October 3rd, 2014

Стэнфордские игры и реальность

В последнее время, в связи с «неожиданной зомбированностью» дражайших компатриотов, доводилось читать много заметочек на тему того, какая вообще стадная скотина человек (необязательно русский), как он «ведом», как он легко, до абсурдного легко покоряется воле коллектива, воле большинства, сколь бы ни была она нелогична. И для иллюстрации этой мысли приводили известные эксперименты, которые обычно называют «стэнфордскими». Но не тот, где студентам предлагали поиграть в «заключённых и тюремщиков», а тот, где группе товарищей, разного пола, возраста и социального статуса, предлагали сравнить, скажем, три линии с эталонной. И, типа, изюминка в том, что из десятки участников девять подставные, а истинная «жертва» - отвечает последней. Когда все предыдущие озвучили заведомо неверный ответ. И «жертва» как бы перестаёт верить своим глазам и повторяет этот заведомо неверный ответ. Из одного лишь конформизма. Который так глубоко в нас коренится, который так трудно преодолеть.

Ну что сказать? Думаю, мало для кого открытие, что учёные – зачастую бывают весьма так оторваны от практической жизни. И чем гениальнее – тем оторванней. И чем труднее человечеству постичь природу гения – тем труднее гению постичь природу человечества (я, если что, не гений, бог миловал; гармонично развитая посредственность, как я сам себя определяю).

Не открытие и то, что большинство учёных-гуманитариев (социологи, психологи, всякое такое) – они, как правило, левые. В смысле, социалисты в той или иной степени. Даже в Штатах.
А это значит, что они тем более тяготеют к иллюзорным конструктам и доктринам и бегут реальности (зачастую – из самых лучших и светлых побуждений). Особенно же, когда существует некая установка на то, «что есть правильно» (в том мировоззрении, которое они разделяют). И я не говорю «заказ», это уж слишком пошло – но вот «установка». Подспудная такая, подсознательная, как не сказал бы дедушка Фрейд (он ненавидел слово «подсознание», ему приписываемое).

Честно, ни один учёный вообще никогда не ищет до конца научную истину, какова бы она ни была. Он человек – и пытается найти ту истину, которая бы ЕГО устроила. Но иногда наука промахивается и открывает ту истину, которая есть (как бы она никому ни была не по нраву). Под правильную яблоню нужно усесться правильному Ньютону.

Collapse )