artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

Пекарская дюжина и донбасский исход

В русском языке есть такое выражение: «чёртова дюжина». Что означает тринадцать.

В английском языке есть совпадающее по «числительному» смыслу выражение, baker's dozen, которое тоже означает тринадцать, но буквально переводится как «пекарская дюжина».

История этой идиомы довольно занятная и поучительная.

Рассказывают, что во времена короля Генриха Второго (это было давно, это двенадцатый век) некоторые пекари повадились замешивать в тесто воздушные пузыри. Поскольку же тогда ещё не было слова «круассан» - такая «воздушная» булка огорчала покупателя. Он воспринимал её как неполноценную, а работу пекаря — как мошенничество.

Что ж, Англия — это, конечно, родина концепции рыночной экономики, но она вовсе не подразумевает мошенничества. И когда какие-то пекарские хитрости огорчают покупателей — это огорчает короля.

И вот Генрих Второй, следуя тогдашней европейской моде на гуманизм, постановил: «любая партия хлебобулочных изделий может быть взвешена, а если найдена легковесной — то пекарю следует отрубить руку».


Замечу, булочки тогда продавались обычно на дюжины. И многие пекари, заботившиеся о чистоте своих рук (и вообще об их наличии) взяли привычку докладывать в эту дюжину тринадцатую булочку. Ну так, на всякий случай. Чтобы партия уж точно не оказалась легковесна, а сэр палач не утруждался лишней работой.

Возможно, это была первая известная в истории торговая «акция». «Тринадцать булочек всего по цене двенадцати. Да не оскудеет рука дающего... пока её не отчекрыжили».

На самом деле, я против калечащих наказаний вроде отсекновения руки. В этом случае человек как бы остаётся (и может даже затаить некоторую обиду) — и как бы он не совсем полноценен. Хотя, быть может, из хренового и вороватого булочника получился бы первостатейный солдат (ведь известно, что в военном деле главное — это умение красть кур на вражеской территории, не привлекая внимания селянок).

С другой стороны, когда проворовавшемуся булочнику говорят: «Либо мы отрубим тебе руку, либо ты внезапно испытаешь патриотический подъём и запишешься в солдаты» - это может иметь смысл. Да, король Гарри Второй мог знать, что делал.

Но мы (та Корпорация, к которой я имею честь принадлежать) так или иначе не используем калечащие наказания в деле благоустройства России. Телесные (если без фанатизма) — за милую душу. Особенно — применительно к малолеткам, заплутавшим в жизненных ориентирах. Мы даём им «клубочек Ариадны». На котором написано: «Красть, хулиганить и гоп-стопить — это больно. Не парьтесь нравственными муками: для вашего уровня восприятия вполне достаточно и физического дискомфорта».

Малолетки, конечно, самое простое. Как им скажешь, что теперь вот такие «положняки» - так и принимают. В основном. Хотя бывают тяжкие случаи, когда чувствуешь, что просто нужно нахер из среды вырвать, из семьи его сраной вырвать, чтобы толк вышел. С этой мыслью, собственно, я и пришёл к идее использовать на своей Плантации юных невольничков, которых выкупаю у ментов (то есть, им реальные дела светят, но ребята соглашаются решить вопрос по-другому, заодно пообщавшись с такими интересными людьми, как моя охрана, не считая педагогов).

Этим делом, благоустройством России «квадратно-гнездовым» способом, я занимался и будучи сотрудником Первого Агентурного Дивизиона, «назгулом», и будучи уже директором Дипломатического Департамента. Благо, оно позволяет лучше налаживать отношения с людьми в регионах.

Да, сейчас, после Крымской авантюры и всех прочих безумств, какие вытворил Вован, нам долго не светят стратегические инвестиции. Но это не значит «никогда». И это не значит, что не надо менять к лучшему страну, в которой живёшь и которую намерен оставить наследникам.

Порою даже возникает мысль, что именно наша деятельность — отчасти и явилась той причиной, которая запустила политические процессы, не вполне понятные и самим Кремлёвским хотя бы с точки зрения «нахрена нам, Кремлю, это делать»?

Я много читал украинской блогосферы, и там зачастую высказывается такая мысль, что вот Россия чванилась-кичилась своим нефтяным богачеством, покуда не охренела окончательно, не полезла рушить мировой порядок, покуда не попёрла набухшая вата из матраса национальной гордости.

Видя ситуацию изнутри, рискну сказать, что всё немножко не так. По хорошему счёту, те недопырки, кто порыл на Донбасс защищать «русский мир» - это просто отбросы. Которые каким-то чутьём своим начали понимать, что им больше не будет жизни в России. Вот той вольготной и привольной в своём необузданном скотстве жизни, к какой они привыкли. Что рано или поздно их или посадят мусора, которые тоже начали чистить страну от швали, или к ним заявимся мы, после чего, возможно, о них уже вообще никакой соловей не пропоёт, не просвищет.

Ну представьте: вот есть дядя в крупном южном городе. Который заправляет там угонами тачек, держит сеть «разборок». Тут к нему заявляется что-то вроде меня и говорит: «В этом городе больше не угоняют машины. Их можно оставлять открытыми на улице, как в каком-нибудь Базеле».

Дядя пытается объяснить, что его «бизнес» совершенно правильный, что всё схвачено, всё согласовано. С большими ворами, с большими ментами.

На что я говорю: «Чел, я смотрю на тебя — и вижу лишь одно недоумение. Я не вижу тебя, понимаешь? А завтра — все будут видеть только лишь недоумение. Можешь считать это дзенским коаном. Но я не буду его растолковывать».

И вот дядя этот не дурак — поэтому той же ночью уезжает в Базель-Базель (или в Цзен-Баден). А его бизнес просто загибается.

Но куда деваться десяткам полукриминальных личностей, подвизавшихся на его разборках, которых вряд ли возьмут на любой нормальный сервис?

Боюсь, мы всё-таки были причастны к наплыву отбросов из России в Украину. Хотя бы тем, что начали делать невыносимой их жизнь здесь. А Донбасс для них — виделся как этакий «Дикий Запад», где нет закона, кроме твоего кольта (что у них не лучшие кольты в прерии — многим объяснили уже).

Всё в этом мире взаимосвязано. И если кто подумал про «эффект бабочки» - лучше промолчите.

Да, это верно, что в том числе и наша деятельность способствовала выдавливанию на видное место всякого говна, как политического, так и публицистического, так и просто маргинальногого, которое поняло, что в той новой России, которая, создаётся, - им просто нет места. Поэтому окрысились на Украину.

Испытываю ли я вину за это?

Я никогда не испытываю вины. Я просто стараюсь загладить ущерб и предотвратить больший. И так вот получается, что очень многие деятели, ездившие «косить укроп», и гордящиеся этим по-прежнему, и готовые вернуться к этому занятию — на радостях принимают целых двадцать кубов героина. Возможно, они чувствуют себя героями. Боюсь, этого мнения не разделят грядущие поколения.

Что до благоустройства России — мы продолжаем этим заниматься. Даже несмотря на катастрофическое сокращение инвестиционных перспектив. Эта страна всё равно должна приобрести «божеский вид», а остальное — приложится.

Забавно, но самыми большими скептиками в этом деле выступают обычно менты. Вот из тех сравнительно честных ребят, кто уже перегорел юношеским энтузиазмом (если он был), но ещё не скурвился окончательно.

«Тём, вот честно: чего ты хочешь здесь добиться? В этом городишке половина — пьянь, срань и рвань. Всегда такой была, всегда такой будет. И ей это нравится».

Менты — самые несчастные люди в мире. С нынешней сложностью законов — им (не только в России) бывает очень сложно самим себе объяснить, кто они, что делают, и зачем.

Я же — избегаю сложных объяснений вроде «магистрального вектора Цивилизации» и «возрождённой Новгородчины». Объясняю просто, как пятилетнему ребёнку:

«Видишь ли, я наёмник. Мне заказали, чтобы этот город стал чем-то вроде Цюриха. В плане безопасности. И мне хорошо платят за мою работу, потому что я всегда её довожу до конца. Если понадобится выжечь этот гадюшник напалмом и на руинах отстроить заново — это тоже входит в цену контракта. Но пока я не вижу в этом необходимости».

На этом месте мент обычно лыбится: «Если что — я знаю, у кого можно взять напалм по дешёвке».

Ну а так-то — довольно аккуратно мы всё разгребаем. Без маниакальности.

Да, тут надо, верно, напомнить, к чему я в начале заговорил про «пекарскую дюжину». Ну, вряд ли руку рубили каждому проштрафившемуся пекарю или отрубили за всю историю хоть какому-то. А вот дополнительную булочку, на всякий случай — стали докладывать все.

И мне лично приятно видеть, как местная молодёжная стайка, повстречав незнакомую девицу, предположительно иностранку, с дорогими аксессуарами, вызывается совершенно бескорыстно проводить её до гостиницы, а то «мало ли чего, народ у нас дикий». Уже — не такой. Скоро вовсе получится, что все дикие — на Донбассе лошадь доедают.

Tags: Россия, Украина, история
Subscribe

  • Что мы будем делать после нас?

    Наткнулся у Митрича на занятный мысленный эксперимент. В двух словах — вводная такая. Некая развитая цивилизация решила угробить…

  • Наивселеннейшее ободрение

    В фильме Вуди Аллена «Энни Холл» (кстати, неплохой фильм) есть такой эпизод. В детстве главный герой узнаёт, что Вселенная расширяется…

  • Скоро будут выбора

    Да, уже скоро. 19-го сентября, если не ошибаюсь? И как всегда — титаны оппозиционной мысли с пеной у рта защищают свою стратегию…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 50 comments

  • Что мы будем делать после нас?

    Наткнулся у Митрича на занятный мысленный эксперимент. В двух словах — вводная такая. Некая развитая цивилизация решила угробить…

  • Наивселеннейшее ободрение

    В фильме Вуди Аллена «Энни Холл» (кстати, неплохой фильм) есть такой эпизод. В детстве главный герой узнаёт, что Вселенная расширяется…

  • Скоро будут выбора

    Да, уже скоро. 19-го сентября, если не ошибаюсь? И как всегда — титаны оппозиционной мысли с пеной у рта защищают свою стратегию…