November 28th, 2017

"Дюжина" почти как "дружина" (почти)

Давеча я написал эссе, где влёгкую расчленил полногласные древнерусские формы («голод», «холод», «голова») на морфемы, объявил получившиеся корни оригинальными праиндоевропейскими и, «вдарив по ностратике», нашёл соответствия в финском. Которые, правда, выглядят, скорее, как заимствования из уже более-менее современного русского - благо, исторические предпосылки к тому имелись.

Разумеется, это чистой воды хулиганство. Так сравнительный лингвистический анализ не делается. Для этого нужно знать про языки раз так в тысячу больше, чем знаю я — и раз так в миллион больше, чем знает среднестатистический «народный этимолог». Но как досужее развлечение, чтобы отвлечься от каких-то слишком серьёзных раздумий — сойдёт. И я даже рекомендую упражняться в этимологии, когда, скажем, изучаешь чужой язык. Ну, он становится от того менее чужим, что ли. Ломается психологический барьер невосприятия.

Но, конечно, даже в развлекательной этимологии — следует придерживаться какого-то элементарного правдоподобия и здравого смысла. И когда есть возможность что-то проверить — следует ей пользоваться, а не доверяться одному лишь наитию.

А ведь искушение взять какое-то русское слово да провозгласить «исходником» для всяких буржуинских — довольно велико. Бывают же случаи, когда это прямо напрашивается.

Collapse )