October 22nd, 2017

Особенности советской книготорговли

На днях как-то вышел забавный разговор с Лёшкой, нашим «крон-принцем» (ему сейчас четырнадцать).

Речь зашла о книжном чёрном рынке в Союзе. И Лёшка переспросил недоумённо: «На Кузнецком в Москве, на Литейном в Питере? Вот прямо на улице в центре города? Я думал, это как-то... конспиративно происходило, на хатах. Сейчас, наверное, так просто не постоишь на улице с каким-нибудь «Майн Кампфом».

Мы с Женькой заржали почти неприлично. Успокоили: «Будь уверен: с «Майн Кампфом» ты бы и тогда не очень долго простоял у магазина «Букинист». Нет, запрещёнка, «самиздат», контрабандная продукция какого-нибудь эмигрантского «Посева» - это всё отдельная песня. И это-то конечно передавалось довольно «конспиративно», только среди своих. Нет, чем торговали на этих уличных чёрных рынках — это вполне легальная литература».

Исчадие продолжает недоумевать: «В смысле, какие-то раритетные древние издания? Но разве нельзя было выставить их в этой... комиссионке, или как там?»

Collapse )

О практической пользе мовы

Тут некоторые российские либералы взяли себе весьма настойчивую, немножко маниакальную даже моду убеждать украинцев в том, что им не нужен украинский язык, как морально устаревший и вообще бесполезный, когда уже есть такой прекрасный язык, как русский, и его вполне хватит. Потому что именно на нём думают и творят литературно (и всецело) одарённые российские либералы.

Что ж, можно было бы высказать много возражений на тему того, зачем украинский язык нужен украинцам в Украине, но то, я думаю, виднее им самим. Однако ж, рискну утверждать, мове и в России можно сыскать немаловажное применение.

Collapse )