August 17th, 2017

Теория и практика экономической экспертности

Я не раз говорил, что в принципе нормально отношусь к «донатам», то есть, к получению добровольных пожертвований, не вижу ничего постыдного в том, чтобы при каком угодно публичном проекте давать уведомление: «А если, по каким-то причинам, вы испытали нестерпимое желание отблагодарить финансово — то вот это можно сделать сюда».

У меня сынок, ведя свой видеоблог, посвящённый в основном игрушкам, помимо денег от рекламы — принимает и донаты. И не потому, что отчаянно нуждается в деньгах (хотя лишних не бывает), а потому, что если люди хотят выразить свою признательность таким образом — почему бы не предоставить им возможность? Иногда — и что-то вроде аукциона устраивает, типа, давайте голосуем деньгами, какой летсплей мне залудить в следующий раз (но при условии, что ему самому это будет интересно, несколько вариантов на выбор).

Всяко лучше, чем если б он, скажем, угонял тачки на заказ (что технически тоже мог бы делать) или, тем более, обслуживал какие-то кремлёвские пропагандистские заказы (до этого он, понятно, никогда не опустится).

Collapse )

Some, Any, No (и черти на закуску)

Известно, что славяне ненавидят артикли. Во всяком случае, до тех пор, пока не проникаются мыслью, что артикль (в частности, в английском), это не враг, а друг. Который помогает очень компактно и даже изящно подчеркнуть нужный вам смысловой нюанс. И, vice versa, тот или иной (или вовсе никакого) артикль употребляется вовсе не потому, что так предписывают какие-то заумные правила на десять страниц учебника, а потому, что ты хочешь подчеркнуть определённый смысловой нюанс. И если ты сам отдаёшь себе отчёт в том, что именно хочешь сказать — всегда сможешь обосновать, почему употребил именно такой артикль. А не зарубаться на тему того, какой «положено» употребить, а то Марь-Иванна будет ругаться.

Но пока человек не дошёл до этой мысли — предпочитает зарубаться.

Collapse )