November 2nd, 2019

О курьёзах в английском. "Дайте мне застоя для бутылки".

Первое, чем запугивают учителя английского своих студентов - «Никогда не говорите I feel myself good. Это звучит как «Я тискаю себя хорошо», и люди могут подумать чёрте что. Правильно по-английски — только и исключительно I feel good, никаких myself”.

На самом деле, если вы проговорите целиком I feel myself good люди подумают просто, что ваш родной язык — не английский. Но необязательно русский. С тем же успехом может быть французский, испанский, немецкий. Везде формула самочувствия — включает «самость», т. е., обращённое на себя местоимение. Moi, me, mich. Английский тут — явно в меньшинстве и пошёл по нестандартному пути. Образованные англофоны это знают.

Тем не менее, есть простой способ избежать хоть какого-то конфуза — когда вы уже начали говорить I feel myself и спохватились, вспомнили, что так неправильно. Просто — поставьте точку. I feel myself. Это означает, примерно, «Я чувствую себя в своей тарелке».

Но это я уже говорил в какой-то из своих заметок (в целом призванных поунять паранойю компатриотов на тему собственной «лингвоинвалидности»).

И с той же целью — приведу один случай, когда один мой приятель, к тому моменту весьма неплохо болтавший на инглише, спорол полнейшую херню — но из этого не вышло ничего страшного.

Collapse )

О сослагательном наклонении вообще - и особенно в испанском

Насколько помню, в школьном курсе русского языка не упоминается сослагательное наклонение. И это разумно, поскольку его и нет в русском языке как категории, использующей некую особую форму глагола. И это правильно. Если б в русском, в дополнение к его и без того неимоверно сложной, навороченной и иррегулярной глагольной грамматике существовало ещё и сослагательное наклонение — челябинские школьники начинали бы пить водку уже с первого класса, а не с пятого, как сейчас.

Но конструкции, выражающие «сослагательный» смысл — в русском, конечно, есть. В целом, они сводятся к «хорошо бы, чтобы» или «хорошо бы, если бы». Однако, к счастью, повторю, они не требуют отдельной формы глагола — они вполне довольствуются формой прошедшего времени вкупе с частицей «бы» (иногда — впечатанной в союз «чтобы»).

Мы используем такие конструкции, совершенно не задумываясь, что это «сослагательное наклонение».

«Я хочу, чтобы ты сходила к врачу».

Мы не задумываемся, почему, бога ради, глагол «сходить» стоит в прошедшем времени, когда со всей очевидностью имеется в виду действие в будущем.

А вот так. Поэтому что это пожелание (Ну и ещё - потому что нынешние формы прошедшего времени в русском когда-то были причастиями; и это нередкий случай для многих языков).

Collapse )

Почему - про языки.

Меня спрашивают иногда, почему в последнее время я мало пишу про политику, а всё больше — языковые заметки.

Но как мне представляется, про политику я в последние годы высказал всё, что хотел высказать. Ничего не изменилось. И в отношении российских дел наша главная задача видится в максимальном сокращении участия государства в экономике страны и в жизни общества, в подавлении всех его, государства, ресурсов на фоне роста самодостаточности граждан. Ибо только так можно действительно похоронить геополитический проект «Московия» - когда он перестанет иметь физическую(!) возможность быть тем удушливым бессмысленным чудищем-уёбищем, каким был на протяжение последних пятисот лет.

Просто так устроить военный переворот, въехать на Красную площадь на белом коне и сказать Moscovia is dead, long live Novgorodchina – этого мало. Нужно, чтобы люди реально выросли из коротких штанишек патернализма и дозрели до того, чтобы стать ответственными гражданами полноценной буржуазной республики.

Collapse )