October 24th, 2015

О судьбах Родины once again

Прочитал намедни крайний пост Бабченко.

В принципе — многое верно. Но — неактуально.

То есть, актуально было об этом говорить, о «судьбах Родины» - в марте 2014. Поскольку аннексия Крыма — это была вот такая «точка бифуркации», когда решалось, на всю ли голову Кремлёвские охуели, или только частично. А более широко — сумеет ли «Московия-Третий Рим», как многовековой геополитический проект, эволюционировать в нечто адекватное миру сему, или обречена сдохнуть, погрязнув в пучине собственных мракобесных иллюзий, происходящих от действия удушливых болотных миазмов.

И вот тогда, с одной стороны, понимающие люди были в шоке. «Этот плешивый пиздёныш — он чего, в натуре, ебанулся? Совсем, что ли, обоссался перед «ужасным русским имперским национализмом», чтобы так самоубийственно под него прогнуться?»

То есть, тогда это было ещё вопросом.

Уже через месяц — вопросом быть перестало. «Да, ебанулся, и развязывает самую идиотскую войну в истории, только чтобы показать, как он крут, поскольку может поднасрать. Вот так у него голова устроена — и не лечится. Вот так и у адептов голова устроена. Забавно, что они видят какие-то шансы на свой успех — но их нет. Они обречены».

Ну и тогда — ещё имело смысл расписывать, чем это грозит России (вернее, что неизбежно будет с нею) — для тех, кто способен воспринимать информацию. И чтобы делали выводы: то ли валить отсюда, то ли оставаться и готовиться к тому, чтобы драться за свою страну, за её достоинство, за то, чтобы она перестала наконец быть той кучей дерьма, какой, в общем-то, была, за редкими исключениями, со времён этак Иоанна Грозного. Ведь это ж главная проблема России — что последние века её можно было либо искренне презирать, либо натужно и фальшиво славословить, преодолевая органическое презрение. А это не совсем нормально, это увечье национального менталитета — которое, впрочем, можно вылечить (если вылечить подход к государственности в целом, если отделаться от этой вот химеры Московии-Третьего Рима).

Поэтому первой записью в данном журнале шёл этакий аналитический набросок по началу Украинского Кризиса и по перспективам взаимоотношений России с миром (по состоянию, когда ещё не было ни войны на Донбассе, ни сбитого Боинга, а была только аннексия Крыма, фактически бескровная). Но и на тот момент можно было уверенно говорить, что перспективы России довольно мрачные. Прежде всего потому, что она лишилась доверия к самой своей способности производить вменяемую и ответственную государственность. А значит, с ней ещё долгое время будут разговаривать, как с «мартышкой с гранатой». Ну и это данность.

Замечу, я ссылку на тот пост даю вовсе не для того, чтобы показать превосходство своего «вангования» по сравнению с бабченковским. Ещё не хватало!



Collapse )

Полезное упражнение для школоло-вато-патриото

Если старпёры, родом из Холодной Войны и желающие её «на бис», - просто упыри (которые уверены, что им лично никаких тягот и лишений нести в этом деле не придётся), то вот многие представители «патриотической» нынешней российской молодёжи (от реальной школоты до недозревших сорокалеток) — просто потрясающе дремучи в отечественной истории в том смысле, что для них это лишь «сражение цифр и концепций».

Поэтому для них совершенно естественно заявлять что-то вроде: «Порвали Наполеона, порвали Гитлера, а значит, мы круче всех, и ваще непобедимы — порвём и пиндосов, случись полномасштабный конфликт».

Я сейчас ничего не буду говорить по этому поводу — но просто рекомендую такое упражнение (в любом случае полезное в культурном плане, как ознакомление с классикой советского военно-пропагандистского кинематографа).

Сначала — посмотрите фильм «Если завтра война». Только, чур, досмотрите его до конца, даже если вас в край достала эта в целом миленькая и бравурная песенка.

Лучше — два раза его посмотрите. Чтоб уж точно проникнуться гордостью за несокрушимую мощь родной армии.

А сразу после этого — посмотрите «Живые и мёртвые» Симонова (я постарался найти "кинозал", где, вроде, нет рекламы).

Контраст некоторый ощущается?

И я имею в виду не контраст в «художественных достоинствах», хотя, конечно, первое — это довольно лубочная такая агитка по книжке Шпанова, а второе — гораздо более глубокое произведение искусства. Несмотря на то, что и «Живые и мёртвые» - тоже имеет некоторый налёт «пропагандизма» в том, что показываются примеры толковых и ответственных командиров, вроде этого капитана Иванова у Березины, особенно же Серпилина в исполнении Папанова, а о том реальном пиздеце и бардаке, который творился в первые недели и месяцы — ну, косвенно упоминается. «Дано в ощущениях», можно сказать.

Но всё равно же, скажет школие (в том числе изрядного возраста), несмотря на некоторые неудачи Начального Периода, мы же закончили Войну в Берлине?

Ну да, безусловно. С одной поправкой, правда: это были не совсем ВЫ. И если вы чувствуете гордость за своего героического прадедушку с ППШ на груди средь руин Рейхстага — это чувство понятное, но оно не означает, что вы — это он. Оно не означает, что вы прошли то же, что он, видели то же, что он. Вы — пока что просто щёки надуваете и пафосно дрочите, спекулируя на памяти героев былых времён. И самое для неё оскорбительное, для этой памяти, на самом деле — это когда их заслуги вы перетягиваете на себя с этим нелепым «мы». Которые нагнули немцев, взяли Берлин, и всё такое. Ну, не вы это сделали, ей-богу.

А если вы посмотрели фильм «Живые и мёртвые» (сейчас, или ранее) — ну вот представьте, что Война закончилась, всеобщее ликование, а вы — среди персонажей, которые выжили, и заявляете: «Ну чо? Фрицев укопали — надо бы амерам отвесить! Хули нам, кабанам?»

Как думаете, что они вам скажут? Особенно, когда они вот в реальных боевых телогрейках, пропитанных кровью, потом и «армированных» бетонной крошкой, а вы перед ними заявляетесь, из ниоткуда, в этаком моднявом чистеньком ватничке от кутюр и вещаете чего-то про свою крутизну, «всех нагнём, всех порвём»?

Подумайте над этим. Подумайте и над фразой «хотят ли русские войны?»

Не, понятно, что в 38-м, в этом «Если завтра война» - тоже не хотят. А вот если только вынуждены будем, то тогда - «малой кровью на чужой территории».

Но мне почему-то показалось, что в ПОСЛЕвоенных фильмах про Войну — русские немножко по-другому войны не хотят. Более интенсивно, что ли? Более проникновенно?

А вот как уходит поколение тех, кто большую войну застал — так снова «малой кровью на чужой территории» и «всех порвём, всех нагнём, ибо самые крутые».

И ведь те ребята в нынешних высших политических эшелонах и в пропагандистской их обслуге, в отличие от вас, малолетние самозабвенные поцреотические долбоёбы, - прекрасно знают отечественную военную историю.

Как думаете, они могут это НЕ в порядке фарса изрекать, «малой кровью на чужой территории... again”?

Я думаю, они знают так же анекдот про волка и ворону в самолёте. Ну, который кончается фразой «Ты летать умеешь? А хули выёбывался?» :-)

P-s.: Да, я не первый человек, который противопоставляет сюжет "Если завтра война" - "Живым и мёртвым" Симонова. Сейчас только сообразил, что это противопоставление уже видел в одной глубоко советского периода мемуарной книжке, очень известной, автора с фамилией на Я.
На Прозе.ру - викторину бы устроил, с призом в тамошних баллах, если кто ответит, какая книжка и какой автор имеются в виду. Здесь же - я никакого понятия не имею ни о "жетонах", ни о "социальном капитале", поэтому просто предоставляется возможность для школо-вато-патриото блеснуть дедукцией или эрудицией.
Ну и, кстати, ту книжку, этого автора на Я - тоже следует прочесть, чтобы понять, как дела делались тогда, в сталинское время, в оборонке, и если экстраполировать... ну, стоит прочесть, однозначно :-)

P-s-1: Да, некоторым может показаться, будто я злорадствую над неудачами РККА в Начальный Период.
Но это не совсем так. От чего можно испытывать некоторое "злорадство" - так это от торжества прогностического здравомыслия над самоутешительным идиотизмом. во всех случаях (и тут Пёрл-Харбор даже не исключение).
Но мне, на самом деле, приятнее было фантазировать на тему того, как бы РККА могла парировать германский натиск, а не на ту тему, что немцы нас бы целиком взяли и приобщили выживших к европейской цивилизации. Эти мечтания - оставляю Минкину и Нестеренко.