January 28th, 2015

Политический мовизм

До последнего, из крупных европейских стран, самой, наверное, благоволящей к России была Германия. Немецкий бизнес плотнее прочих завязан на Россию (тут и рынок сбыта дас аутов, и Северный Поток). С немецкими политиками сложились будто бы особенные отношения, поскольку Путин мог говорить с ними на их языке. Тот же факт радовал и немецкое общество. Которому русские до поры до времени казались весьма подходящими ребятами, чтобы вместе троллить амеров (а противники американской геополитической и культурной гегемонии, естественно, есть в любой стране, в Европе же они весьма сильны).

В Украинском кризисе именно Меркель дольше всех и добросовестнее всех пыталась понять «альтернативную реальность внутреннего мира друга Владимира», именно Штайнмайер из всех европейских дипломатов делал самые «розовощёкие» заявления в том духе, что нужно учитывать интересы всех сторон и ни в коем случае не совершать резких движений, именно германские медиа (в значительной мере) выражали наиболее ироничное отношение к Майдану на Украине (и «Пост-Майдану»).

Но, конечно, по мере нарастания событий (развязывание Россией партизанской войны, «Боинг», практически неприкрытая интервенция РА, и последнего времени обстрелы из «градов») – участливую и «непредвзятую» мину становилось делать всё сложнее.

Вопрос: что нужно сделать Кремлю, чтобы вернуть себе поддержку германского политического истеблишмента и общественности?

Collapse )