October 23rd, 2014

Деньги "дешёвые" и "дорогие"

Всякий раз, когда проседает та или иная валюта, обязательно нарисовывается тот или иной великий экономический гуру, которые объясняет: на самом деле ослабление валюты – это очень хорошо. Потому что это стимулирует экспорт. Потому что издержки производства в стране становятся ниже.

И всякий раз, когда я это слышу, мне вспоминается эпизод из Марка Твена, где янки из Коннектикута объяснял дремучим английским пейзанам принципы того, что сейчас принято называть «паритетом покупательной способности».

Они хвастались своими высокими доходами, вдвое выше, чем в соседнем графстве, а он им втолковывал: «Да, ты получаешь десять пенсов в день, а в соседнем графстве за ту же работу получают пять, но там можно купить на эту сумму вдвое больше товаров. Поэтому фактически – ты получаешь вдвое меньше».

А пейзане, естественно, не врубались. Возмущались со всем своим британским упрямством: «Да ты что городишь? И ребёнок знает, что десять – больше пяти. А ты говоришь: меньше! Ври да не завирайся!»

Ну и вот когда я слушаю этих экономистов, у меня возникает чувство, что в их представлении мир по-прежнему населяют дремучие раннесредневековые пейзане. Особенно – в деловых кругах все такие, незамутнённые.

Возможно, таким представлением о мире и об умственных способностях участников коммерческих процессов – объясняется тот факт, что эти гуру от экономики умеют вычерчивать очень увлекательные теоретические схемы, но вот как-то ни один из них не заработал на бизнесе ни единого ляма долларов. А если заработали – то не на бизнесе, а на лекциях для доверчивого юношества о том, как устроен бизнес с точки зрения экономических гуру, никогда им не занимавшихся.

Collapse )

Литература, герои, школота

Заезжал намедни в корпоративную школу. По хозяйственным делам (расширение тира), но пересёкся с Викой, литераторшей, разговорились.

Всплыла тема летней статьи Невзорова про то, что у классической русской литературы, де, истёк срок годности. Что она имеет к современности не больше отношения, чем шумерские глиняные таблички.

Вика поинтересовалась: «Ты, наверное, тоже так считаешь?»
Задумался. Невзоров, конечно, тот ещё «тролль» и «провокатор», но ума у него не отнимешь, и в той скандальной статье он высказывает кое-какие здравые мысли. Пожалуй, только насчёт шумерских глиняных табличек не соглашусь. Если иметь в виду Гильгамеша (а что ещё из тогдашней-то литературы сохранилось?) Нет, Гильгамеш адекватен современности, пожалуй, больше, нежели русская классическая литература девятнадцатого века. Очень такой жизнеутверждающий, бодренький эпос. Есть в нём какая-то душевная чистота. В этом смысле – прямая противоположность Ветхому Завету, который я всегда воспринимал как какой-то «катехезис морального уродства» (никакого антисемитизма, но вот что думаю). Хотя многие сюжеты Библии – явно цельнотянутые из Гильгамеша. Но и их извратить умудрились так, чтобы выглядело мерзостью. Взять хоть поведение богов и Утнапишти в Гильгамеше и Бога и Ноя в Библии. Небо и земля.

Поскольку же классическая русская литература во многом произрастает из библейской ценностной системы, а мы её всё-таки переросли в Новое Время и вернулись к «языческой» этике – Гильгамеш нам действительно ближе. Очень человечненько, очень радостно написано, и просто прикольно. Но упаси меня бог заставлять школьников его читать, когда неохота (у себя мы стараемся вообще не заставлять читать, если не «зацепило», обходимся базовыми сведениями, образующими «культурный код», ну и основной упор на сочинения, чтобы учились собственные мысли порождать и выражать).

Collapse )