September 23rd, 2014

Утешение политэкономией

Разговаривал намедни с одним приятелем. Он, вообще-то, наш подкрышный коммерс, давний клиент, но мы чисто по-человечески приятели.
Жаловался: «Блин, экономика реально в жопу летит».
Пожимаю плечами: «Вот же открытие!»
Судьба российской экономики в целом была ясна пару лет назад, когда ушёл Кудрин, заявив, что бюджет взваливает на себя непомерные социальные и военные расходы. Вернее, он сначала это заявил – и его ушли.
Этой зимой – уже и павианам в Московском Зоопарке стало понятно, что будет дальше с рублём. И не только павианам, но и депутатам ГД (а это – менее интеллектуальная форма жизни). И вот кое-кто стал закидывать удочки на тему того, как бы ограничить свободный обмен валюты. Поскольку до них доносились сведения о том, куда всё катится и на сколько хватит их резервов.

Тем не менее, здесь важно сделать оговорку. Речь идёт не об экономике как таковой. Речь идёт о ресурсах ГОСУДАРСТВА. И они – таки да, обречены на истощение и вымирание. Но вот что до экономики?

Знаете, есть разные воззрения на предмет того, что есть «полная жопа» в экономике.
Некоторые считают, что это когда в бюджете мало денег.
Я считаю, что состояние бюджета – дело десятое, но в целом ему идёт быть тощим и поджарым. Иначе – у государства возникает искушение разбрасывать бабло, что твой Николай Второй на Ходынке, и тогда действительно наступает полная жопа. Никто не хочет работать, никто не борется за выживание, зады отсиживаются, мозги плавно перетекают к креслу. И вот это действительно «социальная катастрофа». Как в каком-нибудь ОАЭ. Да, все живы, все сыты – только непонятно, на кой хер вообще они существуют.

И я сказал этому коммерсу:

«Ты чего, бюджетник, чтобы плакаться?»

Он:
«Нет. Но это же всех коснётся».

Конечно, коснётся. Вопрос – каким образом?
Ей-богу, почему действительно, рассуждая о падении экономики, люди склонны ставить себя на место какой-то бюджетной замухрышки, трясущейся над плошкой с кашкой от доброго дяди царя? Ой, зёрнышек в казне мало осталось, мне поклевать не достанется!
Почему бы не мыслить более позитивно и инициативно?

Будет ли безработица, падение уровня жизни широких народных масс? Да, конечно, будет. Но – тебе-то зачем причислять себя к этим самым «широким народным массам»? Дофига почётно, что ли? На помойке себя нашёл?

Нет, если ты бизнесмен – так и мысли, как подобает бизнесмену!
Увеличится безработица? Просядут социальные выплаты? Ну, значит, подешевеет рабочая сила. Причём, не только подешевеет – качественно изменится. Зубами за место держаться будет, когда понимает, что иначе – имеет неиллюзорный шанс сдохнуть с голоду под забором. То есть, восстановится нормальное, ответственное и задорненькое отношение к труду, а не как было в эти сытые годы, когда работнички имели вид ангорской кошки, сгоняемой с дивана: «Ты чо, хозяин, совсем охуел? Мне – да шевелиться?»

Но будет плохо бюджетникам? Конечно. Однако ж – каким боком тебя, свободного человека, парят их проблемы? Их никто не тянул подписываться на государство пахать. Сами выбрали себе такую участь. Если она снова окажется жалкой… что ж, не жили хорошо, до последних лет двух, - и привыкать нефиг было.

А то доводилось мне сталкиваться в последнее время с комическими ситуациями, когда и менты уж от взяток нос воротят. «Да ладно, мне и зарплаты на жизнь хватает!» Совсем серые охерели! Тоже мне, бескорыстные наркоманы брильянтового дыма из Кремля!
Ну вот – скоро не будет хватать, когда его полтос в месяц превратится в тыкву. Придётся снова мозги под фуражкой напрягать на тему того, как семью прокормить. Как-то вертеться, идти на сотрудничество с людьми, забывая о всяких там дурацких законах и служебных инструкциях. И если министра внутренних дел это может печалить, то тебе-то какое дело? Ты ж – не министр внутренних дел, чтобы заботиться о лояльности ментов ЕМУ. Лучше – пользоваться их лояльностью ТЕБЕ.

Ну и в целом, что означает падение экономики, совокупного ВВП в абсолютных цифрах и подушевого в ППП? Вот лично для тебя? Ну, если ты имеешь привычку запираться в ванной и мастурбировать на ВВП – тогда пичалька. А если ты просто любишь жить и наслаждаться благами жизни? Тогда это будет означать, что услуга, которую тебе раньше оказывали за штуку баксов, морща нос («ох уж эти докучные клиенты!») – теперь тебе будут оказывать за двести, прыгая на цырлах и сдувая с тебя пылинки. Поди фигово!

И вообще, экономика – это не колонки цифр-индексов. Прежде всего – это люди и их отношения. Которые, по причине пережратости, порой затуманиваются иллюзиями. Но на пустой желудок – наступает ясность, кто чего реально стоит.

Помню, как-то у себя на гасиенде объяснял двум своим юным падаванам, что такое «большая экономика» и «малая экономика».
«Вот смотрите. Вы рубите и таскаете дрова для бани, а я лежу в гамаке и дирижирую процессом. Вам может показаться, будто это происходит потому, что так устроен этот большой мир. Вы работаете в корпорации, где я начальник, а вы подчинённые, и вам кажется, что за восемь тысяч баков в месяц можно стерпеть подобное обращение с моей стороны. Но это иллюзия. Дело не в корпорации. И не в восьми тысячах баков, которые – тоже иллюзия. И даже не в этом большом мире. Считайте, его нет. Есть вы и я. Окажись мы на необитаемом острове – было бы ровно то же самое. Я бы лежал в гамаке, а вы бы таскали дрова».

Они возразили: «Вовсе нет! Мы бы тогда сговорились и зарезали тебя наконец!»
Усмехаюсь: «Да если бы! Даже сумей вы это сделать – дальше вы запаритесь выяснить между собой, кто таскает дрова, а кто дирижирует процессом. А когда есть я – этот вопрос решён. Поэтому, я нужен вам больше, чем вы мне. Ведь я-то, лёжа в гамаке, могу взирать и на что-нибудь другое, а не на ваши жалкие трудовые потуги. Но вот вам – жизненно необходимо существо высшего порядка, которое бы указывало вам, что делать, и глумилось над вами. Иначе ваше бытие утратит смысл».
Они пробовали, было, опрокинуть гамак – но не сумели скоординировать усилия, что неудивительно для самонадеянных бестолковых юнцов.

Ну и всё наше внутривидовое взаимодействие зиждется на том, что есть люди, умеющие организовывать труд других людей. Первые – ценятся, конечно, больше. Но вторые, зажравшись – начинают порой слишком много о себе воображать. Начинают качать мнимые права, которых на самом деле не имеют.

«А вот мне должны дать то-то, предоставить это…»
Государство, понятное дело, всячески поощряет подобные притязания. Когда имеет возможность.
Но когда такие возможности исчерпываются – наступает ясность.
«Тебе, родное сердце, никто ничего не должен. Тебя, строго говоря, и на свет-то рождаться никто не просил, без тебя б обошлись. Но если уж народился и если хочешь сотрудничать с другими людьми, если тебе чего-то от них нужно, – изволь обосновывать им, чем ты можешь быть им полезен. А весь этот бред про «мне должны» - оставь для Общества Защиты Халявщиков, где сейчас, ко счастию, большие финансовые неурядицы».

В этом, собственно, прелесть экономических кризисов: нет лучшего средства сбивать спесь с халявщиков, слишком много о себе возомнивших. И они, кризисы, истинно отделяют людей умных и деятельных от глупых и ленивых (да, лежать в гамаке и руководить – это деятельность, подлинно достойная ума).

Бывает, правда, тот минус, что некоторые халявщики, охренев от того огорчения, что лафа кончилась, вдаряются во всякого рода разбой. Но и в этом есть положительные стороны. Жизнь становится более интересной и непредсказуемой. Обычно люди не ценят «моменты нестабильности», пребывая в них непосредственно. Всё больше – хнычут да ворчат. Но – набираются впечатлений, чтобы потом внукам рассказывать.

Патриотам на заметку

Как хорошо известно, Никита Сергеевич Хрущёв подарил Украине исконно русский Крым исключительно по пьянке. Всё равно как подгулявший купчик, бывает, стягивает с пальца фамильный перстень и швыряет шабутной девке.

Дело было так. Когда в 53 году умер товарищ Сталин, наш вождь и учитель, вся страна страшно горевала. И Политбюро тоже. И все стали много пить. Но только верные партийцы – от печали, а Хрущёв, как он был волюнтарист и отщепенец, - от радости. Что теперь он, получается, за главного.
И не приходя в сознание, в делирийном психозе расстрелял он товарища Берию, верного сына внутренних органов и отца нашей атомной бомбы. И в такой же кондиции – Крым подарил.
Да только ведь он пить не бросил, не опомнился. И в том же 54-м году, только осенью, а не весной, сделал ещё один подарок, ещё более безумный и для России ещё более кощунственный.

Предыстория такая. Полувеком ранее поднимавший голову японский милитаризм оттяпал у мирного Китая полуостров Лаодун и Порт-Артур при нём. Но русские, с нашим врождённым чувством справедливости, не могли смотреть спокойно на такой произвол, поэтому Порт-Артур освободили, а чтобы японцы снова его не могли отобрать – стали его охранять. Кораблей нагнали, гарнизон устроили. И сделался он воистину исконной русской землёй. Исконной, испехотной, исфлотской.

Но не унялись самураи обиженные, и тёмной ночью, по своей коварной азиатской привычке, напали они на нас, и была война кровопролитная и беспощадная. Стойко держался Порт-Артур, храбро бились русские воины, и начали уж мы одолевать супостата. В труднейших условиях удалось России реформировать свой флот, отказавшись от устаревших и неповоротливых броненосцев, между тем как японцы по-прежнему отягощены ими были и подрывали свою экономику. Выдохлась уж почти Япония, истощила свои худосочные силы, победа наша была близка – но сгубило, как водится, внутреннее предательство. Некий Витте, либераст и вредитель, тёмной ночью прокрался в Портсмут и заключил с японцами мир, польстившись на половину Сахалина, который весь, вообще-то, исконно русский. А Порт-Артур, обильно политый русской кровью да овеянный русской славой, пришлось япошкам отдать.

Но недолго сямисэны ихние играли, недолго фраера кабуки танцевали. Полувека не прошло, как товарищ Сталин восстановил историческую справедливость, и Порт-Артур снова стал русским, как и положено. И снова на рейдах его встали русские корабли, и флаги наши над шпилями зареяли.

Но умер товарищ Сталин – а Хрущёв пил до беспамятства, как сказано было, и не соображал, что делает. И так напился, что взял вдруг и подарил Порт-Артур китайцам, как за полгода до того – Крым хохлам. Ему, понятное дело, только б страну разбазаривать, да кукурузу растить вместо исконной нашей пшеницы, потому как пристрастился он к богомерзкому американскому бурбону, а его как раз с кукурузы и гонят.

К слову сказать, передача Порт-Артура Китаю состоялась аккурат двенадцатого октября 1954 года, а это ровно тот день, когда Колумб Америку открыл. И если кто-то верит в случайные совпадения – то вольно ж ему.


И вот Крым – его хоть и чужой республике отдали, но всё равно в Союзе остался, который был братская семья всех народов. А Порт-Артур – его вовсе китайцам с какого-то перепугу Хрущёв подарил. Хотя казалось бы, причём тут Китай? Ну да, был ихним порт когда-то, в незапамятные времена. Но так то ещё императорский был Китай. А когда настал Гоминьдан – Порт-Артур уже под Японией был. А уж в пятьдесят четвёртом и Гоминьдан ужался до острова Формозы, а Китай красным стал, коммунистическим. С нашей помощью, между прочим. И где, спрашивается, Мао Дзедун, а где Ляодун? Какая связь?

А главное: как же отплатил нам Китай за помощь неоценимую и подарок драгоценный? Чёрной неблагодарностью отплатили нам наши красные жёлтые братья. Сперва учение Маркса и Ленина извратили на манер еретический, троцкистский, а потом и вовсе напали на остров Даманский. Всего-то через пятнадцать лет. Вот и делай людям добро!

Поэтому я так думаю, что если уж мы Крым вернули – то Порт-Артур тем более вернуть надо. Он ещё более славный для нас, ещё более исконный. И стратегически – поважнее будет, потому как от Крыма выход только к Босфору, а из Порт-Артура – во все моря-океаны без помех.

И если Путин недостаточный патриот для такого свершения, то я думаю, украинцы нам помочь в этой затее должны.
Вот представьте: причаливает в Порт-Артуре (нынче «Люйшунем» его китайцы обозвали, пакость-то какая!) некий танкер. Или балкер. А из трюма – высыпают очень такие деликатные люди в зелёных одёжках без шевронов, идут с пулемётами в местную китайскую префектуру и проводят там референдум о присоединении Порт-Артура и всего полуострова Ляодун к Российской Федерации. И уплывают.

А потом Владимир Владимирович говорит, что российских войск там не было, Шойгу вторит ему, что и быть не могло, что бред это, а Чуркин в ООНе заявляет, что это, наверное, была украинская провокация. Им все верят, как обычно, а раз референдум уже состоялся, то, значит, не вырубишь топором, и китайцы только руками разводят: скажите пожалуйста, насколько сильна, оказывается, была у жителей Ляодуна приверженность их русским корням. Но что же, выбор народа надо уважать, и ничего тут не попишешь.

Я думаю, со стороны украинцев очень мило будет, если они для нас это сделают. А то сколько можно дуться и браниться? Это контрпродуктивно. Хочешь мира – подсуропь какую-нибудь маленькую радость.