December 17th, 2016

Непростой ответ на крымский вопрос

Не так давно Ходорковский в одном интервью выразился о Крыме в том смысле, что вернуть его обратно Украине будет проблематично, если не невозможно. И в любом случае это должен решать народ Крыма.

Примерно то же выразил вскоре и Навальный. Необходимость повторного референдума, уже по-человечески, и решение — по его результатам.

Украинцы, понятное дело, рассвирепели. И в очередной раз высказались в том духе, что «русский либерал кончается там, где начинается украинский вопрос». Мол, сколько угодно эти персонажи могут рядиться в оппозиционеров-либералов, а чуть поскреби — как есть имперцы ничуть не лучше Путина.

Украинцы настаивают, что вопрос о принадлежности Крыма не может решать только лишь тамошнее население, даже на «правильном», а не скоморошеском (как был) референдуме. Ссылаются на свою Конституцию, где требуется общеукраинский референдум. И всякий, кто в России думает иначе — тот явный или скрытый пособник великодержавного московитского деспотизма.

Я же, как гражданин России, связывающий своё и своего потомства будущее с этой страной, сказал бы, что пределом моих мечтаний было бы вовсе не вникать во взаимоотношения континентальной Украины и Крыма. Противоречие между правом на защиту территориальной целостности и правом земель на самоопределение — это, наверное, самая большая проблема в международных отношениях. И решается она всегда по факту, явочным порядком. Либо некая земля, возжелавшая независимости, может её добиться — либо не может. Либо метрополия гасит сепаратистские поползновения, имея на то желание и силы, либо отпускает «мятежную» провинцию.

В действительности, я бы вполне принял известие о том, что Крым отделился от Украины и теперь суверенное государство, поскольку так пожелал народ Крыма — при одном условии. А именно: если бы в это никоим образом не была вовлечена Россия. Тогда это просто было бы не моё дело, как там разруливают между собой Киев и Симферополь — и слава богу.

Но вот с самого начала этой крымской эпопеи меня больше всего умиляло следующее. Стоило где-то прозвучать сомнению в целесообразности и правомерности вступления Крыма в РФ, как тут же вздымался голосистый ватный хор: «Это вопрос решённый, ибо так пожелал народ Крыма!»

И я всегда отвечал: «А этот народ, часом, не подохерел, чтобы решать за меня вопросы устройства моей(!) страны?» Ну и второй вопрос: «А что там, кстати, народ Гаити? Он-то ещё не вознамерился присоединить к себе Россию? А то, может, тоже под него ляжем?»

Collapse )