September 22nd, 2015

Порошенко и короткоствол

Одно из существенных требований «майданщиков» было — легализация боевого короткоствола.

И первая электронная петиция, когда появился такой правительственный сервис на Украине — была о том же.

А намедни Порошенко категорически отверг эту идею, используя стандартную хоплофобскую ахинею. «Вы что, хотите убивать мирных граждан? Идите лучше на фронт!»

Но это вполне предсказуемо. И дело даже не в «тяжком советском наследии». В действительности, и в Европе, и даже в Штатах — очень сильны антиоружейные настроения в политическом корпусе. Поскольку у нас теперь главная фишка — абсолютная ценность человеческой жизни, ведь каждый маргинал нынче избиратель, как и его родня, и значит, каждый случай, когда гражданин продырявит какого-нибудь гопника и нужно будет признавать его, гражданина, невиновным, будет размусоливаться прессой, будут истерические визги, а политикам это нахер не надо.














Collapse )







Булл-пап vs. Классика

Написал пост об оружии — и вспомнился один животрепещущий вопрос, который мне часто задавали юные друзья. А именно: «Как объяснить, что уже давно изобретена и отработана оружейная схема «булл-пап» (это когда магазин находится ЗА спусковым крючком, а ствол казённой частью как бы «вдвинут» в приклад), у неё есть неоспоримые преимущества, но некоторые армии, включая Российскую, обнаруживают какую-то фанатичную преданность «классической» схеме (АК)?»

Да, действительно, у булл-папа есть значительные преимущества.

При той же длине ствола оружие получается компактнее, что немаловажно при работе в помещении (да и в окопе тоже, и в транспорте).

При прочих равных, оружие лучше сбалансировано, стабильнее при стрельбе очередями, не так задирается. И отдача меньше чувствуется.

Есть, конечно, недостатки — но они малосущественны, когда освоишься. Достоинства — перевешивают.

И есть армии, которые уже давно приняли винтовки этой схемы как основное индивидуальное стрелковое оружие своих пехотинцев (Великобритания с L-85, Франция с Фа-Мас, Израиль с Тавором) — а есть те, которые упорно не желают отказываться от классики (Россия, США, Германия).

То есть, конечно, имеются булл-паповские образцы на вооружении и этих отказников. Но — очень ограниченно. Как специальное оружие всяких супер-пупер-антитеррористических спецназов. А в массе — продолжают использовать классику, будь то M-4, G-36 или многочисленные варианты АК.

И ведь ладно бы старые модели держали на вооружении до упора, поскольку наклепали уже выше крыши и девать некуда (что отчасти имеет место у великих военных держав).

Но и новые же создают, той же классической схемы, и принимают на вооружение, как тот же АК-12. Хотя, казалось бы, есть вполне пригодные для серийного производства булл-паповские модели, и не сильно они дороже (если это вообще имеет значение) — но вот поди ж ты!

У меня есть полушуточное объяснение такого феномена, но, возможно, оно и самое достоверное.

Видите ли, тесты, конкурсы, технические задания — это всё, конечно, очень здорово и круто. Но на самом деле окончательно вопрос о принятии на вооружение нового образца — решают генералы. Они прибывают на полигон, опробуют новую какую-то пуху — и чисто субъективно решают, понравилось им или нет. Особенно, если считают, что знают в этом толк.

Так вот, в Англии, Франции, Израиле — генералы не претендуют на какую-то высшую компетентность в вопросах практической стрельбы. Они давно уже всё больше кабинетные такие ребята, в снайперы не метят.

Но в Штатах, России и даже Германии генералы — это ОХОТНИКИ. В первых двух странах — потому что есть, на кого охотится, в отличие от Англии и Франции, в Германии — потому, что прусский военный аристократ должен чувствовать себя охотником, даже если охотиться не на кого (и даже если он никакой, нафиг, не пруссак и не аристократ :-) ).

И вот они, прибыв на полигон для окончательного утверждения представленного образца, примериваются к булл-папу — и им это чертовски непривычно. Вот этот куцый приклад, этот магазин, торчащий чуть ли не под мышкой, эта коротковатая прицельная линия.

Они привыкли к охотничьему ружью или карабину, где приклад такой массивный, солидный, и вообще такая длинная дрына, типа, берёшь — и маешь вещь. С этой же «пукалкой» - они чувствуют себя идиотами.

А генералы — не любят чувствовать себя идиотами.

Поэтому генерал говорит, хлопнув шот виски и попыхивая сигарой, или куснув баварскую колбаску и запив её Варштайнером, или накатив стопарь спирта и запив его стаканом водки: «Я ничего не знаю про ваши тесты, но это какая-то херня! Над нами олени в лесу ржать будут, когда такое увидят! Нет, мои парни заслуживают лучшего!»

Думаю, так всё и происходит в тех странах, где армейский генерал — это не только великий стратег, но и великий практик стрельбы по оленям.

Ну и в принципе-то нельзя сказать, что боеспособность регулярной пехоты как-то очень сильно проигрывает от того, что она получает на вооружение не самые прогрессивные автоматы из возможных.

Не исключено, что и наоборот. Поскольку в тех странах, где генералы охотники — там и лучшие армейские бойцы тоже могут быть из охотников, будь то американские реднеки или наши сибиряки. И у них уже есть привычка к ружью с массивным длинным прикладом, а булл-пап мог бы их угнетать психологически, когда выстрел происходит буквально под носом.

Во всяком случае, я не вижу иного объяснения этого разделения оружейных вкусов по странам.















































Операция "Данглар": Крым в крынке

Заезжал Мэтью, давний мой кореш из CIA (Я, вроде, особо и не скрывал, что связан с ЦРУ? Ну да, они на нас работают. На нас много кто работает. У нас очень длинные руки).

Угостил меня отличной мексиканской сативой. Господи, как же чУдны и ярки бывают ощущения от качественной сенсимильи, когда уже несколько месяцев не курил табака!

Выдохнув, Мэтью спросил, безо всякой подготовки:

«Ты, наверное, хочешь знать, почему татары перекрыли Чонгар сейчас, а не в разгар сезона?»



Collapse )