November 12th, 2017

Глобалворминг и научность

Меня иногда упрекают в том, что я не верю в Глобальное Потепление.

Но это неправда. Я бы хотел в него верить. А отчасти — даже допускаю такую вероятность, что действительно наметился долговременный, стабильный тренд на рост общепланетарной температуры. Я даже прикупил немного землицы на Таймыре под развитие пляжных ресортов. Ну так, на всякий случай.

А вот во что я не верю — так это в то, что какая бы то ни было научная теория может подаваться как вопрос веры. Во всяком случае, эта теория очень сильно теряет в убедительности, когда вокруг неё прыгают толпы полубезумных адептов совершенно сектантского вида и заходятся в натуральной истерике, стоит хоть чуть-чуть усомниться в объекте их поклонения.

«А, ты мракобес! Ты не веришь в науку!»

Ну, скажем так, я уважаю науку. Но знаю массу примеров, когда она просто выдвигала ошибочные гипотезы. Иногда — по добросовестному заблуждению, иногда — и вследствие некоторой ангажированности. Потом, с течением времени, по мере накопления знаний — такие теории опровергались. Но, бывало, десятилетиями стояли в «мейнстриме», а сомневающихся — почитали за чудаков и невежд. Такое бывало не только в средневековые какие-нибудь схоластические времена, а вполне себе и в девятнадцатом веке, и в двадцатом.

«Но 97 процентов учёных, занимающихся проблематикой глобального изменения климата — признают глобальное изменение климата!»

Да, было бы странно, если б не. Ведь тогда — они бы, наверное, занимались какой-нибудь другой проблематикой. Впрочем, добавлю к сказанному выше — чтоб далеко за примером не ходить.

Вот в самом конце девятнадцатого столетия весьма почтенные фармакологи наисолиднейшей фирмы «Байер» создали очень эффективное средство от кашля, которое было и мощнейшим анальгетиком. Но в отличие от давно уже известного морфия — новый медикамент не вызывал физиологического привыкания. Во всяком случае, так считалось не меньше двадцати лет, в которые этот чудо-препарат продавался в аптеках практически по «пять рублей ведро» и назначался даже детям. Можно сказать, среди химиков, физиологов и медиков был консенсус на этот счёт, что байеровская новинка практически совершенно безвредна, никакой аддиктивности. Потому что морфин — это одно, а диацетил-морфин — совсем-совсем другое. И я не думаю, что там был какой-то заговор, что Байер всех подкупил. Просто — понадобилось время, чтобы понять: некоторую физиологическую зависимость — героин всё-таки вызывает. Ну так, немножко.

Collapse )