January 3rd, 2018

Ещё один день

Прошёл второй день Нового Года. В Москве по-прежнему очень тепло. Не то, чтобы сирень расцветала, но всё же. Может, в этой гипотезе о «глобальном потеплении» что-то есть. Но не то, конечно, что Земля перегреется до состояния Венеры (где она возьмёт столько серной кислоты, для начала?), а то, что некоторое (и желательное) повышение температур приводит к повышенной испаряемости с поверхности Мирового Океана, и климат в целом делается мягче. Это — возможно. А вот вся эта ахинея с «углекислота угробит планету» - это, конечно, полнейшая антинаучная чушь, годная только для политического горлопанства. Водяной пар — самый эффективный «парниковый газ», но он же — и повышает альбедо планеты (то есть, часть солнечного света просто отражается от облаков).

Между тем, все статьи, посвящённые опасностям «парникового эффекта», обязательно содержат фразу (если хоть сколько-то честны): «К сожалению, участие в этом эффекте водяного пара, хотя огромно, но недостаточно изучено». После этого, собственно, можно закрывать такие статьи и не трудиться выяснять, чего они там думают про углекислоту или метан. Которые совершенно мизерны по сравнению с водяным паром, совершенно мизерна и их роль в тепловом балансе планеты.

Collapse )

Об основах экономики

В последнее время в связи с этой биткойновой лихорадкой доводится порой почитывать в Сети посты и комментсы на финансовые темы. И это, конечно умиляет. Каждый второй — Рикардо, каждый третий — Вандербильт. Прямо даже неловкость испытываешь от собственной дремучести в воззрения на то, какие нынче самые перспективные финансовые инструменты и куда уходить нужно, чтобы разбогатеть.

Ведь мои собственные воззрения на экономику — они действительно очень примитивны. Можно даже сказать - «пасторальны».

Вот есть, скажем, некий человек по имени Фидий. Он пастух. Разводит коз, овец, продаёт молоко, сыр, руно и кожи. Последнее — он продаёт своему приятелю в городе по имени Клеон. Вот только, жалуется мне Фидий в соседском нашем разговоре, что-то последний раз Клеон забрал десять кож по драхме за каждую, а деньги платить не спешит. Уже месяц как волынит.

«Что ж, - говорю я, - давай сходим в город, побеседуем с твоим Клеоном».

И мы приходим к нему в дом, а он отвечает: «Извините, ребята, но денег я вам не дам».

Collapse )