June 20th, 2020

Дачные дела

Глобалворминг или нет, но в Подмосковье нынче непрохладно. Последние дни — в районе тридцатника, при этом мало ветра, много солнца, поэтому кажется жарче.

Погода — располагает к расслабону. И не в температуре как таковой дело — но вот из Москвы понабежало много душевного всякого народу, соседушек-соратничков, приходится с ними пить. Пиво, сангрия, вроде по чуть-чуть — но я почти полгода не бухал практически вообще, поэтому сейчас немножко соловею к исходу дня.

Хотел наклепать заметку про особенности сослагательного наклонения у Шекспира, раскрыв сакральные тайны конструкций вроде Would I had met или would the night were come но, на самом деле, там ничего загадочного, там всё очень тривиально, а закручивать интригу — на условно трезвую голову надобно. Потому — завтра.

Сейчас — просто поакынствую на сон грядущий.

Лёшка почти весь день отвисал с братвой на пляже, потом — помогал приятелю подключить телик к вай-фаю.

Collapse )

Навстречу электоральному хренпоймизмусу

Близится самый бессмысленный, ничего не значащий и убогий акт клоунады , выпирающе бездарный даже по меркам в край опустившейся и дегенеративной новейшей российской политики великий и судьбоносный миг, способный стать переломным в истории Отечества, дать его развитию новый путь и импульс.

Одни прекрасные люди убеждают: «Нельзя участвовать в этом балагане, ведь Кремлю только и нужно, что явка, чтобы создать видимость легитимности в глазах мирового сообщества. Им нужна картинка с заполненными избирательными участками — и тогда они сами нарисуют нужные им результаты, а мировое сообщество вынуждено будет лишь развести руками. Но вот если люди пробойкотируют голосование, если не придут, если будут пустые участки, то вот тогда...»

Честно, я не в силах уловить мысль, что «тогда».

Путин так расстроится, что зачахнет с тоски? ООН постановит считать изменения российской конституции недействительными, и это повлечёт какие-то грозные для кремлёвского режима последствия?

Collapse )