December 10th, 2014

Каратели и ужастики

Практически любая революция как насильственная смена власти сопровождается разгулом бандитизма, мародёрства, высвобождением самых низменных страстей маргиналов и уголовников в угаре вседозволенности.

Практически любая регулярная армия, даже в мирное время и в месте постоянной дислокации, является главным генератором проблем для городской полиции. Трезвые вояки ещё могут помнить о чести мундира – бухие превращаются в разнузданную солдатню. Устраивают дебоши в кабаках и на улицах, пристают к девицам, порою переходя тонкую (в их пьяных глазах) грань между невинным флиртом и групповым изнасилованием.

Надо ли говорить, что в условиях гражданской войны, когда армия, становящаяся «полурегулярной», приходит на территорию, которую считает враждебной, - обычно творится вообще чёрт знает что. Все виды аморалки и бытовухи. Эксцессы в обращении с местными «цивилитиками» - практически неизбежны.

Collapse )

Реформы, реформы...

И в России, и на Украине постоянно приходится наблюдать, как тот или иной блогер, или даже профессиональный журналист, или даже бухгалтер, разражается очередным волшебным рецептом спасения экономики, списком неотложных мер, «чтобы всё стало хорошо».

Я это всё читаю – и всякий раз вспоминаются бессмертные слова сержанта Барнса: “You smoke this fucking shit trying to escape from the reality. I don’t need to smoke this shit. I AM Reality!”

И всякий раз хочется спросить: «Чел, ты когда-нибудь чем-нибудь руководил? Тебе когда-нибудь доводилось заставлять людей делать нечто, что им не хочется делать, что создаёт им неудобства? И если приходилось – ты хоть понял, что для этого недостаточно издать приказ и вывесить его на видном месте?»

Collapse )

Казус Охлобыстина

Одна знакомая на днях пожаловалась: «У меня дилемма. С одной стороны, люблю «Интернов», с другой – как-то невозможно смотреть на Охлобыстина после всего, что он наговорил. Это уж слишком аморально».

Не знаю. У меня таких дилемм не возникает. Я воспринимаю сценический образ актёра как продукт. Его жизненное кредо, моральный облик, политические взгляды – совершенно меня не интересуют. Узнав, что он дурак и мерзавец – я вовсе не считаю себя обязанным перестать смотреть фильмы с его участием. Не в большей степени, чем был бы обязан отказаться от своего «Туарега», узнав, что один из рабочих «Фольсквагена», крутивший там гайки, исповедует неонацистские взгляды. Но крутит-то хорошо? Вот и славно. То же самое и с продукцией творческого труда.

Вообще же, что касается именно Охлобыстина – он не так прост, как видится. Он ни в коем случае не какой-то там обугленный имперец. Он лицедей, гаер, экзистенциальный провокатор и анархист. При этом, конечно, ебанутый на всю голову.

Насколько понимаю, он вовсе не испытывает какой-то специфической ненависти к украинцам. Возможно, он не испытывает и какой-то специфической ненависти к гомикам, которых тоже призывал мочить. В действительности, в мире своих грёз он, пожалуй, готов мочить кого угодно, потому что находит это прикольным как «вызов системе».

Помню, ещё пару лет назад смотрел один фильм, где Охлобыстин не только играет главную роль, но и является автором сценария. Вероятно, именно это творение – ключик к истинной сокровищнице внутреннего мира творца, если она кого-то интересует. И вот там он представал в образе разудалого отморозка, который под финал изрубил в капусту роту отнюдь не Украинской, а Российской армии, чтобы героически умереть и самому в этом бессмысленном побоище.

Так что, национальный вопрос – для Охлобыстина, вероятно, особого значения не имеет. Он всех людей равно любит.
А можно считать, что своей гротескной, нарочитой, доведённой до абсурда брутальностью он даже дискредитирует то массовое явление, которое в психиатрию будущего войдёт под названием «Великодержавно-анархическая православно-битардская квазирусская ебанутость».