September 4th, 2014

О скандале в Роттерхеме

Намедни меня спросили, что я думаю о скандале в Роттерхеме. Это британский город, где, как выяснилось, шестнадцать лет орудовали пакистанские банды, творившие полнейший беспредел, включая систематические изнасилования малолеток, полиция всё это знала – и никак не реагировала. Потому что арестовывать пакестанцев – это злостный расизм.

Ну что сказать?
В нашей практике для оценки реальной криминальной ситуации в той или иной стране мы используем такое правило.
Смотрим официальную статистику. Обращаем внимание на количество убийств. Если их штук 30-40 в год на сто тысяч, это значит, что государство прилагает довольно большие усилия для борьбы с преступностью, всячески выпячивает эту проблему, делает приоритетом и, возможно, слегка раздувает статистику (это если нет реальной гражданской войны).
Если 15-25 – это норма для более-менее стабильного общества с более-менее честной государственной системой.
Если меньше 10 – это означает, что полиции в государстве, считай, нет. Не важно, сколько на неё тратится бабла – но она занимается какой-то хернёй и втирает очки, впаривает голимую туфту вместо статистики.

Собственно, во всех ныне социалистических (по сути) странах Европы (и Англия, и Швеция, и Норвегия) – имеет место последний случай. Там, можно считать, нет криминальной полиции. Но поскольку этот факт неудобно разглашать перед налогоплательщиками (иначе трудно будет объяснить, на что они отстёгивают по 40-50 и более процентов дохода) – государством создаётся иллюзия, будто бы там нет и преступности. Очень так по-совковому (ну а что? Бюрократия везде одинакова, и социализм везде одинаков).

На самом деле, то, что в государстве нет эффективно действующей полиции – это может быть и хорошо, и плохо. Смотря как посмотреть. Если ты рассчитывал на помощь и защиту – разумеется, ты обломишься (хотя дорогу подскажут и через улицу переведут, очень вежливо – но это и предел «сервиса» от европейской полиции). Но если ты привык сам решать свои проблемы без оглядки на то, чего там напринимали какие-то смешные дядечки в парламентах, отсутствие (или летаргия) полиции – это большой плюс.

Что несколько хуже с ситуацией в Великобритании (и не только) – так это не провальность их государственной правоохранительной системы (в конце концов, века до восемнадцатого НИГДЕ не было криминальной полиции, Скотланд-Ярд пионером в этом отношении был, и ничего – страны жили, общества развивались).
Что хуже – надлом ментальности современных европейцев, их «пост-империалистический» синдром, комплексы вины перед некогда угнетаемыми туземцами и чрезмерная элоизация (боязнь любого насилия и ответственности на грани аутизма).

Вот казалось бы, узнал ты, что в городе орудуют какие-то ребята (не важно, какой расы), которые насилуют маленьких девочек, и это достоверный факт, а значит, под угрозой и твои дети или дети твоих друзей. И полиция не чешется. Поскольку вообще привыкла нихрена не делать, помимо выписывания штрафов за неправильную парковку, никогда не лезет на рожон и всегда может придумать самые идиотские отмазки для оправдания своего бездействия.

Ну и прекрасно, что полиция нихрена не делает во всех случаях, когда есть у неё хоть какая-то возможность отлынить!
Покупаешь на чёрном рынке автомат, идёшь, гасишь этих беспредельных ублюдков, хоронишь их тушки так, чтобы ни одна собака не нашла (это очень просто) – и всё, шито-крыто. Даже если их сородичи обратятся в полицию – она привычным образом не ударит палец о палец. Пропали без вести – и пропали. Хотя, на самом деле, хрен кто и обратится в полицию из этнических преступных групп. Может, попробуют сами отомстить – но они всё-таки в меньшинстве.

Но современные цивильные европейцы настолько боятся любого насилия и настолько привыкли доверяться, по-страусином, государству – что им подобное разумное и ответственное решение кажется какой-то невероятной дикостью. Соответственно, имеют то, что имеют. Но я верю, что это явление временное в Европе, и кончится оно не крахом её (как предрекают многие), а пробуждением от этой патерналистской дремоты, от этого летаргического пацифизма. Возвратом к традиционным европейским ценностям, которые выражены в том, что государство и полиция – это, конечно, круто, но это всего лишь вспомогательные инструменты, подспорье в обеспечении личной безопасности.

И если ты САМ не готов убивать всяких мразей, защищая себя, своих близких, своих друзей – ни у преступников, ни у государства не будет никаких причин с тобой считаться. Они (и те, и другие) будут тебя грабить (или напрямую, или через несусветные налоги), будут насиловать (буквально или путём всяких вздорных законов), и если они будут знать, что от тебя в любом случае не прилетит ответка – почему бы им этого не делать? В этом мире считаются только с теми, кто может быть опасен, кто может чем-то угрожать, с кем невыгодно ссориться и кого трудно прогнуть. И никакие философские концепции, никакие благие учения – никогда не изменят этого положения вещей. Поэтому я надеюсь, что всё-таки скоро настанет конец этой идиотической европейской политкорректности (я против расизма – но и против маразма) и той парадигме псевдогуманизма, которая на самом деле служит лишь прикрытием трусости, безответственности и ментально-волевой праздности. И Европа вернётся к своим истокам. В чём ей, надо отметить, помогает и господин Путин (вместе с пакистанскими насильниками).