November 24th, 2016

Ошень трудны руски языка. Не совсем элементарные частицы.

Намедни я начал писать эпохальную статью с обоснованием того, что, при всей неизбежности скорого и окончательного крушения Московии как совершенно уродского геополитического проекта, желательно всё-таки уберечь Россию от полного распада, ограничившись преобразованием в вольную конфедерацию, идейно наследующую Новгородчине.

Но это нетривиальная задача даже среди моих коллег и друзей — обосновать, за каким бы чёртом следовало вовсе сохранять Россию как сколько-нибудь единый субъект, когда она раз за разом, кажется, приносит одни проблемы. Иные говорят: «Тёма, смирись! Не будет счастья здешним народам, не говоря уж про их соседей и человечество, покуда один лишь взгляд на географическую карту внушает впечатлительным аборигенам вздорный бред величия. Да к тому же, Россия, если тебе угодно, слишком хороша, чтобы быть единственной. Пусть будет много русских республик или даже монархий. Вот как есть Германия, есть Австрия, есть Дания, Швеция, Норвегия — и всё это как бы германский мир, но всё это разные страны, счастливые каждая на свой манер».

Да, политически всё непросто с сохранением российского единства. Нет, я-то лично предпочёл бы его сохранить, пусть и значительно ослабив федеральный центр, но не уверен, что буду волком выгрызать сепаратизм, если он вздыблется в регионах (и как всегда — это случается внезапно в нашей стране... как атака ручного медведя на любимого дрессировщика).

Но по-любому надеюсь, что по крайней мере единое культурное пространство сохранится. Во всяком случае, я надеюсь, что в этом пространстве будет доступна культура, созданная на русском языке. А это за последние два с половиной века — дофигища всё же. И, конечно, я никоим образом не противопоставляю русскоязычную культурную продукцию англоязычной, франкоязычной, испаноязычной... хоть бы и кечуаязычной — но к русскому языку всё-таки особенно неравнодушен. У меня довольно сентиментальное к нему отношение.

Collapse )

Капля милосердия к Путину

Наш верховный говорун опять оскандалился, пообщавшись с вундеркиндом на вручении премий Российского Географического Общества.

Спросил, где заканчиваются границы России, пацан начал было что-то объяснять за Берингов пролив, а Солнцеликий сказал, как отрезал: «Границы России нигде не заканчиваются!»

И вот многие люди не то, чтобы в шоке, но покручивают пальцем у виска. Вернее, ленятся делать и это, поскольку никаких сюрпризов с нашим корольком - там давно всё ясно - но устало вздыхают.

А я, пожалуй, выступлю адвокатом Путина в данном случае. Мне лично показалось, что слово «граница» было в единственном числе. И когда так — она действительно нигде не заканчивается. Как, впрочем, и не имеет начала. Это замкнутая линия. Поэтому вопрос «Где кончается граница?» - столь же осмысленный, как и «Где кончается окружность?» Может, Путин именно это подразумевал, а не «Сегодня Германия, завтра весь мир!» Ну или тот, кто написал ему сценку, это подразумевал. Вдруг, там нынче бывший учитель геометрии?

Соответственно, пока недостаточно улик, чтобы припаять Солнцеликому ещё и приготовления к захвату мирового господства. Возможно, он просто неудачно выразился, пытаясь выебнуться. В конце концов, словесность — не его конёк. И многое из того, что он несёт, в действительности может быть оправдано тем, что он сам не понимает, как это может быть воспринято. А на самом деле что-то и не очень одиозное имелось в виду.

Правда, вот заявления вроде «Мы будем стоять позади женщин и детей» - тут моя фантазия буксует, что бы это могло подразумевать НЕ одиозного. Не настолько силён в переводах с путинского на человеческий, чтобы увидеть там что-то помимо угрозы применения террористической тактики.

Да и в конце концов, судить его по-любому будут не за слова, поскольку он, как бы, не публицист-пропагандист, а целый аж президент. И что бы он ни говорил — уже давно это никак не повлияет на его участь. Разве лишь выбор будет между пожизненной тюрьмой и пожизненной дуркой.

Тем не менее, являя педантизм, готов допустить, что некоторые высказывания персонажа — не содержат состава преступления, а поняты превратно. Но это и всё, что я могу сделать для вас, Владимир Владимирович.