September 14th, 2015

О древнеславянской письменности

Я освещал этот вопрос в своих дневниковых заметках на Прозе.ру, но сейчас повторюсь, потому что люди, узнав, что в своей позапрошлой инкарнации я был тиуном у Хельга (Олега), спрашивают, что мне известно про «Велесову книгу» и вообще про докириллическую письменность у древних славян.

Мне вспоминается разговор, который был у меня с одним довольно таким развитым и пытливым юношей, которому тогда было четырнадцать, но умён — не по годам. Собственно, это был младший братик Лёшки Зимина, моего тогдашнего стажёра, впоследствии напарника, о котором я много писал, потому что он совершенно потрясающая личность, а тогда, в двухтысячном, он попросил подтянуть Сашку по английскому для перевода в лицей из обычной «пролетарской» школы.

Наше же практика углублённого обучения языкам заключается в том, что студент помещается в довольно герметичную такую среду, где обитает с инструктором, и практически всё общение происходит на изучаемом языке. То есть, инструктор ещё может объяснять что-то по-русски (это неизбежно), но если студент попробует без разрешения заговорить по-русски — подзатыльник и полсотни отжиманий (заодно — и физический фитнес).

Результат — волшебный. Очень быстро впитывается, очень быстро язык развязывается.

Ну и вот Сашка жил у меня на хате неделю, благо, от меня тогда в очередной раз ушла первая жена (она десять раз в год уходила навсегда, и не менее пяти разов — навечно), и никто не мешал учебному процессу.

А у Сашки, следует заметить, и тогда была не только любознательность, но и очень живой ум, и хорошее «эстетическое чувство речи». Сейчас он, типа, известный молодой российский писатель (не как «Зимин», естественно), но и тогда с ним интересно было потрепаться.



Collapse )