September 6th, 2015

Славяне и рабство

Часто доводилось читать у некоторых альтернативно одарённых исторических ребят примерно такие пассажи: «У славян — никогда не было рабства!»

Ну а поскольку, несмотря на всю альтернативную историчность, нельзя игнорировать ту же «Русскую правду», где довольно чётко указывалось на холопов и закупов как на явно не свободных общинников, эти авторы добавляют: «Впоследствии рабство было принесено славянам иудео-христианской человеконенавистнической культурой».

И знаете, на самом деле я соглашусь с этими «родноверами» в том, что иудео-христианская культура — в каком-то роде «человеконенавистническая», что бы там ни проповедовал на Горе дружище Христос. Они человеконенавистническая — поскольку в любом случае базовым своим постулатом имеет ничтожность человека перед лицом весьма такого маниакального Бога, какой только и мог быть порождён одним из маленьких и всеми гонимых народцев пустыни (никакого антисемитизма, но и евреи были такими когда-то, и много было таких народцев, и божества у них были под стать). А высшей добродетелью, так или иначе, провозглашается безусловная покорность воле этого не самого приятного из богов, какова б та воля ни была.

Естественно, гораздо более человеколюбивой и жизнеутверждающей выглядит эллинская мифологическая система, где и боги человекоподобны (хотя бессмертны и со специфическими скиллами), и герои стремятся к равнобожественности, бросая вызов небожителям.

Но при этом — как-то вот и с рабством у эллинов всё было в порядке. И вряд ли «вину» за него в эллинском обществе можно свалить на «иудео-христианское влияние», когда с иудейской религией греки были знакомы весьма поверхностно (если вовсе, поскольку из ближневосточных семитов тогда финикийцы гораздо круче и влиятельней были), а до христианства ещё века оставались.

То есть, для появления рабства в каком-то обществе, даже весьма вольнолюбивом, - ну вовсе не требуется знакомства с библейскими ценностями.

Возникает, однако, вопрос, зачем вообще кому-то может быть нужно категорически отрицать наличие рабства у какого-то этноса, по крайней мере в первозданной его идейной чистоте, когда и сказать-то про этот этнос, на раннем этапе его развития, можно очень мало.




















Collapse )