как по мне, если культура сильна и живуча — она не нуждается в защите. А если кому-то кажется, что она нуждается в защите, то её внедрение не поможет в любом случае. Скорее, угробит ещё вернее.

Ну это как если бы на школьных танцах вышло распоряжение директора: «Развлекайтесь в своё удовольствие, но не меньше часа девочки должны отработать медляк с Васей. Чтобы он не чувствовал себя обиженным».

Что будет ясно из такого распоряжения? Прежде всего — кажется, с Васей чего-то сильно не в порядке, что никто не захочет с ним танцевать по доброй воле, раз уж приходится так его защищать. И директивно — можно, конечно, заставить и танцевать с ним, и даже замуж выйти — вот только дети вряд ли от него будут.

Особенно, это, наверное, обидно будет для Васи, если на самом-то деле он не имеет оснований считать, будто по собственной воле девчонки им не интересуются. Но директор так скажет — и ведь это станет реальностью.

Нечто подобное и произошло с французской культурой. Да, к двадцатому веку она уже не была безусловно лидирующей, как веке в восемнадцатом, когда не только в России, но и по всей Европе человек, претендующий на утончённость и образованность, не мог не знать французского. Но всё равно сохраняла довольно сильные позиции. А Париж — и поныне «мировая столица мод».

Однако ж, поскольку французы, как и всякие южане, весьма склонны избирать себе в политики демагогов-горлопанов, и при этом имели несчастье не иметь мощной мафии, как в Италии, когда бы правительству было чем заняться, - правительство стало заниматься защитой французской культуры от «голливудской экспансии». А это сразу придаёт подзащитной налёт какого-то местечкового убожества. Само допущение, что её нужно защищать и продвигать, что она недостаточно привлекательна для людей as is.

С другой стороны, скажем, испаноязычную культуру никто так особо не защищал на правительственном уровне (не знаю опыта всех латиноамериканских хунт, но и там не припомню). Однако ж она-то как раз здорово воспрянула и окрепла. И сама ведёт уверенную экспансию. Наступает в том числе на Голливуд и его окрестности. Сейчас, пожалуй, всякий американец знает хоть какие-то испанские выражения («аста ла виста, бейби» :-) ), а многие, причём и WASPы, проживающие на югах, вполне даже прилично говорят по-испански. И не только сотрудники полиции.

Поэтому мне нелепо и смешно слышать всякое это нытьё: «Если мы не защитим свой язык и культуру — они исчезнут».

Во-первых, если так — значит так. Значит, судьба такая.

А во-вторых, вот чего-то я не слышал, чтобы Порта, на века подмявшая под себя Грецию, предпринимала какие-то меры к защите греческого языка и культуры. Скорее, наоборот. Нет, турецкий не навязывали — но греков просто вырезАли в ходе многочисленных конфликтов. Но вот чего-то как-то эллинский язык никуда не делся.

И чтобы Австро-Венгрия оказывала покровительство чехословацкой культуре — тоже этого не скажешь. Там-то наоборот: вырезать чехов не вырезали, но чтобы сделать хоть какую-то карьеру — требовалось знание немецкого. Во всяком случае, для славян. Это с мадьярами ещё что-то вроде «унии» существовало, на паритетных началах (хотя венгерская аристократия в любом случае была прежде всего германоязычной). А славяне, чехи — они, если называть вещи своими именами, считались всё же людьми второго сорта, если не говорят по-немецки.

Но и как, чешские язык и культура куда-то исчезли, за века-то германского господства? Да нет. Прекрасно себя чувствуют, в общем-то. Насколько это возможно для сравнительно малой нации, никогда не претендовавшей на глобальную значимость (к слову, по этой причине я боюсь чехов; вот у всех народов Европы бывали периоды экспансионизма и каких-то имперских понтов, а им как будто оно и не нужно; но в тихом омуте — черти водятся, мы-то знаем :-) ).

Ну и понятно ещё, когда берётся под опеку и протекцию некое племя, живущее на островке, и кто-то прилагает усилия, чтобы сохранить его язык и обычаи, чтобы оно не растворилось в своём окружении (без толку, как правило).

Но защищать административными мерами культуру вроде французской? До этого только ебанутые социалисты могли додуматься. И сильно повредили престижу этой культуры. Она перестаёт быть прикольной, когда в обязаловку. Поэтому и приходится импортировать арабов и негров, чтобы хоть кому-то «продать» французский язык как нечто крутое и важное.

Вообще же, когда правительство начинает заниматься вопросами культуры — я лично считаю, что это самое время для установки гильотины на Гревской площади. Ну так, для антуража. И соблюдения традиций, раз уж мы их защищаем.

То есть, когда правительство парится культурными «проблемами» - самое время задать ему вопрос: «У нас что, улажена ситуация с террористической угрозой? У нас уголовная преступность разгромлена и прижата к ногтю? У нас оптимизирована налоговая система для наибольшей инвестиционной привлекательности? Нет? Так какого же хера вы занимаетесь хернёй на деньги налогоплательщиков?»

И тут, конечно, возникает много желающих «просветить» на тот счёт, что именно защита отечественной культуры — главный ключ к решению всех прочих задач государственности. Ибо это самое важное. Ну да, пиздеть — не мешки ворочать. А мастера культуры — это, как правило, такие бляди, во всех странах, что никогда не откажутся от кусочка бюджетной халявы. Талантливые, даже гениальные — но бляди с ментальностью содержанки. Не говоря уж про то сословье «государственных мужей», которые не могут проявить себя ни в каком настоящем деле, но обожают «комиссарить».

В этот момент — гильотину можно даже активировать. Ну так, в тестовом режиме. Капусту почикать. Арбузы.

В общем, если кому-то интересно моё мнение про культурную политику французского правительства — то они идиоты. Хотя, конечно, я должен уважать их суверенитет. Наверное. На самом деле — у меня всё-таки «акционерное», а не «национальное» отношение к юрисдикциям. И в глубине души я считаю, что владение довольно жирным пакетом французских активов — даёт несколько больше политических прав в этой стране, нежели тот факт, что какого-то ушлёпка угораздило вывалиться там на свет божий и сразу сесть на пособие.

Нет, я люблю Францию, я хорошо там себя чувствую — но я ненавижу регуляторские потуги их вечно розоватых правительств. В своё время мы возлагали большие надежды на Саркози, что хоть он прижмёт всю эту левую каналью — но тоже слизняк оказался.

Возвращаясь к Украине, которая тоже мне симпатична, хотя там я не имею на данный момент таких активов, как в России или Франции (но мои друзья - имеют и больше).

Надо ли говорить, что сама по себе вся эта свистопляска с административной защитой «украинства», пошедшая от Ющенки или даже раньше, - мне не может сильно нравиться? Да если б не эта трогательная забота со стороны «директора школы» - может, украинская культура и язык уже десять лет назад гораздо лучше бы воспринимались на Донбассе и даже в Крыму. Вообще-то, русскому языку ещё и в девятнадцатом веке было свойственно заимствовать украинизмы для некоего такого шутливого шика. Может, если б не издавать кретинические указы про обязательность дубляжа фильмов в кинопрокате только на украинском — он бы и не вызывал такого отторжения даже у местных «ватников».

Серьёзно, вот чьё это ещё собачье дело, помимо владельца кинотеатра, на каких языках ему там крутить фильмы? Это его частное заведение, вообще-то — и какого хрена ему кто указывать будет? Захочет — может и на соахили. Правда, и то, что могут возникнуть проблемы с привлечением зрителей — то будут тоже его частные проблемы.

В общем и целом, та политика защиты «украинства», которая проводилась при Ющенко (насколько я её, конечно, могу оценивать из Москвы) — видится как «глупость, совершаемая с очень серьёзным лицом».

Но сейчас, конечно, ситуация немножко изменилась. К данному моменту уже Россия умудрилась сделать куда бОльшую глупость. Напасть на Украину, аннексировать территорию, развязать войну.

Да, ну и то, что эта война не объявлена — ничего, конечно, не значит. Когда, бишь, у нас вообще в последний раз войны объявлялись по классической процедуре, с разрывом дипломатических и торговых сношений? Да во Вторую Мировую, наверное (ну и, возможно, в каких-то малозначительных локальных конфликтах впоследствии). А так-то — всегда находится возможность назвать войну не войной, а чем-то иным, и сохранять ровно столько связей, сколько нужно высоким воюющим сторонам. И по хорошему счёту, разрыв дипломатии, торговли и туризма — он только осложняет деятельность разведки. Сильная сторона — в этом не заинтересована.

А как ни покажется кому странным, Украина в данном конфликте — это сильная сторона, в то время как Россия — просто совершила самоубийство. Вернее, я предпочитаю думать, что это «Московия» совершила самоубийство (наконец-то, пятьсот лет ждали), а России ещё только предстоит показать, какой она может быть, когда вылечится от психических всяких недугов.

Но при этом, естественно, и на украинской стороне всё это время не стихают крики: «Да мы проигрываем информационную войну — вот что самое главное! Наши власти ничего не делают, чтобы обезопасить нацию от российской пропаганды! А ведь пропаганда — это главное оружие!»

Я бы сказал, это главное заблуждение новейшего времени, будто пропаганда — главное оружие. Заблуждение, происходящее от того, что пиздоболы всех наций и мастей посмотрели на лавры доктора Гёббельса и решили, что это он «сделал Райх». И что у них — тоже получится, если овладеть технологиями промывки мозгов. Ну или что у кого-то получится, и потому нужно уделять очень большое внимание пропаганде и информационной безопасности. Благо, на этом можно и бюджеты осваивать, практически неограниченно. Ведь это ж «самое главное».

В действительности, успех пропаганды всегда бывает лишь в тех случаях, когда а) имеется достаточное поголовье достаточно тупых лохов; б) им, самым грубым образом, говорят то, что они сами думают и хотят услышать подтверждение. Например, что во всех их проблемах виноват кто-то другой, и что у них есть моральное право чего-то спиздить. И когда речь именно о жадном туповатом лохе — пропагандисту достаточно рот на эту тему раскрыть, как в ответ звучит: «Уболтал, чёрт языкастый!»

Поэтому успех пропаганды — всегда определяется наличием подходящей целевой аудитории. Откуда она берётся? От таких условий существования, где человек может выжить, не включая голову. Но ровно так же — эта аудитория теряется в условиях качественного естественного отбора, или когда единовременно хорошенько получает по голове (как немцы в 45-м) и понимает, что в этом мире лучше соблюдать приличия, ибо иначе — будет больно.

В общем, на умных и умудрённых опытом людях пропаганда просто не работает, а на непуганных идиотах она работает тем эффективнее, чем проще и вульгарней. По принципу «ему покажешь медный грош — и делай с ним, что хошь».

Но при этом всегда есть множество людей, и довольно горластых, которые кричат о всесилии пропаганды, о необходимости позаботиться о своей информационной безопасности, и они дёргают правительство за рукав, требуя что-то сделать.

И правительству приходится сделать «что-то». Ну, типа, запретить какие-то культурные или информационные продукты со стороны противника.

Как по мне, это всё чушь. На самом деле, потребление чьего-то культурного продукта — вовсе не мешает вести с ним войну. Для меня в этом плане, наверное, наиболее символична — сценка из Das Boot. Где капитан немецкой подлодки, обнаружив среди подчинённых слишком «идейного» - ему назло, в общем-то, ставит пластинку с английской песенкой Long Way to Tipperary. Да ещё и в исполнении Хора Александрова, к слову.

Он топит английские суда, он любит английские песенки — и что в этом взаимоисключающего? Точно так же можно представить и американского капитана эсминца, который долбит глубинками по немецким субмаринам, а на досуге слушает Вагнера. Почему нет?

Но всё-таки есть разница между культурным продуктом, созданным когда-то давно, и тем, который создаётся твоим противником прямо сейчас?

Честно скажу: может, и есть. Во всяком случае, мне трудно представить, чтобы в британских кинотеатрах году в сорок четвёртом крутили хотя бы даже такой невинный и аполитичный фильм, как «Девушка моей мечты» с Марикой Рёкк.

Вот после Войны — крутили даже в советском прокате. Типа, «трофей». Но не во время. Возможно, для массового зрителя это и будет некоторый разрыв шаблона, что он смотрит фильм и сопереживает персонажам, когда это всё снято не двадцать лет назад, а вот прямо сейчас, когда идёт война. Во всяком случае, точно найдутся желающие повозмущаться.

С другой стороны, помню, писал уже, как ехал как-то с Андреем «Сапсаном», который давно уже наш офицер, но до середины девяностых был в спецназе ГРУ, капитан, участвовал в новогоднем штурме Грозного — и у него в машине играет Тимур Муцураев. А его-то творчество — далеко не «аполитично», мягко говоря.

Я тогда поинтересовался, полу в шутку, нет ли какого-либо «когнитивного диссонанса», но Андрей только плечами пожал: «А у немцев он был, когда Катюшу пели? Песня-то хорошая. И этот парнишка — тоже талантливый. Я на самом деле рад за «чехов», что у них появились барды, у которых руки не только под гранатомёт, но и под гитару заточены».

Ну, он-то профессионал, у него далеко не «чёрно-белое» мировосприятие, и он чужд какой-либо идейной оголтелости.

С массовым зрителем, конечно, она не исключена (вернее, неизбежна), и неизбежны проблемы, когда кто-то кричит: «Да что ж это делается, когда противник уже проник в наши кинотеатры? Зрада, все на Майдан» - и в конце концов, видимо, Порошенко решил, что лучше этого избежать. И сделать «что-то» для «информационной безопасности».

Но я бы на его месте, скорее, принял решение, что прокат российских новейших фильмов не запрещается на территории Украины, но собранные от проката налоги — идут на нужды АТО. И, возможно, какое-то повышенное ввести налогообложение за прокат российской кинопродукции. Чтобы каждый зритель знал: уплаченные им за билет деньги в значительной части пойдут на военные нужды. И чтобы российский правообладатель — тоже это знал.

Самая же серьёзная во всём этом проблема — пожалуй, в том, что я чего-то и не могу припомнить за последние два года российский фильм, который мог бы собрать приличную кассу в прокате.

Вот сейчас широко анонсируют римейк «Экипажа», но пока что все новейшие отечественные римейки старых фильмов выходили необычайно убогими.


Tags: Украина, кино, пропаганда
Subscribe

  • Байден, Зеленский, Путин

    Разговор Байдена с Зеленским длился целый час. Правда, двадцать минут из этого времени президент США вспоминал, кто такой Владимир Зеленский, и ещё…

  • Сетевая батрахомиомахия

    Роскомнадзор начал войну с Твиттером. И он действительно немножко замедлился в России (если не пользоваться байпассами через VPN или анонимайзеры).…

  • Трамп, речь, цензура

    Стоило Трампу закатить речугу (весьма занятную) на консервативной тусовке в Орландо — и Ютуб её удаляет везде, где увидит. Потому что Трамп…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 42 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Байден, Зеленский, Путин

    Разговор Байдена с Зеленским длился целый час. Правда, двадцать минут из этого времени президент США вспоминал, кто такой Владимир Зеленский, и ещё…

  • Сетевая батрахомиомахия

    Роскомнадзор начал войну с Твиттером. И он действительно немножко замедлился в России (если не пользоваться байпассами через VPN или анонимайзеры).…

  • Трамп, речь, цензура

    Стоило Трампу закатить речугу (весьма занятную) на консервативной тусовке в Орландо — и Ютуб её удаляет везде, где увидит. Потому что Трамп…