October 29th, 2019

О забайкальском стрелке

Я не знаю материалов дела, только в общих чертах из СМИ.

Но удивляет вот что.

Девять подстреленных, из них только один выживший, остальные наглухо.

Это как?

Вот, скажем, в Форт-Худе, когда сбрендивший майор армии США открыл огонь по сослуживцам — было 13 трупов и 30 раненых.

Это — резонная пропорция для огнестрелов в таких условиях, когда невозможно сразу же, в течение минуты, начать оказывать первую помощь раненым (в полевых условиях, когда все в полной готовности, когда медики сразу набрасываются — летальность ещё ниже).

Но восемь из девяти?

Collapse )

Сигарета, спасающая жизнь

Раннее серое утро. Плоская крыша типовой семнадцатиэтажки.

Из двери шахтовой будки на крышу выбирается, слегка споткнувшись, мужчина среднего возраста с намечающимся пивным брюшком под светлой рубашкой, а следом за ним — щупловатый, но очевидно жилистый и энергичный парень в худи с накинутым капюшоном.

Мужчина в рубашке слегка растрёпан, будто его подняли с постели. У парня в худи - в руке пистолет с глушителем.

Мужчина (посмеиваясь немного нервно): «Товарищ Сталин, произошла чудовищная ошибка!»

Collapse )

Сентениалы в вопросах сексуальной ответственности

Для любого родителя — всё-таки напряжная штука, разговоры со своим ребёнком о половых делах.

Моему Лёшке — практически шестнадцать, у него есть постоянная подруга, Вероника, «старушка» на пять лет его старше, и они пока не имеют никаких планов, но ладят неплохо. В смысле, ссорятся не чаще, чем мирятся.

Но когда Вероники нет под рукой — Лёшка впадает в ещё пущую «геронтофилию». Просто знакомится на сайтах с дамочками лет под тридцать, себя выставляет восемнадцатилетним (он довольно долговязый, за 180), договаривается, где их подобрать, отвозит в свой дом у нашей Сенской Гасиенды, и...

И вот об этом я хотел давеча с ним поговорить.

Collapse )