January 16th, 2021

Про Ковид, арифметику и либертарианство

Обсуждали Ковид и борьбу с ним.

Общее мнение, конечно, что с этим дурдомом пора завязывать. Максимум — к лету.

«Всё, злобный вирус побеждён, вакцины рулят (любые), а у кого там избыточная сверхсмертность — так это всё от нервов, излишеств и гиподинамии (что, применительно к коронавирусу, не так уж далеко от действительности)».

Да, год назад мы оценивали максимальный риск урона от Ковида в пять процентов смертности, что глобально составило бы примерно триста пятьдесят миллионов человек.

Конечно, это значительная цифра — и мы вполне осознаём её масштаб.

Но всё же эпидемии, не угрожающие выйти за десятипроцентную отметку, следует, сколь бы цинично ни звучало, расценивать как minor inconvenience. То есть, они не должны получать такого внимания, чтобы ставить раком всё социальное и хозяйственное устройство Цивилизации. Тем более, если прослеживается совершенно чёткая корреляция между тяжестью течения болезни и изначальным состоянием здоровья пациента.

Нет, не хотелось бы впадать в безудержный «социал-дарвинизм», но всё же — это разные ситуации: когда болезнь косит детей и молодёжь без разбору — и когда она просто немножко укорачивает век тем, чьё солнце и так шло к закату, со всею природной неизбежностью.

Да, это досадно, что жертвами Ковида сделались многие достойные и заслуженные люди — но они бы в любом случае сделались жертвами ещё чего-нибудь, не в этом году, так в следующем.

В общем же и целом — разумеется (и к счастью), Ковид оказался существенно менее зловредным, чем мы готовы были ожидать в самых пессимистических наших прогнозах. Он бушует уже год по всей планете (вырвавшись из Китая) — и уже совершенно ясно, что ни о каких сотнях миллионов смертей речи не идёт. Максимум — о паре десятков миллионов, если вовсе отменить все карантинные меры (чья эффективность — более чем противоречива).

Collapse )

Переводы Сэлинджера. Ключевая фраза. И "комми" vs. "гомики".

Наткнулся как-то на видео, где парень-филолог (и весьма толковый) высказывается о разных русских переводах Catcher in the Rye.

Что ж, я совершенно согласен с ним, что перевод Ковалёвой-Райт был в целом очень хорош (несмотря на некоторую цензуру и тогдашнюю невозможность уточнять многие культурно-бытовые вещи в режиме онлайн).

С переводом Макса Немцова (под несколько неожиданным и «наждачным» названием «Ловец на хлебном поле») я тоже был знаком — и, наверное, понимаю его задумку: запредельно загрубить, заострить слог так, чтоб вот прямо рашпилем по ушам. Чтобы книга снова воспринималась так же «скандалисто», как в момент выхода на английском. Передать не дух её (от реального Колфилда там мало что осталось), но «имидж».

Смелая задумка. Наперекор всем ранее писанным и (неписаным) канонам художественного перевода.

И можно, конечно, спорить, то ли Райт пришлось слишком «прилизать» текст, то ли Немцов слишком преуспел в создании этого «рашпильного» эффекта (так, что реально кровь из глаз), но я считаю, что лучше по-любому читать «Ловца» в оригинале.

Я часто рекомендую эту книгу для изучения инглиша, особенно начинающим — поскольку в ней реально очень простой язык.

Collapse )