December 12th, 2016

Милость к крадшим

Добрые люди часто упрекают меня в том, что я слишком снисходительно отношусь к коррупции государственных чиновников.

Ну что тут сказать?

Есть в этом мире вещи, к которым я отношусь действительно плохо и не стану оправдывать ни в каком случае. Геноцид, там, экоцид, киднеппинг, каннибализм, растление малолетних, развязывание агрессивных войн ради пиара и развлечения.

И вот, скажем, если какой-нибудь чиновник осознанно и намеренно будет попустительствовать сбросу в речную систему какой-нибудь лютой отравы — мне плевать будет, из корыстного интереса он это делает за взятку, или просто по зову своей маниакальной деструктивной души. Это вопрос стодесятый. Важно, что делает.

То есть, для меня не столь принципиально, получает ли кто-то бабки, сколько то, что именно он за эти бабки делает, что покрывает.

И если чел не делает чего-то такого, что я считаю абсолютным табу, то есть реально вредоносного чего-то, - то я готов смотреть сквозь пальцы на человеческие слабости и шалости. Ну, срубил какой-то левак на деятельности, которая в принципе безвредна, а то и полезна? Молодец, значит.

Collapse )

О военных "эффективностях"

Полагаю, даже люди, далёкие от военного дела, слышали, что окружение считается в целом неприятной вещью. Для окружённых. А для того, кто окружает — наоборот: очень желательной. Поэтому полководец, стремящийся к разгрому противника, ищет возможность охватить его силы, отрезать их от снабжения и навязать бой в окружении.

Но зная эти стратегические повадки, другие полководцы иногда сознательно провоцируют противника на попытку окружения. Приглашают его к этому, сосредотачивая свои войска на выпирающем выступе-плацдарме, который будто бы очень легко окружить.

Collapse )