December 3rd, 2017

Про американские сексуальные скандалы

Как известно, Штаты охватила волна изобличений во всякого рода харассменте. И не спадает.

То есть, всплывает некая дамочка, уже предпенсионного возраста, и внезапно вспоминает, как некий ныне успешный мужчина, из шоубиза, из политики, лет тридцать назад то ли «харассил» её в гнусной форме, хватая за задницу, отпуская скабрёзные шуточки, мацая за сиськи и всякое такое, то ли аж снасильничал. Ну или хотя бы — принудил к половой связи, используя свой статус. Скажем, он был продюсер, она была начинающая актриса, и ей пришлось ему отдаться, чтобы он помог ей сделать карьеру. То же — с политиками и какими-то девочками из их команды.

Ну, оставим в стороне тот факт, что начинающая актриса, чтобы сделать карьеру, отдастся не только что продюсеру, но и всем жеребцам в его конюшне. Потому как — любовь к искусству. Ну и сниматься в кино — в её разумении всё-таки лучше, чем до конца дней работать официанткой в придорожной кафешке и сосать малознакомым дальнобоям за подброс до плеча.

Но что меня поражает — так это поведение жертв. То есть, тех парней, которым шьют тот харассмент. Они начинают мямлить, каяться, если и защищаться — то очень неуклюже. Хотя, казалось бы, линия защиты — очень простая. И лучшая защита — это нападение.

Collapse )

Домофонное мошенничество

Сам я обитаю в России в таких местах, куда не то что залётные какие-то домушники, но и Таманская дивизия не просочится. У нас очень серьёзная охрана, потому что мы очень серьёзная Корпорация.

Поэтому в нашем многоэтажном южнобутовском жилом кондо, «Терра Ностра», - нет никаких домофонов при дверях подъездов. Ну, все свои. А на крайний случай — есть камеры повсюду.

Но в остальной Москве, и в других городах, и не только России — есть такая мода, устанавливать на подъездных дверях магнитные замки с домофонами. Которые открываются ключом-таблеткой или кодом.

Я лично считаю это довольно бессмысленной затеей, поскольку этот магнитный замок в любом случае легко может просто рывком разомкнуть мало-мальски крепкий парень — но, возможно, это служит преградой для каких-то конченых бомжей-доходяг, чтоб не бухали на лестницах.

Так или иначе, домофоны эти есть, за них люди платят — и вот тут как-то подруга одна (с филфака ещё) сообщила, что ей позвонил в дверь молодой человек и сказал, что в их подъезде производится замена кодов домофона, а потому следует купить у него новые «таблеточные» ключи по двести рублей.

Катя — послала его куда подальше, сказав, что если б такая замена была, то об том вывесили бы объявление. И чел угрёб себе дальше. Катя — умничка. Как-никак, аж со мной в одном Универе училась :-)

И сама-то по себе сумма в сто или двести рублей — разумеется, это копейки. Но просто не хочется дарить мошенникам хоть что-то.

А это — реально мошенничество. В мастерской сделать копию с ключа-таблетки стоит сто рублей. Если сумеешь продать доверчивым жильцам эти же копии по двести, запугав их, — ну, «вот на эти два процента я и существую».

Элемент мошенничества тут — в убеждении лоховатых граждан, что код сменится, что старые таблетки перестанут действовать. Хотя это не так. И мошенник, под видом новых, впаривает таблетки со всё тем же кодом, который и не думал меняться.

Поэтому, граждане, будьте бдительны, не давайте одурачить себя мошенникам. Если на вашем домофоне реально решат сменить код — об том будет объявление на входе в подъезд. Заблаговременно. Потому что никому нахрен не нужно, чтобы вы мыкались по улицам, не в силах попасть к себе домой, и создавали какие-то социальные проблемы.

Сим постом — я внёс свой вклад в просвещение компатриотов, чёрт их раздери, и продолжу лингвистицкие свои изыскания.