January 23rd, 2017

О Ярославе Мудром

В прошлой своей заметке я коснулся вопроса о трогательной лавстори Владимира Святого и Рогнеды дщери Рогволда Полоцкого. В целом можно сказать, что каковы бы ни были конкретные подробности покорения красавицы будущим Крестителем всея Руси, обошёлся он с нею не очень хорошо, даже если не насиловал непосредственно на глазах у родни, а прежде зарезал родню и только потом предложил руку и сердце. Но что поделать: Владимир был тогда очень молод и горяч, а нравы были суровые. В целом, возможно, он был не такой уж отморозок, как сочли бы в наши времена.

То же самое, в общем-то, можно сказать и про его сына Ярослава, вошедшего в историю как «Мудрый». Да, он был безусловно очень талантливый лидер, очень образованный человек и сделал много полезного, оказавшись на киевском престоле. Между тем, некоторые обстоятельства того, как именно он там оказался, не позволяют считать его безупречно нравственным человеком — в современном, опять же, понимании.

Эта история, борьба детей Владимира за власть после его смерти, - чуть ли не самая драматичная во всей ПВЛ (хотя дипломатия Ольги с древлянами — тоже довольно занятная).

В каноническом виде (и слово в слово повторённая в самых разных летописных списках), она выглядит так.

Collapse )